ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Развитие денежно-кредитной системы. Денежные реформы XVI—XVIII вв

Задолго до создания Древнерусского государства вос­точнославянские племена использовали в качестве эквива­лента денег не только домашний скот, но и меха диких зверей. С середины IX до X в. у русичей имелись запасы серебряных монет из Арабского халифата, чаще из горо­дов Багдада и Куфы. Во второй половине X в. некоторое время имели хождение серебряные монеты из Средней Азии: Бухары, Самарканда. Затем, до конца первой чет­верти XI в., поступали серебряные диргемы из Ирана.

Поток иностранных денег на Русь не был широким и планомерным. Археологические находки свидетельствуют, что иностранные монеты русичами часто использовались не по назначению: их носили в виде украшений, прятали в схроны-клады.

С конца X в. на Русь начинают проникать западноевро­пейские серебряные динарии — баварские и саксонские, что связано с периодом расцвета торговли на пути "из ва­ряг в греки". Через Прибалтику и Скандинавию поступали динарии, а с противоположного конца этого пути, из Ви­зантии, появлялись греческие диргемы.

Известны пять основных функций денег: мера стоимо­сти; средство обращения; средство накопления; средство платежа; мировые деньги. До активного развития в той или иной стране товарно-денежных отношений деньги час­то используются как средство накопления, что и наблюда­лось в период Древнерусского государства.

Спорным до сих пор является вопрос: была ли у руси­чей во времена Древнерусского государства самостоятель­ная денежная система?

Установлено, что уже при Владимире Святом, осо­бенно во время правления Ярослава Мудрого, появляются гривны и рублевики, переплавленные из заграничных де­нег. Их тоже часто использовали в качестве украшений мужчины и женщины. Более мелкие монеты по привычке называли, как прежде и меховые деньги, ногаты, резаны и т. д. Но еще долго, особенно в отдаленных от больших городов районах, в виде денег выступали, кроме металли­ческих, их меховые эквиваленты — шкурки куниц или бе­лок. Мелкой разменной монетой (условно) были "мордки" и "ушки" белок. Параллельно использовались иностранные монеты — диргемы, динарии, позднее талеры.

Итак, меха ценных лесных зверей — куниц, лисиц и горностаев — издавна были на Руси эквивалентом денег. Еще князь Олег в X в. брал дань в древлян от каждой избы "по черной куне" (соболю). В те годы имели хождение и метал­лические деньги — гривны. А в первой трети XIII в. "фунт серебра" приравнивался к 4 "гривнам-кунам", т. е. "гривна - кун" стала определенным количеством металлических денег.

С появлением ордынцев на Руси в XIII—XIV вв. "куны" как всеобщий денежный эквивалент сменились на "деньги". Происходит это слово от татарского tanga или "звенящий", в обиходе русичи стали говорить таньга, деньга, деньги. Причем "деньга" как денежная единица определенной весо­вой категории и значения сохранилась в России вплоть до Петровских времен. В XV—XVI вв. равноценно термину "деньги" было слово "серебро", потому что в течение ве­ков в процессе торговли на Русь поступали преимуществен­но серебряные иностранные деньги. И первые металличес­кие эквиваленты денег появились, как и в других странах, в виде слитков серебра. Еще в X в. по распоряжению Ве­ликих князей иностранные монеты переплавлялись в "се­ребреники". А в XV—XVI вв. должников стали называть "се­ребрениками", т. е. задолжавшими определенную сумму се­ребра. "Серебро" переводится на французский язык как "argent", но в русском языке это слово не закрепилось.

Но "гривна-кун" не исчезла бесследно. Из-за падения веса ее в XIV—XV вв. заменили на новую денежную едини­цу "рубль" или "рублевик". Так стали называть отрубок от гривны серебра, когда ее рубили пополам, каждая поло­винка и стала рублем.

Первая из известных на Руси денежных реформ была проведена в Новгороде в 1410 г. Для развития товарно-де­нежных (рыночных отношений) в Великом Новгороде не хватало наличных денег, особенно мелкой монеты, поэто­му разрешалась чеканка монет по частным заказам из се­ребра заказчика. Для получения мелких разменных денеж­ных единиц резали на части имевшиеся. Многие монеты от долгого обращения стирались. Все это обусловило прове­дение реформы.

Новгородский рубль в результате реформы содержал 170,1 граммов серебра и равнялся 15 гривнам, каждая из которых состояла из 11,34 граммов серебра. Новгородская денежная система после реформы выглядела следующим образом: 1 серебряный рубль = 34 золотников серебра = 216 деньгам.

Новгородский рубль начала XV в. выглядел как "горба­тый" слиток двойного литья. Он отливался до середины XV в. на Новгородском монетном дворе. Кроме Новгородско­го и Московского существовали монетные дворы в Пскове, Смоленске и еще ряде княжеств. С вхождением в 1478 г. Великого Новгорода в состав Русского централизованного государства появилась возможность создания общерусской денежной единицы, т. е. таких денег, которые бы функцио­нировали на территории всей Руси.

