Парадоксы Науки

Ученые

Содержание книги Парадоксы Науки
УЧЕНЫЕ, КОТОРЫЕ СОЗДАЛИ
САМИ СЕБЯ

Мы обещали рассказать и о таком проявлении дилетантизма, как
дилетантизм ученых-самоучек. Их стоит выделить в особую группу потому, что
они в еще более резких тонах подчеркивают парадоксальность ситуации
"дилетант-специалист". В резких по той причине, что самоучки не получили
никакого образования, это люди, которые поистине создали сами себя. О
некоторых уже довелось сказать ранее: о М. Ломоносове, В. Франклине, А.
Холле. Сейчас назовем другие имена. Об иных из них тоже шла уже речь, но в
другой связи.
Успехи К. Гаусса в науке столь велики, что еще при жизни ему присвоили
титул "короля математиков".
Эти слова были выгравированы на памятной медали, выпущенной в 1855
году. В тот год он, к сожалению, и умер.
Однако в математику К. Гаусс вошел самоучкой.
Сын водопроводчика из немецкого города Брауншвейга, он не располагал
возможностью учиться в школе. Самостоятельно проштудировал труды И.
Ньютона, Ж. Лагранжа, Л. Эйлера, став "с веком наравне". А вскоре он уже
обогнал его, заглянув на многие десятилетия вперед.
Интересно, что до 19 лет К. Гаусс еще колебался - быть ли ему
математиком или филологом. К последней он питал столь же сильную страсть.
Вопрос решился сам собой. Вскоре К. Гаусс сделал одно крупное
математическое открытие. Это и определило окончательный его выбор.
Не имели специального образования известный норвежский математик начала
XIX века Н. Абель и крупный английский математик и логик XIX века,
основоположник математической логики Д. Буль. Высшей математикой оба они
овладели самостоятельно.
В ряду самоучек находим имена и многих других выдающихся ученых.
Английский химик Д. Дальтон происходил из бедной семьи ткача. Всеми
знаниями он обязан только самообразованию.
Его великий соотечественник, блестящий ученый первой половины XIX века
М. Фарадей также приобщился к науке благодаря самовоспитанию. Родился в
семье кузнеца. После короткого пребывания в начальной школе он 13 лет
поступил в обучение к переплетчику. Узнал и другие профессии. Так,
работая, юноша одновременно много читал, посещал публичные лекции ученых.
Постепенно пришло желание самому испытать свои силы в науке. Обратился
к Г. Дэви с просьбой принять его на работу в Королевский институт. В свое
время многих шокировало, что Г. Дэви взял в лабораторию не имевшего
физического (ни вообще какого-либо систематического) образования М.
Фарадея. Более того, вскоре поручил молодому человеку чтение курса лекций,
хотя тот был всего лишь простым служителем-лаборантом. Не случайно поэтому
говорят, что самое крупное научное достижение Г. Дэви - открытие... М.
Фарадея.
Нелегким был путь в науку замечательного русского ученого XIX-XX веков
П. Лебедева, установившего факт светового давления. Он рано почувствовал
влечение к физике, однако из-за отсутствия гимназического диплома не мог
поступить в русский университет, поэтому образование добывал, полагаясь
лишь на собственные силы. Юноша едет за границу и работает в физических
лабораториях ряда западноевропейских университетов. Там он самостоятельно
определяет тему научного исследования, защищает диссертацию, а затем
возвращается в Россию, где и выполняет свои блестящие работы, принесшие
ему мировую известность.
Как видим, перед нами проходят славные фамилии.
И все же "чемпионом" самоучек, наверное, по праву называют французского
естествоиспытателя XIX - начала XX века Ж. Фабра. Нищета заставила его
рано покинуть родной дом. "Ты вырос, сын, - сказал мальчику отец, - должен
кормить себя сам". Работая кем придется (и пастухом, и грузчиком), юноша
упорно овладевал знаниями.
Круг интересов Ж. Фабра весьма широк. Неплохо знал математику и
астрономию, зоологию и археологию, другие естественные науки, писал стихи.
Но это были не мимолетные увлечения. Он получил даже по некоторым наукам
