Парадоксы Науки

Электроды

Содержание книги Парадоксы Науки
ЭЛЕКТРОДЫ, НОЖИ И ВИЛКИ

А теперь попытаемся осветить наш прием, так сказать, изнутри, поставив
себя на место исследователя, который его использует.
Когда конкретная задача осознается в качестве общей, это открывает
простор для привлечения широкого кр"га идей, сближения разнообразных точек
зрения, для синтеза разнородных концепций и т. д.
Д. Пойа в книге "Как решать задачу" описывает метод видоизменения. Он
советует попытаться подойти к задаче под разными углами зрения. Проводится
сравнение с полководцем, который, говорит Д. Пойа, приняв решение взять
крепость, изучает все позиции, чтобы найти более удобную.
Умение варьировать задачу - показатель возможностей интеллекта. Здесь
как в природе: чем выше noложение вида в эволюционном ряду, тем сильнее
его способность разнообразить свое поведение, что и предопределяет успех в
жизненной борьбе. Насекомое, например, попав в комнату, бьется о стекло в
одном и том же месте. Оно даже не пытается вылететь в соседнее окно.
Мышь гораздо смышленее. Она меняет направление действий, стремясь
пролезть сквозь прутья клетки то в одном, то в другом месте. Человек
поступает в высшей степени разнообразно. Оказавшись в запертом помещении,
он испытывает не только дверь, но и окна, дымоход, подполье...
Видоизменение исследовательской задачи и понуждает ученого мобилизовать
при ее решении все наличное знание, заглянуть в закоулки памяти, пробудить
к активному использованию разнородную информацию. Благодаря этому удается
извлечь из наличных сведений максимум ассоциаций и привлечь их к решению
темы.
Здесь отчетливо проявляется природа творчества, непременными условиями
которого многие исследователи считают два: богатство идей и строгий отсев
неудачных попыток. То же самое происходит, кстати, и в природе. В
эволюционных процессах наблюдаем вначале также богатство вариантов
(изменений в организмах вида), а затем - браковку ситом естественного
отбора тех, которые оказываются плохо приспособленными к внешней среде.
По мнению известного английского кибернетика У. Эшби, творческое
мышление есть способность проводить селекцию гипотез. Потому сила гения и
состоит в способности не столько создавать новые идеи (на это горазды
многие), сколько в том, чтобы определить, какая из них действительно
гениальна. Созвучные мысли высказывает Ж. Адамар, специально изучавший
механизмы научного открытия, или, как он говорил, изобретения. Он
утверждал: изобретать - значит выбирать. То, что зовут талантом,
заключается главным образом не в конструировании новых теорий, а скорее в
способности оценивать произведенную продукцию. Такова, по крайней мере,
обстановка в математике.
Понятно, чем разнообразнее число идей, гипотез, чем шире набор
вариантов и ассоциаций, которыми располагает исследователь, тем более
возможностей для такого отбора и тем вероятнее ожидание удачи. Вот здесь и
способен оказать свои услуги метод видоизменения темы.
Когда сосредоточивают внимание только на одной проекции предмета, она
заслоняет все остальные, и исследователь рискует упустить другие, быть
может, более продуктивные стороны. Притом вновь стоит подчеркнуть роль уже
упоминавшегося "периферического" зрения, которое позволяет увидеть контуры
важных вещей вне той области, где ожидается появление нового. Это
существенно, поскольку таит возможность незапланированных результатов, чем
фактически и являются в большинстве по-настоящему крупные открытия.
Варьирование продуктивно и с чисто психологической позиции. Даже если
видоизменения темы, подхода к явлению и не прибавляют знания, они полезны
тем, что поддерживают интерес к проблеме. Сосредоточившись на одном
варианте, ученый скорее устает, становится безразличным, так как чем
однообразнее информация, тем пассивнее ее восприятие и тем меньше она
вытесняет старую информацию.
Р. Фейнман, получая Нобелевскую премию, отмечал следующее. Описывая
неизвестное, мы всегда опираемся на имеющееся знание. И вот здесь важно,
чтобы ученый располагал несколькими концепциями по одному и тому же
вопросу. В научном отношении они могут быть равноправны, отличаясь лишь
тем, что основаны на различных физических представлениях. Но они
оказываются неодинаковыми психологически, когда, опираясь на них,
исследователь желает шагнуть в неизведанное. Ведь с разных точек зрения