Создание государства проходило непросто. Многое было сделано при Великом князе Иване III, сыне Василия Тем­ного. Именно он еще в XV в. назвал себя царем "всея Руси".

При нем стал функционировать Московский монетный де­нежный двор, чеканка монет была провозглашена прави­тельственной монополией. На них выбивалась надпись "Ос - падарь всея Руси".

Но нужно иметь в виду, что не было завершено еще объединение исконно русских земель; с юго-востока Руси по-прежнему угрожали Казанское и Астраханское ханства; Иван III объявил себя царем самолично, не произошло "по­мазание на царство", т. е. он не был легитимно существую­щим царем.

Некоторые из этих задач были решены сыном Ивана III Василием III, в том числе были присоединены некоторые территории. Он осознавал необходимость осуществления крупномасштабной денежной реформы, создания единой денежной системы, обслуживающей развивающиеся товар­но-денежные отношения.

Выполнить это удалось вдове Василия III — Елене Глинской. В 1535 г. она стала регентшей при родившемся в 1530 г. наследнике Иване IV. Монетная реформа Елены Глин­ской должна была завершить создание единой денежной си­стемы Русского государства. Хотя при Иване III и Василии III стабилизировался вес денег, но порча их продолжалась. Нужно было привести в соответствие весовое содержание денег с их номиналом.

Прежде чем заняться денежной реформой, необходи­мо было ограничить рост боярского и церковного земле­владения, что препятствовало централизации государствен­ного аппарата. Были сокращены земельные и податные (на­логовые) привилегии монастырских вотчин, ограничена власть удельных князей. Те и другие сопротивлялись цент­рализации государства, их больше устраивала феодальная раздробленность и сепаратизм.

Первый этап монетной реформы начался в 1535 г. В марте был издан указ, по которому Новгородскому и Псковскому монетным дворам предписывалось чеканить "новгородки" ш новым правилам. Необходимо было следить, чтобы в се­ребро не подмешивались недрагоценные металлы, т. е. чтобы деньги изначально не портили. Одновременно регентша по всей стране запретила обращение поддельных и резаных денег, чтобы "людям был невелик убыток от испорченных денег". Из гривны (гривенки) должны были чеканить по 3 рубля, "или по 300 денег новгородских" (имеются в виду будущие копейки).

Для надзора за чеканкой монет на Новгородском монет­ном дворе была создана комиссия во главе с московским купцом-предпринимателем Б. С. Курюковым. Принципиаль­ным нововведением было изменение названия денег: раньше "рублевая гривенка" делилась на 200 "денег" (от татарс­кого "деньга"), теперь на 100 копеек.

Итак, на Руси появилась единая национальная валю­та — копейка. На "новгородке" раньше изображали Вели­кого князя Василия III на коне, с копьем в руке, и деньги оттого стали называться копейными (копейками).

Унифицированная система денежных знаков включала: рубль — 68 граммов серебра; копейку — 0,68 граммов; день­гу — 0,34 граммов; полушку — 0,17 граммов. Таким обра­зом, рубль равнялся 100 копейкам, или 200 деньгам, или 400 полушкам, т. е. десятичная система еще не сформиро­валась в денежном номинале, так как существовали деньги и полушка, составлявшая 0,25 копейки. Эти монеты просу­ществовали до денежной реформы Петра I, т. е. еще почти 200 лет, а содержание серебра в копейке оставалось одно­значным менее 100 лет — до Великой смуты, начавшейся на рубеже XVI и XVII столетий.

Завершилась реформа в апреле—августе 1538 г. рас­пространением ее основных положений в Москве. Было зап­рещено хождение в Москве начеканенных ранее "моско­вок", или "мечевок", на которых Великий князь изобра­жался с мечом на коне, они заменялись копейками. Моне­ты, выпущенные во времена Ивана III и Василия III, под­лежали обмену.

Историческое значение денежной реформы Елены Глин­ской 1535—1538 гг. заключается в следующем: произошла унификация денежной системы в стране — монеты единого образца теперь имели хождение в рамках всего государ­ства, что содействовало становлению Всероссийского рын­ка; основной, но не самой крупной, исторически сохранив­шейся до сих пор стала монета достоинством в копейку:; определился номинал денежных единиц: рубль, копейка, деньга, полушка; изъяты были из обращения "порченые" деньги, активнее преследовались фальшивомонетчики; ре­форма денежного обращения содействовала централиза­ции Русского государства и "венчанию на царство" Ива­на IV в 1547 г.

