За горизонтом осознанного мира

Заключительные выводы Черепанова и их место в природе трех Движений антропогенной реальности

Черепанов заканчивает свой препринт главой «Метод специальных чисел в механике и биофизике». В ней изложены его основные выводы, которые я привожу с некоторыми сокращениями.

«Моделирование кинематики без длин и длительностей, координат и времени, геометрии и хронометрии, альтернативно векторно-дифференциальному формализму классической механики и может быть названо скалярно-дискретным. Ведь вычисляемость (измеряемость) скоростей, ускорений и квадроскоростей в рамках аддитивных законов А + а-2, В+В = 2 и Г + у-2 основана на не подлежащих сомнению равенствах

mj+m2=m, т!+2т2=т/ и m2+mi=m, пронормированных по т/2 и т/2. А это значит, что некоторые природные Движения молено «взвешивать», подбирая под наблюдаемый процесс пару «гирь» mj и т2, размеры которых численно коррелируют с его кинематическими характеристиками [v], [а] и fv'J, не требующими разложения на пространственную и временную составляющие. При этом отпадает необходимость в построениях и решениях уравнений, включающих переменные координаты и время, а также интегрируемые и дифференцируемые параметры вроде импульса, силы и энергии, физическая суть которых не-прояснима из-за неприродного (антропоморфного) характера математических конструкций вида mv, та и mv2/2.

Таким образом, механика, построенная на понятиях пространства, времени, импульса, силы и энергии, неадекватна природе, в которой нет ничего, кроме массы и свойственного ей двиоюения, закономерного кинематически и геометрически. И это движение в ка-ждом из рассмотренных выше случаев смоделировано специальными а, (3 и у двойками, не тождественными с натуральным числом 2, получаемым сложением двух арифметических

2 2 2

единиц. Ведь константы 2=1+1,2=1+1 «2=1+1 образованы дихотомией природных Движений, физическая размерность которых непредставимо в пространственно-временных масштабах. Но при этом устойчивая дихотомия дала определение скорости, неустойчивая — квадроскорости, а точечная обеспечила возможность суммирования ускорений и квадроскоростей.

Однако найденный способ утверждения кинематических характеристик единичной величины, названый принципом дихотомии, не отличается абсолютной новизной, поскольку тождество А + а = 2, например, можно рассматривать как формулу треугольника (вырожденного или плоского) полуевклидовой геометрии Галилея. И есть все основания предполагать, что скалярные формы В + (3 = 2 и Г Л-у -2 отображают треугольные фигуры соответственно дважды параболической (флаговой) геометрии и псевдоевклидовой геометрии Минковского, хотя этот вопрос требует специального исследования. Тем не менее имеющихся данных вполне хватает для того, чтобы отказать геометрии (евклидовой или неевклидовой) в первоосновной роли. Ведь главную роль в скалярно-дискретном моделировании кинематики играет масса (естественный объект механики) с ее неотъемлемым свойством Движения, тогда как разнохарактерные отношения между пространством и временем, называемые скоростью, ускорением и так далее и порождающие ту или иную неевклидову систему или физическую теорию, отходят на второй план.

Непосредственная (без длин и скоростей) оценка некоторых природных Движений важна прежде всего для количественного понимания таких фундаментальных явлений, как гравитация и распространение света в оптических средах и в вакууме. В самом деле, моделирование локально-однородного и центрально-симметричного тяготения скалярными формами В + (3-2и Г+у-2 показывает, что гравитация, скорее всего, является свойством массы по определению. А это значит, что принципам ее близкодействия или дальнодействия противостоит принцип беспрерывнодействия гравитации, по которому свойством механического движения обладает только несотворимая и неуничтожимая масса. И это утверждение можно назвать аксиомой единственности объекта механики, положив его как постулат в основу бессиловой теории взаимодействий и движений вещества, построенной на специальных числах. Понятно, что в рамках такой теории должны найти естественное объяснение электромагнитные свойства массы и квантование ряда присущих ей характеристик, отмечаемое на макро - и микроуровнях.

