Парадоксы Науки

ПАРАДОКС ИЗОБРЕТАТЕЛЯ

Содержание книги Парадоксы Науки
ВСЕ НАОБОРОТ

Что таится под названием этого парадокса? "Изобретатели велосипедов",
опоздавшие родиться, или, наоборот, "чудаки", бросающие вызов здравому
смыслу преждевременными открытиями?..
Ни то, ни другое; за этим именем скрывается столь же эффективный, сколь
и интригующий обозначением исследовательский прием, эвристический
(содействующий открытию) помощник в исканиях ученого.
Замечено, что научная проблема решается успешнее, если она осознана как
общая и соответственно найден общий метод - такой, по отношению к которому
метод решения исходной задачи оказывается лишь частным случаем. Этот прием
и получил наименование "парадокса изобретателя".
Венгерский математик Д. Пойа, к авторитету которого мы обращаемся не
только здесь, говорит о парадоксе в следующих выражениях: "Легче доказать
более сильную теорему, чем более слабую". Напомним, что "слабым"
принимается положение, логически выводимое из другого - "сильного".
По-видимому, само название "парадокс изобретателя" изобрел где-то в начале
нынешнего века также Д. Пойа. Во всяком случае, исследователи (И. Лакатос,
например, тоже венгр) за разъяснениями отсылают к нему.
Чуть ранее немецкие математики П. Дирихле и Р. Дедекинд делятся
наблюдением: "Как часто случается, общая задача оказывается легче, чем
была бы частная, если бы мы пытались решить ее непосредственно в лоб".
Ситуация, что и говорить, необычная. Кажется естественным, что частная,
близкая к повседневности, жизненным наблюдениям задача должна скорее
поддаваться решению, нежели общая, "сильная", то есть, надо полагать,
более глубокая. А получается наоборот. Получается, что к абстрактной,
отрешенной от практики проблеме можно подобрать ключи быстрее, чем к
проблеме, насыщенной конкретным, опытным содержанием.
И все же, сколь ни парадоксально положение, ему находятся
удовлетворительные, можно сказать, вполне беспарадоксальные объяснения. По
прежде чем рассказать о них, обратимся к свидетельствам истории науки.
Уже древним мыслителям означенный поворот мысли был ведом. Упомянутый
прием лежит, в частности, в основе изобретенного еще на рубеже V - IV
веков до нашей эры древнегреческим математиком Евдоксом метода
"исчерпывания". Он применялся для измерения площадей конкретных фигур или
объемов определенных тел и других частных задач, но был найден как общий
методой представлял собой достаточно эффективный способ, явившийся
предтечей интегрального исчисления.
И конечно же, мы не можем пройти мимо факта, хотя и снискавшего
хрестоматийную известность, но очень убедительно демонстрирующего наш
парадокс.
В III веке до н. э. тиран города Сиракузы Гиерон поручил однажды своему
подданному Архимеду (находившемуся, кстати сказать, в близком родстве с
Гиероном) определить, не подмешано ли к его золотой царской короне,
изготовленной ювелирами, менее благородное серебро. Эту сугубо частную
задачу Архимед смог решить лишь как общую, выявив знаменитый закон
"подъемной силы", действующей на погруженное в жидкость тело.
...Долго бился Г. Лейбниц над задачей проведения касательной к кривой в
заданной точке. Задача пришла из области строительной архитектуры и
представлялась достаточно частной, но никак не давалась. А не пойти ли в
обход, подумал ученый? То есть не решать ли не эту, а другую задачу, более
общую, которая включала бы исходную в качестве одного из вариантов, но
была значительно легче? Конкретно дело обстояло так.
Г. Лейбниц представил, что разыскивает не касательную, а прямую,
пересекающею нашу кривую в данной точке (точке касания) и в некоторой
другой, удаленной от первой известным расстоянием. В результате речь шла
уже о проведении секущей. А это не составляло особого труда и
осуществлялось благодаря уже разработанным приемам; скажем сильнее: с этой
задачей мог справиться и школьник, знающий уравнение прямой.
Но, решив это, находим касательную уже как частный случай, именно путем
сближения точек, когда расстояние между ними по дуге оказывается
минимальным и в точке касания сводится к нулю, исчезает.
Так было изобретено дифференциальное исчисление - мощный, применимый во
всех науках метод.
Определение же касательной - лишь эпизод в обширном классе проблем,
которые могут быть решены с помощью этого всесильного математического
аппарата.
Будучи не только математиком, но и философом, Г. Лейбниц не преминул
выступить с методологическим наставлением. Он записывает: решая
познавательною задачу, полезно "придумать какую-нибудь другую, общую
задачу, которая содержит первоначальную и легче поддается решению". Как
видим, это одно из первых осознаний (или, как нынче стало модным говорить,
одна из рефлексий) "парадокса изобретателя". Затем последовало его
использование в качестве инструмента эвристики.
Аналогичный прием, то есть поиск общего решения частной проблемы, лежал
и у истоков интегрального исчисления.
Об И. Кеплере в ту пору, когда он стал знаменитым астрономом,
императорским математиком и математиком провинции Верхняя Австрия (других