Деньги могли теперь чеканиться лишь на Московском монетном дворе с аббревиатурой: М.; Мо, и временно на Новгородском дворе с буквами Н; Но и на Псковском с обо­значением на монетах букв — Пс.

При первом из династии Романовых царе, Михаиле Федоровиче, прекратилась чеканка на монетных дворах Нов­города и Пскова. Но продолжалась порча денег.

Победное "шествие" копейки по российским просторам соответствовало уровню развития производительных сил того времени, дешевизне продуктов и различных изделий. Незадолго до реформы Елены Глинской подать с неболь­шого поселения составляла один рубль в год. В розничной торговле широко использовалась полушка, ее позже на­звали "четверица". Однако с развитием товарно-денежных отношений в XVII в. использование копейки как основной денежной единицы сильно затрудняло взаимные расчеты. В России, в отличие от других стран, не было банков, бу­мажных ассигнаций, не применялось еще вексельное об­ращение. Торговля становилась все более оптовой, и труд­но представить, чтобы и продавцы (купцы, ремесленники), и покупатели (из различных слоев населения) возили за со­бой из дома (склада) на рынок, особенно в другой местнос­ти, мешки с копейками.

Назревали кардинальные перемены. Появились уже первые мануфактуры, все более крепло дворянство в про­тивовес боярству, и денежный рынок реагировал на эти изменения.

Давно назревавшее объединение с Малороссией — Ле­вобережной Украиной — в середине столетия принесло но­вые проблемы. Находясь длительное время в составе Польши, украинцы привыкли к обращению в торговле и быту западноевропейских денег. Одновременно расширилось экономическое поле для развития товарно-денежных отно­шений внутри страны.

По инициативе А. Л. Ордин-Нащекина на государствен­ном уровне был организован контроль за ввозом и особенно за вывозом золота и серебра. Экономист популяризовал идею активного денежного баланса в стране.

Отныне в России строго следили за тем, чтобы пошли­ны с иностранных купцов взимались лишь золотыми и се­ребряными монетами.

Большой доход приносил обязательный обмен ввозимых иностранцами золота и серебра на русские деньги. А деньги на Руси в то время изготавливались из различных метал­лов: копейка медная московская (1653—1663); московский алтын медный (1645—1655); как и в прежние годы, в ходу были серебряные деньги.

И все же денег в обращении не хватало, что сдержи­вало как внутреннюю, так и внешнюю торговлю. Докумен­тально зафиксировано, что вскоре после смерти Елены Глинской, в 1543 г., рубль был объявлен единой счетной единицей Русского государства.

Последующие за смертью Ивана IV события между­царствования помешали организационно и экономически укрепиться рублю.

Более чем через 100 лет это сделал Алексей Михайло­вич. Сумму мероприятий 1654 г. в сфере денежного обра­щения можно назвать денежной реформой.

С целью более полного обслуживания сложившегося Всероссийского рынка был расширен денежный номинал: копейка осталась для каждодневных рыночных связей, для крупного товарооборота отныне можно было использо­вать серебряный рубль (рублевик), который создавался по типу и на основе западноевропейского талера. С этой це­лью использовались круглые серебряные монеты из Чехии, Германии, Дании, которые поступали в страну в ходе тор­говых операций или закупались специально. Технология использования иностранных монет изменилась: в Древне­русском государстве их переплавляли, а с ордынских вре­мен начали проводить надчеканку (или перечеканку), и в середине XVII в. эта технология стала основной. На круг­лой, зачищенной определенным образом монете появлялось "государево клеймо" в виде всадника с копьем или двугла­вый орел — герб дома Романовых и "всея Руси".

В народе этот рубль прозвали "ефимок с признаком" или просто "ефимок", из-за имени одного из западноевро­пейских князей (Иоахим), откуда поступали монеты. Такой рубль-ефимок содержал 64 копейки серебром, т. е. не де­лился еще на 100 частей. Таким образом, с середины XVII в. до нашего времени рубль является основной денежной еди­ницей России. Попытки замены его империалом или чер­вонцем в 1890—1920-х гг. были кратковременными.

Главным недостатком этого нововведения вплоть до первой трети XIX в. оставалось использование иностран­ных денег, т. е. драгоценного металла иных стран. Ведь до XVIII в. в России действовал (в Сибири) лишь один сереб­ряный рудник и ни одного — по золотодобыче. Перечеканка иностранных денег снижала авторитет Российского государ­ства в глазах европейцев. Но для эпохи XVII в. это было единственно правильным решением.

Следующее нововведение заключалось в налаживании производства не только рублей, но и серебряных и мед­ных полуполтин (50 копеек).

Помог в решении этих задач переход, впервые в стра­не, от ручной к машинной чеканке с помощью закупленных за границей "молотовых снарядов". В Москве на подворье английских купцов был устроен Новый Московский Англий­ский денежный двор.