ученые степени, например по физике, химии, зоологии, литературе. Однако
более всего Ж- Фабр любил изучать поведение насекомых. Этим занимается
наука энтомология. Он посвятил ей всю свою долгую, более чем
девяностолетнюю, жизнь.
Его усилия венчает десятитомное сочинение "Энтомологические
воспоминания", в которых, по признанию специалистов, содержится сведений
больше, чем добывают порой целые коллективы, оснащенные лабораториями и
первоклассным оборудованием.
Конечно, в те давние времена наука не уходила еще столь далеко в глубь
природы и не возносилась так решительно ввысь абстракций, как она это
делает ныне.
Потому и успехи самоучек прошлого так же, как и других
дилетантов-любителей, возможно, не кажутся столь уж парадоксальными.
Однако и наше время дает немало аналогичных, хотя, быть может, и не всегда
таких же ярких примеров.
В начале XX века на небосводе математической науки взошла яркая звезда,
к сожалению, рано потухшая.
То был выдающийся индийский ученый Ш. Рамануджан.
Его открыл Г. Харди, которому он выслал на суд свои работы, до того уже
отклоненные двумя крупными английскими же математиками. Но более всего
интересно то, что Ш. Рамануджан начинал трудовую жизнь бедным конторским
служащим. Образования получить не смог и все постигал сам. Фактически он
не имел никакого представления о точности современного научного вывода,
более того, по-видимому, вообще не понимал, как проводить доказательство.
Основным положениям математики его и обучил Г. Харди.
Однако, несмотря на это, Ш. Рамануджан раскрыл, точнее даже сказать,
"почувствовал" (вспомним поразительные возможности интуиции) новые
перспективные возможности в теории чисел. Эта теория насчитывает
тысячелетия, ею занимались все великие математики. Но талантливый индус
увидел то, чего не замечали ранее все.
Английский биолог-генетик Р. Фишер не имел математического образования.
Между тем его книга по математической статистике вошла, можно сказать, в
золотой фонд науки, утвердившись как наиболее ценное пособие по
статистическим методам. Вначале книга не была принята ученым миром. Она
подвергалась уничтожающей критике со стороны специалистов-математиков.
Это как раз и объяснялась тем, что автор самоучка, не владевший ни
стилем, ни методами, присущими хорошему математику.
Все же новые представления пробили стену непонимания. Книга выдержала
несколько изданий и дала, по оценкам сведущих людей, "неизмеримо больше,
чем все учебники по математической статистике". И это, несмотря на то, что
автор фактически дилетант (а может быть, именно потому, что дилетант?..).
Конечно, в наше время уже трудно отыскать самоучек наподобие тех, что
встречались в пору классической эпохи. Все же в развитых странах, задающих
тон в науке, образование стало более доступным, чем ранее. Но как тут не
отметить ученых, хотя и прошедших курс обучения, однако овладевших рядом
сложных дисциплин самостоятельно. Среди них советский физик, академик Я-
Зельдович, который не имеет вузовского диплома и науку постиг сам, а также
крупнейший советский физик Л. Ландау. Правда, Л. Ландау учился в школе и в
вузе, притом сразу на двух факультетах.
Но высшей математике его в школе не обучали, а освоил он ее в очень
раннем возрасте. Л. Ландау как-то заметил, что не помнит себя не умеющим
интегрировать.
Уже в 14 лет он пытался поступить в университет. Не приняли, посчитали,
что молод. Поступил чуть позже. Надо ли говорить, что и в университете
будущий ученый занимался (притом на двух факультетах сразу) не тем, чем
были заняты его сокурсники, а также, как и в школе, самостоятельно изучал
новейшие разделы физического и химического знания.
Читателю, может быть, небезынтересно будет узнать, что и знаменитый
английский ученый современности, один из создателей кибернетики, У. Эшби,