открываются разные возможности для модификаций.
Варьирование ценно и еще в одном значении. Если задача продумана со
всех сторон, во всевозможных вариантах, она прочнее входит в сознание
ученого, овладевает всеми его помыслами. А в этом, как мы помним по
предыдущей главе, залог успеха, поскольку решение может прийти лишь к
тому, кто неотступно об этом думает, сживается с проблемой, "заболевает"
ею.
Прием видоизменения широко используется в практике научных открытий.
Изобретатель "электрической свечи" (прозванной парижскими газетами
"русским светом") П. Яблочков долго не мог найти способа упростить ее с
тем, чтобы удешевить производство. Дело заключалось в том, что угли
располагались в свече наклонно друг к другу. Поэтому в процессе их
сгорания вольтова дуга растягивалась и лампочка гасла. Для их сближения
необходимо было вмонтировать сложное, стоящее немалых денег устройство.
...Как-то в ресторане П. Яблочков в ожидании гарсона машинально
перекладывал с места на место нож и вилку. Но вот он положил их строго
параллельно. Положил и не поверил - это же решение! Угли надо ставить не
под углом, как обычно делали, собирая вольтову дугу, а параллельно. И
чтобы они не расплавились, можно проложить между ними изолирующее
вещество, способное выгорать при расходовании электродов.
В этом случае их не надо сближать по мере сгорания.
Значит, отпадает и необходимость в дорогостоящем приспособлении.
Трудность решения была сосредоточена как раз в том, что задача
осознавалась узко, в рамках лишь заданного условия. А оно диктовало
наклонное положение углей. Почему именно наклонное, над этим как-то не
задумывались. Привыкли. Возможно, это узаконил сам А. Вольта, который
действительно располагал их под углом, а возможно, и кто-то другой, уже
позднее. Стоило видоизменить условие и подойти к задаче с точки зрения
более широкой, общей, как обнаружилась перспектива для неожиданных решений.
И тут открытию сопутствует счастливое стечение обстоятельств. Столовый
прибор подан, но обед задержался. В этой ситуации, читатель, вы делали бы,
верно, то же самое, что П. Яблочков (и что проделывают тысячи
посетителей): перекладывали ножи и вилки. Однако случай характеризует лишь
внешние отношения. Изобретатель постоянно искал. Очевидно, искал и в этот
раз, бессознательно перекладывая столовый набор. Случайная комбинация
только выявила давно зревшее решение.
Прием варьирования условий задачи оказал услугу и в открытии иммунитета
к оспе. Английский врач Э. Дженнер обратил внимание на то, что доярки в
отличие от других людей не подвержены заболеванию оспой.
Задумался над этим и в конце XIX века пришел к важному выводу:
доильщицы, переболев безвредной коровьей оспой, приобретают устойчивость к
опасному для жизни заболеванию, то есть приобретают иммунитет. А затем был
сделан шаг уже к введению противооспенных прививок. Как видим, Э. Дженнер
смещает направление поиска, видоизменяя подход. Вместо вопроса, почему
люди болеют оспой, он ставит задачу по-иному: почему некоторые люди, в
частности доярки, не заболевают ею.
В ряду приемов варьирования используется и такой, можно сказать,
экстремальный (предельный) случай, как переворачивание задачи с ног на
голову, сознательное изменение некоторых соотношений на противоположные.
Это наиболее радикальное применение метода варьирования, зато он и
приносит радикальный успех. По существу, самое крупное достижение в науке
получено именно путем переворачивания. Так поступил, например, Н.
Коперник, когда заявил, что не Солнце движется вокруг Земли, а Земля
вокруг Солнца. Не менее решительно "перевернул" структуру пространства и
Н. Лобачевский, выдвинув геометрию, в которой - наперекор обычным
отношениям - были введены новые, противоположные отношения. То же сделал
А. Эйнштейн, предлагая вместо абсолютного, независимого ни от какого
материального процесса и явления отсчета времени и пространства их
измерение относительно конкретного наблюдателя и т. д.
Такова подоплека и многих изобретений - переворачивать устоявшиеся
формы, привычные конструкции.
Скажем, при создании вертолета этот прием воплотился таким образом.
Вместо того чтобы принять крылья самолета неподвижными, предназначенными
для образования подъемной силы, было предусмотрено движение самих крыльев
(винта) при неподвижном фюзеляже.