Все это в комплексе помогло государству полнее реа­лизовать экономические возможности сложившегося Все­российского рынка.

Но экономическая политика царствующего дома Рома­новых имела крупные недостатки, которые и привели к социальному взрыву. По мнению профессора П. А. Хромо­ва, правительство осуществляло социально-экономическую политику исходя из принципа "двойного стандарта". Со слу­жилого и посадского (тяглового) населения государство со­бирало подати серебряными монетами, пополняя казну, а расплачивалось за службу медными. Уже с 1654 г. воле­вым решением медные деньги приравнивались к серебря­ным, причем те и другие были одного веса. Это вело к обесценению денег, удорожанию товаров первой необходи­мости. С 1658 г. деньги начали стремительно обесценивать­ся, в 1662 г. один серебряный рубль приравнивался уже к 12 медным. Московские военные получали жалованье ме­дью, которую у них никто не принимал в лавках или на торгах, к тому же появилось множество и фальшивых мед­ных денег. В Москве начался "Медный бунт", ряд бояр об­винили в содействии якобы спекулятивным денежным де­лам. После подавления восстания, с 15 июня 1663 г., прави­тельство решило "жалованье всяких чинов служилым лю­дям давать серебряными деньгами".

Это была первая попытка помочь расстроенным фи­нансам страны выпуском своеобразных государственных кредитных билетов, роль которых отводилась медным день­гам с нарицательной ценой серебряных. Опыт этот успешно осуществлялся с 1656 по 1658 г., пока сохранялось благо­приятное состояние экономики. С ухудшением положения в стране неудачей закончился и данный эксперимент.

Эти события показывают, как трудно шла Россия к ста­новлению национальной денежной системы. Экономика го­сударства все больше приобретала характер "догоняющей", страна заметно отставала в экономическом развитии от пе­редовых государств Западной Европы.

Однако необходимо отметить, что денежная система Русского государства в XVI—XVII вв. способствовала его экономическому укреплению и усилению абсолютного, мо­нархического управления страной. Поэтому Петр I, придя к власти, обратил особое внимание на осуществление де­нежной (монетной) реформы.

В выработке ее концепции проявилась приверженность Петра I к "модным" в XVIII в. идеям меркантилизма и про­текционизма. При этом была допущена ошибка с далеко иду­щими последствиями. К началу XVIII века ремесленное про­изводство не удовлетворяло уже спрос 15 млн населения на различные изделия. Мануфактуры в стране только за­рождались, и предложение со стороны производителей от­ставало от спроса. В это время правительство ввело высо­кие таможенные тарифы на ввозимые из-за рубежа това­ры, однотипные отечественным.

На том временном этапе государственное вмешатель­ство в торгово-промышленные дела привело к положитель­ному результату: Россия впервые в своей экономической истории имела активный торговый баланс, т. е. вывоз това­ров превысил их ввоз. Государственное регулирование эко­номики положительно сказалось и на денежном обраще­нии.

Продолжая дело своего отца, царь Петр в Лондоне ознакомился с работой машин на монетном дворе. Он ре­шил, видимо, и дальше заниматься перечеканкой монет. Концепция реформы не изменилась по сравнению с 1654 г.: по-прежнему для закрепления рубля в обороте, использо­валась иностранная монета — талер; прежней оставалась и технология изготовления — перечеканка; продолжено было дело царя Алексея по внедрению молотовых машин на мо­нетных дворах.

Однако были и важнейшие нововведения.

Во-первых, окончательно победил десятичный принцип как основа денежной системы: отныне 1 рубль равнялся 10 гривенникам или 100 копейкам; во-вторых, впервые зна­чительно расширился денежный номинал, кроме рубля чеканили: полтины (50 коп.); полуполтины (25 коп.); пя­таки (5 коп.); алтыны (3 коп.); пятиалтынные (15 коп.). И хотя сохранились в названии деньги ордынских времен типа алтына, но везде в основу исчисления была положена русская копейка; в-третьих, кроме серебра чеканились и золотые деньги. Новинкой было изготовление "цесарских рублей", но использовались они не в торговом обороте, а в качестве награды отличившимся солдатам. Во внешней тор­говле появились: червонец в 3,47 грамма золотом и двой­ной червонец в 6,94 граммов золотом, а также золотые 2 рубля — 0,69 грамма.

В-четвертых, в качестве медных денег чеканили день­гу (тоже пережиток прошлого), копейку и полушку. Они по-прежнему пользовались широким спросом у трудового населения, беднейших слоев общества. Есть сведения о хож­дении в то время и "жеребьих" денег — из выделанных шкур жеребят. Это уже, конечно, не кожаные деньги пе­риода Древней Руси, которые после долгого употребления получались из мехов диких зверей. Некоторое хождение в народе этих денег свидетельствовало об острой нехватке в стране не только драгоценных металлов, но и меди.