Новая математическая теория Движений, основанная на принципах дихотомии и единственности объекта механики, не позволяет рассматривать обусловленные тяготением круговые и параболические перемещения массы как неинерциальные, качественно отличные от прямолинейных и равномерных. Ведь числовые модели А + а = 2, В + /3=2и Гл-у - 2 полета тела по прямой, по параболе и по окружности не дают оснований в каком-то случае считать его состояние исключительным, т. е. инерциальным. Тем более, что малое пробное тело - капля ртути, например, - имеет шарообразную (характерную для невесомости) форму как вдали от тяготеющих масс, так и в орбитальной космической станции и в лифтовой кабине, свободно падающей под действием локально-однородной гравитации. Таким образом, перечисленные движения жидкой массы сопровождает одно и то же состояние — невесомость, понимаемая как отсутствие внешних сил. А это значит, что прямолинейные, параболические и круговые перемещения ртутного тела в равной мере естественны, т. е. инерциальны, хотя и отличаются своими кинематическими характеристиками - скоростью, ускорением и квадроскоростыо».

Далее Черепанов пишет: «Твердо установлено, что хаотический поток световых корпускул, проникающих в глаз сквозь прозрачный хрусталик, вызывает молекулярные реакции в многочисленных клетках сетчатки глазного дна - «палочках» и «колбочках». И отдельные клетки, воспринимая единичные фотоны, генерируют электронные всплески, по нервам достигающие затылочной части коры головного мозга, где группами размещены ответственные за зрение нейроны. Их возбуждение и формирует аналог картины, воспринимаемой глазами.

Но в данной цепочке причин и следствий отсутствует ключевое звено, а именно: не названы первоэлементы, из которых для мозга в общем-то и состоит зримая реальность. Ведь кванты света - всего лишь частицы, своим движением связывающие точки видимой картины с отдельными клетками на сетчатке глазного дна. И если наблюдаемый объект неподвижен, то глаза, мелко подрагивая и слегка поворачиваясь в глазницах, делают его мнимо дрейфующим или скачущим. Но в таком случае потоки фотонов, падающих на глазное дно с частотой 1/25 с, будут ориентированы наподобие порывов ветра над колосящимся полем.

Как видно, в первоначальном формировании зрительных образов ведущая роль принадлежит Движению.

Не принижая значения классической механики в описании разнообразных движений, нельзя не отметить, что ее метод ничего не дает биологии. Ведь классическая модель реальности строится на неприродных образованиях вроде координатных систем монотонно текущего времени и перераспределяющихся между телами импульсах, силах и энергиях. Но ничего такого на самом деле нет. Из-за этого классическая теория пасует перед биофизическими проблемами, поставленными существованием живого на Земле. И совсем уж бесполезной выглядит релятивистская теория», - считает Черепанов. «Между тем представленный метод специальных чисел дает такую формулировку внешней механики, которая удобно вписывается в работу зрительной системы мозга.

В самом деле, глазам вовсе не обязательно отслеживать отдельные точки зримого образа, представленные вылетевшими оттуда фотонами. Ведь информация от малой области поля зрения, периодически поступающая в глаз, состоит из россыпи световых частиц, изменения внутри которой свидетельствуют о происшедших в этой области движениях действительных или мнимых. Но перемещения отдельных точек малой области характеризуют скорости, ускорения и квадроскорости, аддитивные в рамках скалярных форм А + а = 2, В' + /3 -2и Г +у -2. Таким образом, числовые характеристики, которыми оперирует мозг, по-видимому, имеют размерности кинематических величин, оцениваемых «массивными» а-, ¡3- и /-числами.

Однако малая область поля зрения скорее всего перенасыщена кинематической информацией, поддающейся скалярно-дискретному моделированию. Поэтому ограничим ее объем элементами, трансформирующимися во времени по условиям, задаваемым устойчивой, мгновенной или точечной дихотомией. И тогда в этой области останутся треугольные фигуры (скорее всего - вырожденные), которые могут быть элементарными составляющими информационного поля зрения. По-видимому, из этих устойчивых элементов мозг и собирает зримый образ реальности. Тем более, что кинематическому элементу каждого вида отвечает особая связь между массой и числовыми характеристиками Движений,

выражаемая одним из трех скалярных равенств 1 + 1=2, + I2 = 2 , I2 + I2 = 2.