титулов за неимением места не приводим), рассказывают. В 1613 году
42-летний ученый только что начал новую жизнь со второй женой Сусанной.
Как заботливый муж, он решил запастись вином, благо был небывалый урожай
винограда и вино стоило дешево. Когда бочки доставили во двор, появился
купец, который, пользуясь лишь мерной линейкой, уверенно определял
количество вина. Он опускал линейку в отверстие сосуда до упора в угол
днища и после этого объявлял число амфор (тогдашняя мера емкости).
И. Кеплер был поражен простотой операции и даже усомнился в ее
надежности. Ведь бочки не имели правильной цилиндрической формы. Как же
наклонный отрезок между двумя определенными точками мог служить мерой
вместимости? Тем более что, как знал И. Кеплер, в других местах, на Рейне
например, те же операции вычисления были громоздкими.
Сомнения побудили ученого исследовать, как он пишет, "геометрические
законы такого удобного и крайне необходимого в хозяйстве измерения, а
также выяснить ею основания, если таковые имеются". Основания
действительно нашлись. Да еще какие!
Так частная задача выросла до масштабов общей и решена в качестве
общей: измерение объемов, очерченных кривыми поверхностями. Интересно, что
книгу, в которой излагался новый метод, И. Кеплер назвал "Стереометрия
винных бочек". Таким образом, он сохранил указание на то, чему обязано
своим рождением интегральное исчисление.
Стоит заметить, что исходная задача была здесь особенно узкой, она
оказалась даже не научной, а хозяйственной. То есть столь прозаической,
что, по-видимому, только гений, подобный И. Кеплеру, мог, не смущаясь,
заняться ею и поднять до теоретического понимания.
Математика не исключение. Выбор математического материала лишь выдает
желание более выпукло оттенить эффективность метода, затаившегося под
сенью "парадокса изобретателя". Ибо математика - наука наиболее глубоких
возможностей.
Прием оправдал себя и в других обстоятельствах.
Позволим еще одно пояснение.
В 1854 году к знаменитому Л. Пастеру обратились виноделы города Лилля
(Франция). Очевидно, они имели на это право: несколько лет назад именно в
их городе Л. Пастер получил звание профессора химии. Причиной беспокойства
явились... болезни вин, от которых винопромышленники терпели немалые
убытки. В течение нескольких лет ученый исследовал, конечно, не оставляя
других занятий, предложенную тему и наконец решил ее, создав теорию
брожения. Он показал, что болезнь вина - лишь одно из проявлений общего
свойства. Это не что иное, как способ жизнедеятельности микробов. Л.
Пастер не только выявил виновников процесса, но и "наказал" их, предложив
метод обезвреживания микроорганизмов, названный в его честь пастеризацией.
Ученый писал тогда: "Роль бесконечно малых казалась мне бесконечно
большой как в качестве причины различных болезней, так и благодаря участию
их в разложении и возвращении в воздух всего, что жило".
Таким образом, Л. Пастер сознавал, хотя, может быть, и не сразу во всем
значении, что за внешне частными связями - болезни вин - скрыты глубинные,
где малое вызывает большое.
Можно еще и еще нанизывать свидетельства эффективности рассматриваемого
метода. Пароатмосферная машина, созданная в самом начале XVIII века
английским изобретателем Т. Ньюкоменом, предназначалась для откачки воды
из шахт. Но техника воспользовалась его изобретением более широко и
повсеместно. Решая проблему передачи сообщений по каналам связи, К. Шеннон
приходит к идеям теории информации, науки, применяемой не только в теории
связи, но и в психологии, лингвистике, биологии. В стремлении выявить
всего лишь особенности вращения волчка Софья Ковалевская строит теорию
вращения твердого тела...
Резюмируем. Обстоятельства, по существу, складываются так, что
начинание в науке (и, по-видимому, не только здесь) сулит успех, если его
осмыслить как некую общую задачу, и мы сумеем взглянуть на наше конкретное
дело с позиций общих перспектив. В. И. Ленин подчеркивал: "...кто берется
за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет
на каждом шагу бессознательно для себя натыкаться на эти общие вопросы".
Зато овладевший искусством оценки конкретных ситуаций на основе общего
подхода обретает преимущество. Поучительный случай описан Г. Поповым,
одним из исследователей НОТ (научной организации труда) в книге "Техника
личной работы". Шел 1917 год. Революция. Надо было срочно доставить в
Петроград боеприпасы. Но нигде не могли найти автомашин. Пришли к В. И.
Ленину. Пытались вместе с ним раздобыть автомобили, обращались даже в
посольства. Ничего не получалось. И туг Владимир Ильич вместо размышлений,
где еще можно взять автотранспорт, ставит проблему иначе. Наша цель ведь
не сами по себе автомобили. Она в том, как перевезти боеприпасы. Значит, и
думать надо над более общим вопросом - какие существуют вообще виды
перевозок. Начал перечислять: железнодорожные, водные, автомобильные,
гужевые... Здесь остановился. В Петрограде же сотни извозчиков, надо их
немедля мобилизовать! Так был найден ответ в, казалось, безвыходной
ситуации.
Содержание книги Парадоксы Науки