Но в России по-прежнему не было бумажных ассигна­ций, отсутствовали банки, все это затрудняло развитие товарно-денежных отношений и не помогало нейтрализо­вать нехватку металла.

Выросла численность монетных дворов в Москве, где функционировали: Кремлевский медный двор в Китай-го­роде (видимо, бывший Английский); Набережный у Боро­вицких ворот специально для изготовления медных денег; Кадашевский монетный двор, где изготовлялись золотые червонцы.

На лицевой стороне рубля изображался портрет Пет­ра I: а) в римских одеждах; б) в драпировочной ткани на плечах; в) в легком вооружении; г) в императорской ман­тии и с большой цепью ордена Святого Андрея Первозван­ного. Несомненно, что денежная реформа в комплексе с по­датной, сословной, торгово-промышленной и рядом других привела к росту годового бюджета России: от 1,75 млн руб­лей в конце XVII в. до 3,24 млн рублей в 1704 г. и 9 млн рублей в 1725 г. С 1680 по 1724 г. бюджет вырос втрое. В России сформировались условия для развития не только промышленной, но и рыночной инфраструктуры.

Истинно рыночным, важнейшим, элементом инфра­структуры должны были стать банки как денежно-кредит­ные учреждения.

Только в XVIII в. появились условия для их формиро­вания. И сразу же стал решаться вопрос о выпуске бумаж­ных денег.

Как и в других странах мира, первой формой кредита на Руси было ростовщичество, происходит это слово от "дать в рост", т. е. в кредит, в долг с процентами. Уже на этапе родоплеменного общества у восточных славян фор­мой капитала (условно, применительно к тому времени) становится ростовщичество. В эпоху Древней Руси, до нашествия ордынцев, ростовщичество по-разному приме­нялось в городской и сельской жизни. В сельской местности брали в долг, взаймы по "ряду" — договору, чаще с земле­владельцем, какие-то суммы или средства производства для работы на земле.

Упоминание о рядовичах присутствует в 25 статьях краткой редакции "Правды Роськой" ("Русской Правды"). А в Троицком списке есть специальные статьи о закупах: 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62. Причем здесь прямо говорится о необходимых денежных расчетах. В пространной редакции есть несколько статей, где четко определяются отношения между заимодавцем и должником, устанавливается процент­ная ставка. Не указывается при этом социальная принад­лежность взявшего в долг, им мог быть, надо полагать, любой в Древнерусском государстве.

Статья 50 так и называется: "О резе", что в переводе означает "О проценте", и начинается она совершенно оп­ределенно: "Если кто дает деньги под проценты...". Наибо­лее любопытной с этой точки зрения является статья 52 "О месячном проценте". Есть смысл привести ее полностью в переводе: "Месячный процент взимать ему (т. е. кредито­ру) только в течение небольшого срока; если не будут вып­лачены деньги в установленный срок, то пусть дают про­центы из расчета на два третий (т. е. 50%), а месячный про­цент аннулируется". Из этой статьи можно заключить, что условия займа были жесткими. Месячный процент не пре­вышал 20, но за невыплату денег в срок процент уже со­ставлял 50 от всей взятой суммы. Статья 47 определяла штраф в 3 гривны за невыплату в срок долга. Но наиболее жесткой была статья 53 под названием: "Устав Владимира Всеволодовича". В ней речь об ответственности кредитора "если возьмет проценты трижды, то (этих) денег ему не получать". Таким образом, уже первые законы Земли Рус­ской предусматривали взаимную ответственность в денеж­но-кредитных расчетах как заимодателя-кредитора, так и взявшего в долг под проценты.

Владимир Мономах в XII в. более подробно регламен­тировал эти отношения в специальном "Уставе о резах".

В целом в "Русской Правде" 1016 г. можно насчитать почти 20 статей о кредитных операциях: о сделках куп­цов, штрафах за неуплату долга, размерах процента. В "рост" — долг — отдавали деньги, хлеб, орудия производ­ства в 1/3, 2/3, 4/5 оплаты.

Постепенно на Руси развивается коммерческий кредит. Купцы, как в это время наблюдалось в Италии, Нидерлан - дах, Португалии, продавали друг другу товары в кредит. При этом ростовщичество выполняло функцию денег как средств платежа. Высокие проценты за взятие в долг де­нег и продуктов объяснялись развитием натурального хо­зяйства, в начальном проявлении его товарности. Люди оди­наково хранили как деньги, так и товары. С постепенным развитием феодальных отношений ростовщик, как и купец, стал получать часть феодальной ренты.

