Парадоксы Науки

ПО ТУ СТОРОНУ ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Содержание книги Парадоксы Науки

Ответственность за возведение препон на пути научного прогресса
разделяет официальная наука: национальные академии, общества ученых,
органы печати, издательства.
В свое время одна только Парижская академия наук сумела отвергнуть
противооспенную прививку Э. Дженпера, объявить пароход, изобретенный Р.
Фултоном, утопией, Ф. Месмера, осуществившего первые опыты гипноза,
заклеймить как шарлатана.
Рассказывают, что Наполеон, который не только поддержал академию по
поводу первого парохода, но и явился, по-видимому, инициатором ее решения,
позднее пожалел об этом. Когда, будучи уже пленником англичан, он
отправился в изгнание на остров Святой Елены на парусном судне, дорогой их
обогнал пароход. Тогда Наполеон якобы самокритично признал: "Прогнав
Фултона, я потерял корону".
Что касается судьбы открытия Ф. Месмера, то члены Парижской медицинской
академии, которая существовала наряду с национальной, были еще
решительнее. Посетив курс лечения Ф. Месмера, они публично осудили его, а
одному профессору, члену же академии, пытавшемуся защитить
первооткрывателя, заявили, что ему не место среди них. После этого гипноз
вообще не признавался около ста лет.
Та же Парижская академия специальным решением в конце XVIII века
постановила не принимать сообщений о "камнях, падающих с неба". Это о
метеоритах.
В постановлении указывалось, что камни падать с неба не могут, ибо
тверди небесной не существует. Кстати, среди подписавших значился и
знаменитый химик А. Лавуазье.
Положим, это происходило давно. Но вот события близкого нам времени. В
1922 году в зените славы А. Эйнштейн объезжал континенты. Его тепло
принимали во многих европейских странах, в Японии. Молодая Советская
Россия порадовала великого ученого, избрав его членом своей Академии наук.
Однако, когда он прибыл во Францию, разразился скандал. 33 члена
Французской академии, в которой особо почитались научные принципы XIX
века, заявили, что они покинут собрание, если А. Эйнштейн появится в нем.
Конечно, такой консерватизм разделяли далеко не все ученые Франции, но
многие все же были подвержены ему.
Не отстало и Лондонское Королевское общество, выполняющее, по существу,
функции Английской академии наук. В свою пору оно весьма неприязненно
встретило молодое эволюционное учение Ч. Дарвина, провозгласило
бесполезным изобретение лампочки Т. Эдисона, отклонило как нелепое
сообщение о состоявшейся уже практической проверке громоотвода.
Вокруг громоотвода, детища американского физика Б. Франклина, вообще
кипели страсти. Его не признавала также и Парижская академия. Ученые
полагали, что стекание электрического заряда с острия не только не сможет
нейтрализовать его силу, а, напротив, создаст лучшие условия для
зарождения молний.
Охотников устанавливать громоотвод находились единицы. Но даже тех, кто
отваживался на это, ожидали не лучшие дни. Достаточно вспомнить, например,
нашумевший процесс де Визери из французского городка Сент-Оноре.
В 1780 году против де Визери, который обзавелся громоотводом, сосед
возбудил уголовное дело. Судебное разбирательство длилось около четырех
лет. Интересно, что защитником выступил неизвестный тогда видный в будущем
деятель французской буржуазной революции М. Робеспьер. Эта защита - а она
была удачной - и стала началом его популярности. Но еще интереснее, что на
стороне обвинения экспертом был приглашен другой будущий деятель революции
- П. Марат. Он слыл в ту пору писателем-популяризатором, успел издать уже
только по электричеству три книги и, естественно, разделял господствующую
точку зрения.
Хотя де Визери оправдали, но Франция не признала громоотвода. И
напрасно...
Теперь перенесемся на другой континент, в Северную Америку, и именно на
родину Б. Франклина, в город Филадельфию. Здесь к концу XVIII века было
установлено уже около четырехсот громоотводов. Они появились на крышах
всех общественных зданий, кроме одного - гостиницы французского посольства
(Франция же противилась громоотводу).
Как-то весной на город обрушилась небывалая гроза.
Одна из молний ударила как раз в эту гостиницу. Часть здания сильно
пострадала, погибли люди. Событие имело исключительный резонанс, и на
крыше злополучной гостиницы вскоре тоже появился громоотвод.
В очень напряженной борьбе с официальной наукой протекало утверждение
нового в медицине. В течение 1500 лет в науке господствовала парадигма К.
Галена.
Она учила, что венозная и артериальная кровь - разные жидкости и
назначение у них разное: первая питает органы, а вторая разносит по телу
тепло и жизнь. Хотя со временем накопилась масса фактов, которые не
укладывались в эту схему, ее авторитет оставался незыблем.
Но вот в начале XVII века английский врач и естествоиспытатель В.
Гарвей предлагает совершенно иное понимание. Он выступил с идеей кругов
кровообращения, показав роль сердца и легких в очищении и восстановлении
живительных сил крови В. Гарвей немедленно подвергся нападкам. Притом со