Вспомним, что в аналоговых системах массу как количество вещества заменяют калиброванные электрические сигналы. Этим же приемом, скорее всего, пользуется и мозг, нервными импульсами моделирующий реальность из числовых характеристик творящихся в ней Движений. А так как наипростейшими формами определения («взвешивания») некоторых перемещений являются числовые модели А + а = 2, В + /3-2 и Г+у-2, то их

фундаментальный характер не подлежит сомнению. И возможно, что есть немало физических процессов, кроме рассмотренных выше, которые моделируются специальными а-, /3-й у-числами.

Предугадывая исход полета камня, брошенного под углом к горизонту, мозг не занимается решением известных нам уравнений классической механики, а подбирает под наблюдаемый процесс числовое тождество В+ ¡3-2, слагаемые которого есть кинематические константы — квадроскорость и гравитационное ускорение. Но алгоритм такого подбора нам пока неизвестен. Тем не менее, формулировка внешней механики, представленная, в частности, дискретной /3-моделыо, избавлена от антропоморфных составляющих знания - сил, энергий, координатных систем, времени и тому подобных несуществующих су-ществит ельных.

А это значит, что физику надо строить заново, начиная с теории Движений. Тем более, что у механики определенно есть второе начало в виде порождаемых дихотомией математических форм А + а - 2, В + (3 -2и Г+у-21. И не таким уж отдаленным следствием второго начала механики будет вывод о том, что построение зрительных образов основано не на геометрии, а на кинематике» (с.48-53).

Из сказанного следует, что изначально формирование зрения у ребенка должно пройти фазу становления кинематической устойчивости воспринимаемой картины мира, пока мозг не овладеет ее автоматическим поддержанием.

1 Учитывая сказанное ранее о том, что я не считаю ряд приведенных выше доказательств Черепанова корректно выполненными, я на данном этапе, возможно временно (и это прошу учитывать при чтении Заключения!), использую рассматриваемые математические формы (см. рис. 2 Заключ.) как символы, связывающие три физических движения (см. тот же рисунок) с не-движением, а не как окончательно выверенный алгоритм таких связей.

Кроме того, устойчивые элементы, из которых мозг собирает зримый образ реальности, отвечающие мгновенной или точечной дихотомии, должны возникать на короткий срок и тут же исчезать. Выступая элементарными составляющими информационного поля зрения, на раннем этапе восприятия, они могут как-то проявляться как дискретные центры элементов целостного процесса. Это могло бы выглядеть как эффект «искрения», который должен прекратиться с развитием функций зрительного аппарата. Существуют техники, позволяющие целенаправленно или спонтанно пережить состояние детского восприятия.

Приведу одно из подобных описаний: «Вдруг, будто в фильме с замедленной скоростью, я увидел себя со стороны, совсем маленького (около года). Тетя несет меня, закутанного в зеленое одеяльце, на руках. Она спускается с лестницы в подъезде. Неожиданно тетя спотыкается и роняет меня. Я ударяюсь о ступеньки и поднимаю дикий рев, но не от боли, а от страха и обиды: «за что меня так?!»

Как переименоваться? (Автор «переименовывает» ситуацию, т. е. изменяет в своем прошлом корневое отрицательное событие согласно технике школы Симорон, что освобождает от этой связки его будущее.) Быстро перескакиваю чуть назад, в момент, когда беззаботно лежал на тетиных руках. Внезапно я понимаю, что смотрю на мир глазами того маленького мальчика. Мир выглядит совершенно по-другому - ярко и необычно. Потолок, стены, перила - все усыпано сверкающими искорками, похожими на танец снежинок в свете фонаря. Окружающее пространство не имеет устойчивой формы, оно словно дышит» (Гу-рангов A. A., Долохов В. А., 1998, с.112).

Завершая обзор переходных этапов к разворачиванию мировой кинематики, использующий аналитический формализм Черепанова, можно сделать еще один шаг. Уточнить, в какой последовательности происходил переход от Модуля Не-Движения к пространственно-временным мирам, порождая Троицу фундаментальных мировых Движений. Рассмотренный материал позволяет связать ответ на этот вопрос с тремя рассмотренными видами дихотомии. Объединение ряда рассмотренных положений с исследованиями Черепанова позволяет сделать следующие выводы.