При генезисе феодализма (см. разд. 8.2) феодалы от эта­па долговой зависимости (рядовичей, закупов) перешли к повсеместному закрепощению свободных ранее смердов — общинников. В широком смысле слова ростовщичество со­действовало становлению феодализма. Кроме подобного обширного в рамках государства социально-экономическо­го и социально-политического значения, ростовщики и по­зднее оставались социальной группой людей, осуществляв­ших операции с выдачей денег под проценты, в долг. Про­живали они преимущественно в городах.

Ярким документом второго, татаро-монгольского, эта­па, свидетельствующим о дальнейшем развитии денежно - кредитных отношений, является "Псковская Судная грамо­та" 1467 г. Документ этот представляет интерес с таких по­зиций: речь идет об экономических отношениях внутри Мос­ковской Руси незадолго до окончательного разрыва с ор­дынцами; Псков, как и Новгород, были основными торговы­ми городами на Руси в IX—XV вв.; близость к Северо­Западной Европе, торговля с городами Ганзы должны были отразиться и на законодательных актах Новгорода и Пскова того времени; XV век был важным этапом на пути форми­рования Русского централизованного государства; более 300 лет прошло после появления "Устава о резах" Влади­мира Мономаха.

Полный текст "Псковской Судной грамоты" не сохра­нился, но известные 120 статей позволили специалистам сделать заключение об общерусском, а не региональном значении ПСГ. Наибольший интерес представляют статьи, раскрывающие: правовое положение различных категорий населения, в том числе половников (ст. 42, 43, 63, 76, 84), их имущественные права; статьи по Гражданскому праву в части вещного права, как то: право на собственность, договоры о купле-продаже, займе, ссуде; статьи о наследо­вании собственности (ст. 14, 30, 45, 46, 47, 55, 88, 100, 114, 118 и др.).

По вещному праву вещи делились на недвижимые (от­чина) и движимые (живот). Землевладение различалось на наследованное в виде вотчины и условное (кормля). Насе­ление приобретало право собственности по истечении срока давности владения, по договору, по наследству и в резуль­тате пожертвований.

Форма договоров о купле-продаже, займе, мене и проч. могли быть устными и письменными, оформление проводи­лось в присутствии священника или свидетелей. Если ссу­ды и займы выдавались на сумму свыше 1 рубля, то тре­бовался заклад. Если на сумму менее 1 рубля, обходились поручительством какого-либо лица или "записью", т. е. письменным оформлением.

По сравнению с "Русской Правдой", в ПСГ впервые определялось наказание за нанесение ущерба государству, значительно усилилась роль суда, в том числе в вопросах займа и кредита.

Все эти вопросы получили дальнейшее развитие в "Су­дебниках" 1497 г. (Ивана III) и 1550 г. (Ивана IV). Первый из них — "княжеский" — стал основой для другого — "царс­кого". Главной целью "Судебника" 1497 г. было распростра­нение на всю территорию государства юрисдикции Велико­го князя и соответственно ликвидации правовых суверени­тетов отдельных земель и уделов. В царском "Судебнике" 1550 г. расширяется круг регулируемых центральной влас­тью вопросов.

В "Судебнике" 1497 г. впервые появился термин "поме­стье". Здесь еще сохраняется право родового выкупа иму­щества, утерянного в результате залога, мены, купли-про­дажи. Сделки по займу и др. оформляются преимуществен­но письменно, а не по свидетельским показаниям.

В обоих "Судебниках" — конца XV в. и середины XVI в. — рассматривается вопрос о залоге при взятии кредита, г также перевод в "кабалу" человека, не выполнившего t срок условий займа.

Таким образом, во всех трех Судебниках XV—XVI вн наблюдается более цивилизованный подход к решению і судебных инстанциях вопросов о купле-продаже, займе ссудах, находит отражение усиливающийся процесс зак репощения крестьян.

Развиваются денежно-кредитные отношения больше в городе, а закрепощение крестьян в условиях общей феода­лизации происходит в сельской местности. Форма кабалы, ведущая к закрепощению, рассматривается как "служилая", а не "ростовая" (взять в займы под проценты) и не "заклад­ная" — дать заклад при оформлении ссуды.

Судебником 1550 г. был определен максимум займа де­нег в 15 рублей. Все чаще в сети ростовщиков попадало посадское население, т. е. люди, занимающиеся ремеслом и мелкой торговлей.

Крупными кредиторами в XV—XVI вв. выступали: мо­настыри; церковь; феодалы; купцы-оптовики на внутрен­нем рынке и "гости" — работающие на внешний рынок. Имен­но в руках этих людей находилась недвижимая собствен­ность. Итак, к началу XVII в. в Русском государстве еще не появилась сеть специальных организаций, занимающихся денежно-кредитными операциями, что свидетельствует о незрелости общества с точки зрения развития рыноч­ных отношений.