стороны не только отдельных ученых-схоластов вроде Паризано, Примроза,
Риолана-Младшего. но и медицинских органов и обществ. "Лучше ошибки
Галена, чем истины Гарвея!"- так определили они свое отношение к новому.
Больные отказывались от услуг В. Гарвея, его травили, на него шли жалобы
даже королю Карлу I. Все это кончилось печально: по наущению
недоброжелателей дом ученого был разграблен и сожжен, в огне сгорели
ценные рукописи.
Современная медицина немыслима без переливания крови. Но входила в
жизнь эта идея с большими трудностями. Пионер нового метода французский
философ, статистик и врач, Ж. Дени еще в середине XVII века успешно
осуществил первое переливание крови от ягненка обескровленному больному.
Конечно, тогда эта операция нередко вела к гибели людей, поскольку кровь
брали от животных. Поэтому передовой способ лечения и внедрялся так
тяжело. Дело дошло до французского парламента, который окончательно
похоронил надежды врачей, запретив предложение ученого. Хуже того - над
ним издевались. "Для этой операции, - злословили некоторые журналисты, -
нужны три барана: один, от которого переливают кровь, второй - которому
переливают, и третий - который переливаете.
Все же прогрессивный метод постепенно нашел признание, особенно в XIX
веке, когда стали брать кровь от человека, и в начале XX века, когда
австрийский исследователь К. Ландштейнер и чешский естествоиспытатель Я.
Янский разработали учение о группах крови. Заметим, кстати, что первый в
истории медицины Институт переливания крови создан в Советском Союзе еще в
1926 году. И вообще мы занимаем в этой области ведущие позиции.
Упорное сопротивление оказали в начале XIX века английские научные
круги и Парижская академия медицинских наук внедрению в практику
врачевания наркоза.
Английский врач Г. Гикмен безуспешно просил разрешения применить для
обезболивания при операциях закись азота. И хотя он испытал это
наркотическое средство на животных и даже на себе, медицинские власти
Англии и Франции остались непреклонны. Более сорока лет добивались
передовые врачи ряда стран права использовать наркоз в медицине. В России
это начинание возглавлял великий хирург Н. Пирогов. Его тоже встретили
немалые препятствия.
В руках приверженцев старого имеются также и такие силы воздействия на
"непокорных", как органы образования и печати, издательства.
Обычно проходят немалые сроки, прежде чем новые идеи попадают в
программы обучения. Так, передовые врачи уже достигают заметных успехов в
применении новых методов лечения, а преподавание на медицинских
факультетах тем не менее ведется по старинке. Те же трудности наблюдаем и
в других науках. К примеру, даже 100 лет спустя после выхода основного
труда Н. Коперника "Об обращении земных сфер" гелиоцентрическая система
все еще не была включена в курсы астрономии западноевропейских
университетов. Обучение шло по Птолемею.
Аналогичным образом направляется и издательская деятельность. Все
рычаги, определяющие появление в свет новой мысли в науке, находятся, как
правило, во власти ревнителей старины, оберегающих парадигму в борьбе
против свежих идей. Чтобы не ходить далеко за примерами, отметим, что
только что упомянутую книгу Н. Коперника удалось напечатать - притом с
неимоверными усилиями - лишь в самом конце жизни великого ученого.
Рассказывают, что первый ее экземпляр пришел к автору в день его смерти -
24 мая 1543 года. А ведь основные выводы были получены еще в 1507 году.
Правда, поначалу он и сам не спешил с публикациями, оттачивая
доказательства и добиваясь ясности.
Один из ведущих немецких математиков конца XIX века, Л. Кронекер,
помешал соотечественнику Г. Кантору не только получить новую должность в
университете, но и опубликовать хотя бы одну работу в немецкой
периодической печати. И это несмотря на то, что доказательства автора
теории множеств были математически строги, а положения убедительны.
Редактор немецкого научного журнала XIX века "Анналы"
А. Поггендорф отказался в свою пору напечатать статью Р. Майера,
излагавшего идею великого закона природы - закона сохранения и превращения
энергии.
Столь же суровым по отношению к новому проявил себя XX век, хотя,
казалось бы, история научных открытий должна была кое-чему научить
человечество. Повидимому, оправдываются слова Гегеля, заметившего, что
опыт истории, дескать, учит, что люди ничему не научаются на опыте истории.
Далеко не сразу приняли к печати первые работы Л. де Бройля по
квантовой теории. Отказывались вначале печатать статью американских
физиков Д. Уленбека и С. Гаудсмита, предсказавших существование у
электрона спина (собственного момента количества движения элементарной
частицы). Издатели посчитали, что в их статье излагаются совершенно
неприемлемые идеи.
Авторитет великих умов, психологическая привязанность к старому,
позиция официальных научных органов - все это вместе создает особую
атмосферу, увенчанную так называемым здравым смыслом. Здравый смысл
защищает и освещает старое знание как единственно правильное. Не это ли
имел в виду Гёте, когда писал:

То, что духом времени зовут,
Есть дух профессоров и их понятий,
Который эти господа некстати
За истинную мудрость выдают.

По существу, здравый смысл - это совокупность устоявшихся догм,
принадлежащих вчерашнему дню науки. Уверовав в них, исследователь уже не
пылает желанием что-то менять. Напротив, становится чужд
изобретательности, живому творчеству, потчуя нас готовыми истинами.
Сколько выдающихся результатов было объявлено абсурдными только потому,
что они выходили за границы здравого смысла!
Когда противиться новому невозможно, когда не остается уже ни
экспериментальных, ни логических доводов, выставляют решающий аргумент:
"Это противно здравому смыслу". Но что же за ним стоит? На какие
доказательства он опирается? И вообще, что это такое - "здравый смысл"?
Здесь мы напрасно будем ждать ответа.
Будучи хранилищем старых парадигм, здравый смысл осуществляет функцию,
так сказать, "методологического деспотизма". Всякий отход от принятых
решений, устоявшихся образцов вызывает немедленную критику и расценивается
как подрыв устоев науки, как отклонения, ошибки здравого смысла.

Содержание книги Парадоксы Науки

Парадоксы Науки

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как выяснилось, парадоксы обнажают глубинные течения познавательного
процесса. Возвещая о назревшем неблагополучии в науке, они вместе с этим
решительно продвигают ее вперед и именно тем, что приносят новые, еще
более парадоксальные идеи.

Академики

Многогранностью научных запросов отличались многие русские ученые.
Особенно выделяется М. Ломоносов. Прежде всего он прославил себя как физик
и химик. Широко известны его исследования по электричеству, труды в
области физической химии, одним из основателей которой он является. Как
уже отмечалось, М. Ломоносов - один из "виновников" установления закона
сохранения и превращения вещества и энергии.

Люди

Все дело в степени привязанности ученого к парадигмам века, в силе его
преданности устоявшимся законам и методам. Влияние дисциплины на
исследователя начинается рано, еще когда он только готовится как научный
работник, то есть в студенчестве, затем в аспирантуре. Это влияние
осуществляется просто. Действует четко отлаженная система вузовского
обучения, которая производит отбор (экзамены, защита курсовых, дипломных
работ и т. п.) именно по принципу безоговорочного - за редким исключением
- принятия господствующих в научной дисциплине ценностей.

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел. +38 05235 7 41 13 Завод
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 067 561 22 71 — гл. менеджер (продажи всего оборудования)
+38 067 2650755 - продажа всего оборудования
+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи всего оборудования
e-mail: msd@inbox.ru
msd@msd.com.ua
Скайп: msd-alexandriya

Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Представительство МСД в Киеве: 044 228 67 86
Дистрибьютор в Турции
и странам Закавказья
линий по производству ПСВ,
термоблоков и легких бетонов
ооо "Компания Интер Кор" Тбилиси
+995 32 230 87 83
Теймураз Микадзе
+90 536 322 1424 Турция
info@intercor.co
+995(570) 10 87 83

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.