Устойчивая дихотомия изначально отвечает отсутствию Движения и выражает состояние покоя. Но оно может проявиться равномерным прямолинейным движением относительно другого покоящегося тела. Однако и здесь оно подобно движению образа объекта, еще не включенного в окружающий мир. Более того - этого Движения в реальности нет и принципиально существовать не может. Оно есть такая же абстракция, как понятие бесконечности, запрещенное в Реальности. Все элементарные длины, из которых состоят действительные Движения, являются отрезками дуг, так как мир проявленных Движений возникает на вращениях и ими он исчерпывается.

Устойчивая дихотомия - это первая абстрактная генерация относительного Движения, которым проявляется Не-Движение для человеческого сознания.

Мгновенная дихотомия (она же) - неустойчивая в пространстве образующих ее отношений, но фиксированная на том равновесии, в котором она проявилась.

Это подвижное в неподвижном. Неподвижное - как центральная осесимметричная структура - элемент мировой устойчивости всех производных от нее структур. Подвижное, как циклически воспроизводимая память замкнутой последовательности состояний, обретаемых в Реальности, называемая вращением. Оно же - спин, ротатор, «первичный вихрь» и т. п.

Это вторая генерация Движения. Она же - первая генерация «собственно движения», так как прямолинейное равномерное движение - это абстрактный (не реальный) продукт предельного перехода от вращения к не-Движению. Но продукт антропогенно необходимый.

Точечная дихотомия раскрывает переход, использующий параметры (ускорения, квад-роскорости), воспроизводящие (на последовательностях точек, составляющих параболические траектории) полный спектр пространственно-временных Движений. Можно сказать, что это подвижное в подвижном. По отношению к нему вращение выступает идеализированным состоянием - результатом предельного перехода, состоянием, действительным в своей первоприроде и доминирующим в элементах, поддерживающих антропогенный мир Движений.

Это третья генерация Движения. Она же - первая генерация всеохватывающего мирового Движения.

Теперь пришло время сделать еще один шаг, на сей раз «в никуда». Шаг абстрактный в какие-то приделы воображения. Он почти ничем не отличается от вымысла, и на него можно опереться примерно так же, как на собственную тень. Чем-то он похож на легкое падение в несуществующую пропасть.

Может быть, читающий эти строки хоть раз в жизни под влиянием каких-либо воздействий испытывал странное состояние, когда все предметы кажутся непрерывно увеличивающимися в размерах, парадоксально расширяющимися, оставаясь по-прежнему самими собой. Примерно как «переворачивание комнаты» при опьянении. Постижение того, что я хочу сказать, у меня лично произошло, когда я слушал очередную кассету с записью строго отчеканенной информационной канвы, как всегда, экспромтом задиктованной на мой магнитофон Ириной. Вообще говоря, эти записи могли свести с ума кого угодно. Но я в какой-то мере уже «прогуливался» в этих смысловых пространствах и был ко всему подготовлен.

В тексте шла речь о золотой пропорции, и мне показалось, что я уловил смысл, который стоял за словами. Тогда это меня буквально поразило.

Мы уже говорили о загадочности того непостижимого процесса, который делает один и тот же объект несовместимым с самим собой. Мы к этому привыкли и называем это разным размером.

Но нам привычно только такое изменение размера, которое происходит в мире объективно фиксированных масштабов метрикообразующих координат, т. е. эталонов длин и длительностей. Объективная фиксированность масштабов - это не договор о том, что мы примем эталоны длины и времени такими-то. Это фиксированность масштаба данного мирового паттерна на уровне элементарной базовой структуры, которая задает темп и размер всем производным от нее структурам и процессам, составляющим этот паттерн. Можно сказать, что Главные Часы - одни на данный мир, хотя отдельные его участники свои часы могут ставить как угодно (и жить по ним). Но они все равно вписаны в данное мировое предметное пространство и по нему координируют внешние социально и планетарно согласованные «договорные» ритмы своего бытия.