Во времена Ивана IV (середина XVI в.) проходили се­рьезные споры на общегосударственном уровне между "не стяжателями" и "иосифлянами" о возможности выступать в роли ростовщиков-кредиторов монастырям и церквям-

Действительно, по примеру древнегреческих храмов та­кие монастыри, как Кирилловский и Волоколамский, выс­тупали в роли банков. Но со времени действия Дельфийс­кого храма — банка в Древней Греции — прошло 2000 лет! Настало время перейти к новым формам организации кре­дитных учреждений.

Наиболее прогрессивно мыслящие люди России в XVII в. попытались решить проблему создания банков. Ор- дин-Нащекин в "Новгородском уставе" 1667 г. предложил - использовать "Земские избы" в качестве учреждений с кре­дитными функциями. Для этого в крупных городах куп­цам нужно было передать административную и судебную власть. Если в городах не существовало "Земских изб", то предполагалось создать их в составе 12 человек. Такая орга­низация могла бы выдавать кредиты "маломощному" на­селению. Уйдя в отставку, Ордин-Нащекин не довел до конца задуманное дело. В XVIII в. в поддержку создания банков выступили И. Посошков и В. Татищев. В 1733 г. появился указ Анны Иоанновны "О правилах займа денег из Монет­ной конторы". В соответствии с ним ссуды разрешалось вы­давать из 8% годовых. При выдаче ссуд запрещалось брать под заклад деревни, дворы, крестьян, алмазы и т. д. Но этими ссудами сумели воспользоваться лишь придворные в целях личного обогащения, а не для подъема экономики России. Монетная контора возникла еще в 1729 г. при Мо­нетном дворе и явилась прообразом государственных кре­дитных учреждений. Тогда разрешалось осуществлять с ча­стными лицами операции на короткие сроки, под залог зо­лотых и серебряных изделий.

Вскоре после названного указа Анны Иоанновны Мо­нетная контора была преобразована в Монетную канцеля­рию, что не превратило ее в подлинное кредитное учреж­дение. Первые попытки организации кредитного дела ини­циировало государство, в отличие от западных стран, где развивались частные банки. Такой ситуация оставалась до 1864 г., времени появления частных банков в стране.

Знаменательным для российской кредитной системы стал 1754 г., когда по указу императрицы Елизаветы Петровны в государстве были учреждены Дворянский и Купеческий банки. Первый был открыт при Сенате, второй при Ком - мерц-коллегии. Уставный капитал для Дворянского банка был определен в 750 тыс. рублей, которые получили от сбора косвенного налога в стране. Купеческий банк организовался с уставным капиталом в 500 тыс. рублей — из государствен­ных средств монетных дворов.

Дворянский банк выдавал ссуды в одни руки от 500 до 10 тыс. рублей. В залог принимались: золото, серебро, ал­мазы, села и деревни, каменные строения. Купеческий банк выдавал ссуды на срок до одного года под залог товарами, в 1746 г. ссуды разрешили выдавать под поручительство ра­туш и магистратов, созданных еще при Петре I. Но услу­гами этого банка пользовались в основном купцы Санкт- Петербургского порта, так как наличности в банке обычно не хватало. Оба банка просуществовали до 1786 г.

Почти одновременно с этими банками, в 1758 г. возник Медный банк. Его создание было связано с указом Елиза­веты Петровны "О мерах вексельного производства" 1757 г. Необходимо было создать условия для обращения медных денег. Движение вексельных ассигнаций заменяло пересылку медных денег из города в город. Операции с век­селями проходили через Соляную контору в Санкт-Петер­бурге и городские магистраты в пятидесяти городах. Через год с этой целью и создали Медный банк. Он выдавал ссуды купцам, промышленникам, помещикам. Если кто-то сдавал на хранение медные деньги, то переводили от их лица век­селя.

Медных денег не хватало, в 1760 г. в помощь Медному банку создается Банк артиллерийского и инженерного кор­пусов. Капитал их образовался из денег, полученных от пе­реплавки медных пушек. Но в 1763 г. банк был закрыт. Век­сельное обращение в те годы не оправдало себя, так как использовалось лишь для казенных платежей в двух сто­личных городах.

При Екатерине II с февраля 1769 г. началась история обращения ассигнаций — бумажных денег в России. В Мос­кве и Петербурге работали два депозитных банка, в них банкноты разменивались на металлические деньги.

Ассигнации принимались в оплату податей, не менее 1/20 платежей вносилось ассигнациями. Размен их на мед­ные деньги, кроме двух столиц, производился еще в - 22 городах. С 1769 по 1843 г. первые бумажные денежные знаки просуществовали как ассигнации. Первый их выпуск пришелся на 1769—1786 гг. Обменный курс был очень высо­ким: за рубль ассигнациями (на Санкт-Петербургской бир­же) давали 98—100 коп. серебром. Таким образом, кроме банков, в XVIII в. в стране действовали биржи как состав­ная часть рыночной инфраструктуры.