Парадоксы Науки

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как выяснилось, парадоксы обнажают глубинные течения познавательного
процесса. Возвещая о назревшем неблагополучии в науке, они вместе с этим
решительно продвигают ее вперед и именно тем, что приносят новые, еще
более парадоксальные идеи.

Академики

Многогранностью научных запросов отличались многие русские ученые.
Особенно выделяется М. Ломоносов. Прежде всего он прославил себя как физик
и химик. Широко известны его исследования по электричеству, труды в
области физической химии, одним из основателей которой он является. Как
уже отмечалось, М. Ломоносов - один из "виновников" установления закона
сохранения и превращения вещества и энергии.

Люди

Все дело в степени привязанности ученого к парадигмам века, в силе его
преданности устоявшимся законам и методам. Влияние дисциплины на
исследователя начинается рано, еще когда он только готовится как научный
работник, то есть в студенчестве, затем в аспирантуре. Это влияние
осуществляется просто. Действует четко отлаженная система вузовского
обучения, которая производит отбор (экзамены, защита курсовых, дипломных
работ и т. п.) именно по принципу безоговорочного - за редким исключением
- принятия господствующих в научной дисциплине ценностей.

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел. +38 05235 7 41 13 Завод
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 067 561 22 71 — гл. менеджер (продажи всего оборудования)
+38 067 2650755 - продажа всего оборудования
+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи всего оборудования
e-mail: msd@inbox.ru
msd@msd.com.ua
Скайп: msd-alexandriya

Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Представительство МСД в Киеве: 044 228 67 86
Дистрибьютор в Турции
и странам Закавказья
линий по производству ПСВ,
термоблоков и легких бетонов
ооо "Компания Интер Кор" Тбилиси
+995 32 230 87 83
Теймураз Микадзе
+90 536 322 1424 Турция
info@intercor.co
+995(570) 10 87 83

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.