Количество элементарных телец, составляющих вещественное (и предметное) пространство мира, постоянно в единице его объема. Именно поэтому с возрастанием линейных размеров тела трехмерного объекта количество таких телец в объеме тела растет по кубической зависимости, а поверхность тела, естественно, по зависимости квадратичной.

Это вошло в интуитивно-привычное представление о том, что совершенно естественным, как бы присущим самой геометрии нашего мира, является свойство объема расти по кубической зависимости, а поверхности - по квадратичной, меняя их отношение между собой при возрастании размеров тела, как бы придавая такому возрастанию некий абсолютный характер.

Практика повсюду подтверждает это самоочевидное представление. С ним связано понятие критической массы, невозможность полета слонов, если бы у них были крылья, как у мухи, и т. п.

Это так в пределах, т. е. внутри, каждого отдельно взятого мирового паттерна, и, таким образом, для куста объектов одной генерации, представляющих собой как бы склад мешков разного размера, заполненных одним и тем же зерном. Делая шаг в то, что предшествует началу творения генераций, мы уходим и от их контроля. Здесь открывается иная «координата» для работы с объектом. Здесь нет надобности наращивать объект, «досыпая в мешок зерно». Здесь он весь всеми своими элементами и их связями одинаково открыт творящему акту Разума. Примером тому может служить процедура, проводимая над световым потоком. Мы берем линзу и увеличиваем все, что лежит перед нами, и у нас не возникает вопросов, что увеличится мешок, а зерна линза «забудет» увеличить. Мы эту процедуру законно называем невещественной и не боимся, что муха, увеличенная линзой до размеров слона, уже и «взаправду» не сможет лететь, так как у нее нарушится отношение объема к площади крыльев.

Другой пример - творение визуализированного мыслеобраза. Человеку, в совершенстве владеющему такой процедурой, все равно, какого размера будет сотворенный образ. Он работает подобно оптической линзе. Наконец, то, что называется материализацией, не обязательно должно конструироваться из «зерен нашего мешка».

Представим себе, что некий демиург по одной и той же матрице-шаблону создал два вещественных объекта, но не уравнял их масштабы между собой. Если такие объекты представляют собой две полноценные Вселенные, то они, слава Богу, защищены друг от друга. Их будет спасать гравитационный коллапс и вообще что угодно, что нужно, чтобы они взаимно не уничтожились. Потому что в этих случаях они уже «оделись в покровы вещественности», а точнее, выразили себя через эти «покровы». Вещественность не допускает встреч «голеньких» объектов из своих «разных монастырей».

Но демиург в своих творческих актах может работать с тем, что ускользает от «овеществленного осознавания». Он может увеличивать объект, не увеличивая его, так как масштаб возникает только в сравнении. Это акция сопоставления, а не накопления.

Вспомним: мы можем «гонять» сферу в размерах от «нуля» до «бесконечности», исключая только их самих, так как их нет (именно потому, что нет размеров!), оставляя эту сферу абсолютно неизменной. В этом чистом случае ее взаимонесовместимость с самой собой к ней самой не имеет отношения.

Этот акт того или иного изменения объекта, при этом не изменяющегося по отношению к самому себе, стоящий за объектом, является самым непостижимым и таинственным актом для нашего сознания. Но мы уже обнаружили, что сопоставление может выявить динамику изменения, ускорение, возрастание размера, например, последующей видимости формы по отношению к предыдущей видимости ее самой как акт, не затрагивающий ее саму и, что еще важнее, как акт, не ведущий к какому-либо накоплению, т. е. к реальному росту некоего «абсолютного размера», который когда-то достигнет чего-то, и что между этим предельно большим и тем его предельно малым якобы есть какая-то разница. И что якобы может потребоваться акт замыкания нуля на бесконечность, чтобы «замкнуть мир», т. е. чтобы замкнуть то, где нечего замыкать.

Все это промелькнуло у меня «в уме», когда я слушал кусок с записью Ирины о золотой пропорции. Но не просто промелькнуло, а возникло вполне конкретное представление о том, что отрезок прямой, разбитый в золотом отношении 1/і2=(1+Іг)^2, есть не отрезок, а «сплющенный» треугольник (из иной геометрии), где идет вечное «вращение» с постоянным ускорением, выявляющимся количественно на трех вершинах. И каждое последующее измерение по отношению к каждому предыдущему дает величину 1,618..., а в обратном порядке - величину 0,618... И это не что иное, как вихревой Модуль устойчивости, который использует любой Разум (и все живое) по своей первоприроде. Но это не «вихрь» относительного материального движения. Это абстрактное ТОТАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ, которое есть Не-Движение в отличие от того непроявленного, что не является ни Движением, ни Не-Движением.