Вообще уместно даже в качестве приема конструирования такое пожелание,
как поступить наоборот. Оно полезно вот по каким соображениям. Техническая
мысль течет обычно в одном направлении, как время. К этому привыкают
настолько, что уже и не стремятся к поиску иных возможностей, а особенно
опирающихся на противоположные, "противоестественные" допущения.
...В одной опытной установке под ударной нагрузкой то и дело ломались
болты. Попробовали испытать самые прочные марки стали - болты начали
выходить из строя еще чаще. Это и навело на мысль поставить самую мягкую
сталь. Раз, мол, чем тверже металл, тем скорее детали отказываются
служить, то, может быть, выручит мягкий металл? Иначе говоря, надо сделать
наоборот.
На удивление болты при этом стояли крепко, а когда сталь совсем
заменили эластичной пластмассой, они и вовсе перестали ломаться.
Наконец, прием варьирования лежит и в основе "перевода" задачи из одной
области знания в другую, с одного языка на другой: например, с языка
алгебры на язык тригонометрии, с языка геометрии на арифметический язык.
Притом необязательно привлекать смежные отрасли, скорее наоборот. Такой
"перевод" полезен тем, что обращение к понятиям чужою наречия позволяет
увидеть в условии задачи нечто, не замечаемое прежде, уловить какие-ю
новые грани, подсказывающие решение.
Чаще всего в подобных случаях прибегают к услугам математики. Она
хорошо умеет эю делать, обнаруживая скрытые свойства и закономерности или,
как говорят, "скрытые параметры". "Математика - вроде французов: когда
говоришь с ними, они переводят твои мысли на свой язык, и сразу получается
что-то совсем другое".
Это, конечно, шутка. Но в ней великий Гёте уловил тонкие эвристические
особенности математического языка.
Кроме того, "перевод" проблемы на чужие понятия помогает и даже
заставляет уточнить ее содержание.
Ведь прежде чем выразить что-ю на другом языке, надо хорошо уяснить, о
чем идет речь.
Итак, обнаруживается высокая эффективность приема видоизменения задачи,
путей подхода к изучаемому явлению, смещения центра внимания и прочее.
Однако нет ли тут противоречия? Ведь чуть ранее говорилось, что полезно
упрощать проблему, избавляться от многообразия и деталей в условии задачи,
сокращать объем исходных данных. Здесь же, напротив, рекомендуется
расширяв набор концепций, варьировать условие, видоизменять, одним словом,
"нагнетать" разнообразия.
Думается, что противоречий нет. Речь идет о разных этапах и сторонах
творчества. При уяснении сути проблемы ее надо упростить, довести до
абстрактно-обобщенной формы с возможно меньшим числом параметров.
Задача должна быть поставлена четко, однозначно и сжато. А это и
достигается путем отсечения массы детальных сведений, частностей. И
наоборот, чем обширнее, разнороднее знания, привлеченные к решению
проблемы, тем вероятнее успех. Наша установка такова: упрощать понимание
задачи, но разнообразить пути ее решения.
Содержание книги Парадоксы Науки

Парадоксы Науки

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как выяснилось, парадоксы обнажают глубинные течения познавательного
процесса. Возвещая о назревшем неблагополучии в науке, они вместе с этим
решительно продвигают ее вперед и именно тем, что приносят новые, еще
более парадоксальные идеи.

Академики

Многогранностью научных запросов отличались многие русские ученые.
Особенно выделяется М. Ломоносов. Прежде всего он прославил себя как физик
и химик. Широко известны его исследования по электричеству, труды в
области физической химии, одним из основателей которой он является. Как
уже отмечалось, М. Ломоносов - один из "виновников" установления закона
сохранения и превращения вещества и энергии.

Люди

Все дело в степени привязанности ученого к парадигмам века, в силе его
преданности устоявшимся законам и методам. Влияние дисциплины на
исследователя начинается рано, еще когда он только готовится как научный
работник, то есть в студенчестве, затем в аспирантуре. Это влияние
осуществляется просто. Действует четко отлаженная система вузовского
обучения, которая производит отбор (экзамены, защита курсовых, дипломных
работ и т. п.) именно по принципу безоговорочного - за редким исключением
- принятия господствующих в научной дисциплине ценностей.

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@inbox.ru
msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.