Первые ассигнации были лишь крупных номиналов, не доступные широким массам населения: 100, 50, 25 руб. По­этому в 1786 г. состоялся второй выпуск ассигнаций с бо­лее мелким номиналом в 5 и 10 руб. Они по-прежнему были привязаны к медной монете.

Из-за войны с Францией в начале XIX в. курс бумаж­ного рубля упал в 1815 г. до 20 коп. М. Сперанский в эти годы выступал за прекращение выпуска ассигнаций в Рос­сии.

Второй выпуск в 1786 г. произошел не только из-за отсутствия купюр более мелкого достоинства, ценность ассигнаций начала падать уже к 1771 г., поэтому было ре­шено ограничить их количество выпуском в сумме на 20 млн руб. И все равно эта цифра была очень высокой, так как сумма государственных доходов составляла всего 29,5 млн руб. (1773 г.). К 1786 г. количество ассигнаций оце­нивалось в 100 млн руб.! Поэтому 28 июня 1786 г. и вышел высочайший "Манифест" о замене старых ассигнаций но­выми и был учрежден единый Ассигнационный банк. Со­хранилось действие кредитных учреждений в виде сохран­ных и ссудных касс. Они принимали казенные и частные вклады под проценты и выдавали ссуды под залог недвижи­мого имущества.

23 декабря 1786 г. утвердили "Устав Заемного банка", ему были переданы капиталы упраздненных Дворянского и Купеческого банков. Ссуды дворянству под залог их имений предоставлялись по 40 руб. за ревизскую (крестьянскую) душу, сроком на 20 лет с уплатой ежегодно 5% роста и 3% погашения. Заемный банк имел право принимать вклады от частных лиц.

Чтобы помочь дворянству выкупить свои родовые име­ния из залога, в 1779 г. был создан Вспомогательный для дворянства банк. Он субсидировал долгосрочные ипотеч­ные суммы не деньгами, а особыми банковскими билетами. Они являлись обязательными к приему как частными лица­ми, так и казной по нарицательной стоимости. В 1802 г. Вспо­могательный банк присоединили к Заемному, так как он не выполнил своей задачи помощи дворянству в закреплении за ними родовых имений. Из выпущенных на 50 млн руб. банковских билетов почти все поступили в казенные уч­реждения.

Последняя треть XVIII в. ознаменовалась появлением разнообразных кредитных учреждений, фактически "ско­роспелок", не только при банках, но и при приказах об­щественного призрения и т. д. Правительство России нахо­дилось в поиске более эффективных форм кредитных орга­низаций, но все организации по-прежнему оставались го­сударственными.

Частные предприниматели не готовы были еще под­держать систему внутренних займов, участвовать в ней с пользой для экономики страны. А система государствен­ного кредита вплоть до начала XIX в. оставалась несовер­шенной.

Приостановить экономически необоснованный выпуск е огромных количествах ассигнаций удалось к 1817 г, когда была проведена новая финансовая реформа: был прекращен выпуск ассигнаций, они использовались лишь для замены вышедших из обращения; образовали Государственный ком­мерческий банк краткосрочного кредита; создали Комиссию погашения государственных долгов, позднее она стала на­зываться Совет государственных кредитных установлений. Под его патронажем находились: Ассигнационный (эмисси­онный), Заемный (ипотечный) и Коммерческий (краткосроч­ного кредита) банки; всем кредитным учреждениям была предоставлена большая самостоятельность и независимость от Министерства финансов.

Ассигнационный банк упразднили в 1848 г., а Заемный и Коммерческий банки просуществовали до конца 1850-х годов. Несомненно, опыт деятельности всех банков XVIII — начала XIX в. был учтен при создании Государ­ственного банка России в 1860 г. После 1861 г. в стране прошла радикальная реорганизация всех кредитных учреж­дений. Начинался новый этап в их развитии.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Новая экономическая политика. Экономические дискуссии 1920-х гг

Весной 1921 г. партийно-правительственное руководство РСФСР наметило долговременную программу действий с целью выхода из жестокого социально-экономического кри­зиса. С созданием СССР в конце 1922 г. программа эта авто­матически продолжала действовать в …

Экономические реформы Нэпа

Реформирование экономики в стране началось с введе­нием уже весной 1921 г. вместо продразверстки продоволь­ственного налога. Отличительными его чертами были: прод­налог взимался в размере на 30—50% меньше, чем про­дразверстка, при этом …

Социалистическая индустриализация и коллективизация крестьянских хозяйств в 1930-е гг

Советская экономика в 1921—1928 гг. развивалась про­тиворечиво, но основная задача нэпа была выполнена: про­мышленное и сельскохозяйственное производство было в основном восстановлено до уровня 1913 г. Кризис хлебопоставок 1925/26 и 1927/28 …

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@inbox.ru
msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.