В свою очередь, Модуль устойчивости потому и «выступает» в этой роли, что является общим топологическим ядром (треугольник) и для Не-Движения, и для Движения.

Описанное произошло до того, как я на международном семинаре по теме «Золотое сечение и проблемы гармонии систем» в Киеве мимолетно встретился с Черепановым и взял у него из рук книжку, которую цитировал в настоящей главе.

В свете сказанного раскрывается природа тех треугольников, которые, согласно Черепанову, используются мозгом, чтобы сопоставить целостный зрительный образ. Здесь они являются центром устойчивости в той дрожащей картине фотонных всплесков, которые дают мозгу движения глаза. Сознание посредством мозга реализует процессы более глубокого природного уровня, чем тот, модели которого заполняют пространство содержания того же сознания.

Немного позже мы будем говорить о том, что, во-первых, движения, которые мы видим в мире, есть только частные проявления того Тотального Движения, которое стоит за миром нашего сознания, застывшей мерой которого является золотая пропорция. Мало того, мы обнаружим, что Тотальное Движение есть невидимое нами изменение, происходящее в «каждое мгновение» в нашем понимании времени, которое, если бы мы его воспринимали, явилось бы непрерывным процессом расширения, увеличения масштаба всего воспринятого. И этот монотонный абстрактный процесс, не имеющий конца, ничего не меняет в нашем предметном мире, так как стоит за нашей реальностью, но он ответствен за создание масштабно разделенных реальностей, за существование несовместимых тождественностей, отличающихся только внешним масштабом своих видимостей, о чем уже немало говорилось в этой книге. И этот тотальный абстрактный процесс имеет своим Модулем Троицу и вихрь - замыкающий треугольник, вырожденный в нашем пространстве в одномерное образование, где каждый предыдущий отрезок в плоской проекции вращения в последовательности отношений а:Ь и при проекции второго полуоборота (обратное движение) Ь:(а+Ь) составляет 0,618 последующего. При обратном вращении эти отношения составляют 1,618... раза. Можно сказать, что 1,618...- это величина того невидимого абстрактного расширения масштабов реализованной материальности (Реальности), которая творит ее по отношению к Не-Движению, т. е. по отношению к делению отрезка пополам (дихотомия) и отсутствию цик-ла1.

1 Кстати, сознание, «закручивающее» по своей природе отрезок в цикл, замыкает его, образуя устойчивые первоэлементы Реальности в ее пространственном (образование форм) и временном («кармические повторы бытия») выражениях.

Поэтому в отношениях дихотомии и золотого сечения и заложен ключ к инварианту Не-Движения в кинематическом пространстве движений.

За горизонтом осознанного мира

Предварительная информация из материалов третьей книги, облегчающая понимание некоторых моментов первой книги

Таблица 2 прил. 9. Функиональные блоки Древа Проявлений в фазе осуществления Настоящее приложение не предусматривалось, когда был написан основной текст данной работы, поэтому многие ссылки в ней, изначально адресованные ко …

Подход О. А. Черепанова, выявляющий принципиальную ограниченность пространственно-временной трактовки реальности, отразившейся в теории Эйнштейна

Черепанов учитывает, что число Френеля к возникло как модификация сложения квад-роскоростей (см. с.42) и что - скорость света в неподвижной среде, гра - ничащей с вакуумом. Далее он «внедряет» коэффициент …

Подход Черепанова, позволяющий рассчитать многообразие баллистических парабол, полностью характеризующих локально-однородную гравитацию без потенциальной энергии и силы всемирного тяготения

На с.23-25 у Черепанова читаем (Черепанов O. A., 1993): «Пусть массивный предмет летит по параболе, в любой точке которой его горизонтальная скорость и гравитационное ускорение равняются v() и üq. Тогда, …

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.