не имел ни математического, ни физического образования. Вообще, по
профессии он врач. Полжизни проработат в психиатрической больнице, а потом
увлекся новой отраслью знания. Сам овладел математикой, теорией
информации, всем комплексом дисциплин, необходимых для понимания процессов
в кибернетике, и затем получил здесь выдающиеся результаты.
Как видим, не только ктассическая, но и современная на"ка полна
примеров открытий, сделанных дилетантами. Американские науковеды проводили
в середине XX века такой эксперимент.
Они подобрали две группы научных работников и предложили каждой одну и
ту же исследовательскую задачу так, что в решении задачи ученые одной
группы оказались специалистами, а ученые другой группы - дилетантами.
Обнаружилось, что вторые не только успешно справились с проблемой, но и
нашли оригинальных решений больше, чем специалисты.
Но, может быть, неудачно подобрали состав первой группы? Тогда условие
эксперимента обернули и задание формулировали так, что специалисты
оказывались дилетантами, а дилетанты - специалистами. И что же?
Снова похожий результат.
Более того, осознание роли дилетантов отразилось на организационных
формах современной науки.
Ныне традиционное обособление ученых, когда они работали каждый сам по
себе, индивидуально, постепенно отходит в прошлое. Побеждают коллективные
начала. Как правило, научные исследования ведутся группами, в, которые
включаются ученые разных профилей, то есть наряду со специалистами по
дангой отрасли видим там же и дилетантов. Такой коллектив считается более
продуктивным в выдвижении новых идей, нежели когда объединяются одни лишь
специалисты.
На этом заканчиваем рассмотрение фактов (пока лишь просто фактов),
подтверждающих парадоксальный вывод о плодотворном влиянии на развитие
познания любителей, неспециалистов, исследователей, пришедших со стороны.
Действительно, оказываются слишком заметными вложения, сделанные
дилетантами, людьми, явившимися в некоторую отрасль, а то и в науку
вообще, извне.
Не зря, видно, кто-то обронил: "Когда-нибудь случайный прохожий удивит
науку больше, чем она удивляет нас сейчас".
А теперь настала пора объяснить, в чем же причины столь странного
явления. Казалось бы, в такой сфере, как научное исследование,
предполагающей хорошее знание предмета, образованность, эрудицию, не
должно быть места дилетантству Не освоив того, что уже добыто, как можно
идти вперед? Оказывается, можно. Далее мы и попытаемся рассказать, почему
это происходит.
Содержание книги Парадоксы Науки

Парадоксы Науки

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как выяснилось, парадоксы обнажают глубинные течения познавательного
процесса. Возвещая о назревшем неблагополучии в науке, они вместе с этим
решительно продвигают ее вперед и именно тем, что приносят новые, еще
более парадоксальные идеи.

Академики

Многогранностью научных запросов отличались многие русские ученые.
Особенно выделяется М. Ломоносов. Прежде всего он прославил себя как физик
и химик. Широко известны его исследования по электричеству, труды в
области физической химии, одним из основателей которой он является. Как
уже отмечалось, М. Ломоносов - один из "виновников" установления закона
сохранения и превращения вещества и энергии.

Люди

Все дело в степени привязанности ученого к парадигмам века, в силе его
преданности устоявшимся законам и методам. Влияние дисциплины на
исследователя начинается рано, еще когда он только готовится как научный
работник, то есть в студенчестве, затем в аспирантуре. Это влияние
осуществляется просто. Действует четко отлаженная система вузовского
обучения, которая производит отбор (экзамены, защита курсовых, дипломных
работ и т. п.) именно по принципу безоговорочного - за редким исключением
- принятия господствующих в научной дисциплине ценностей.

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.