За горизонтом осознанного мира

Философский и эзотерический подходы к синтезу Реальности

Рассмотрение Реальности от «начала Всего Сущего» до процессов структурообразова-ния множественных миров (включая входящие в это рассмотрение понятия «структура» и «матрица»), требует максимального освобождения от понятий вторичных, нуждающихся в определениях. Все такие понятия порождены нашим формным миром и осознанно (или неосознанно) содержат в себе уже готовые старые модели.

Итак:

Началом Всего Сущего является понятие не определяемое, не дифференцируемое ни в каком отношении - ни на дух или материю, ни на сознание или не-сознание, ни по форме, ни по содержанию, т. е. никаким образом. Оно есть нечто абсолютное, обладающее способностью порождения всего остального.

Вот почему большинство религиозно-философских доктрин либо не пытается определить это начало содержательным образом, заменяя сущность метками «Божественное», «Абсолют», «Атман», «Брахман», «Дао», «Шуньята» (Пустота), «Единое» и т. п., либо (что характерно для неперсонифицированных доктрин восточной традиции) определяют его указанием отсутствующих свойств - «не то», «не это», «необусловленное». И наконец, при дзенском подходе «не то и не не то» (как одно понятие).

На уровне общих понятий, не определяющих и неопределенных, оставались и все философские школы, рассматривавшие вопрос о начале и возникновении Всего Сущего.

Так, по этому поводу у В. Н.Акулина читаем: «основатель русской школы Всеединства В. С.Соловьев отмечал, что Сушее «...выше любых признаков и свойств, выше определений, выше множественности и раздельности. Оно ничто, но не в отрицательном смысле, оно -положительное ничто, несводимое к отдельным конкретным сущностям, и содержит их в себе в потенциальном единстве, утверждая все именно таким образом (все как свое единство). Сущее (абсолютно сущее, сверхсущее, или Бог) содержит в себе все не реально, но потенциально, оно - носитель признаков, в нем мощь всех вещей, но не их механическая сумма. Однако, если сущее выше любого определения, то оно или не существует, или все лее допускает какое-то свое определение, но в последнем случае будет определено нечто отличающееся от сущего, его «другое». То «другое» сущего, определимое, разделяющееся, структурируемое, В. С.Соловьев называет «бытием» » (Акулин В. Н., 1990, с.74-75).

1 Рассмотренное выше отвечает ограничениям, налагаемым природой обычного человеческого сознания. При более широком рассмотрении можно выделить две возможности развития Разума. Одна возможность - это восхождение Разума к Единому, переводящая его через последовательность состояний от формного до континуального. Другая возможность - это совершенствование проявлений Разума в каком-либо одном его состоянии.

Очевидно, что все это не проясняет ни сути этого Единого, давшего начало Всему Сущему, ни механизма порождения им Сущего1.

В дальнейшем мы попробуем функционально подойти к этой проблеме с тем, чтобы по возможности конструктивно разобраться в возникновении структурных форм мировой организации.

Примеров, соответствующих первому случаю, не счесть. Для определенности можно привести работу Т. Тулку (1977) «Время, Пространство, Знание». Второй случай отвечает развитию основной массы человечества, ориентированного на познание информационных и физических структур вещественного мира. Изложение материала ориентировано на этот случай, и ограничения, которые могут встретиться относительно некоторых границ постижимого, относятся к взгляду из «этого мира». И только к нему.

Поскольку один объект не порождает расстояния, он не существует для разума, связавшего себя с пространственно-временной природой восприятия. При этом для восприятия необходимы три составляющие: два объекта и Разум, которому они даны в восприятии.

Природа Разума коренится в Едином. Это обусловливает примат Разума над всем порожденным. Все Сущее возникает только в Разуме (непосредственно или через акт восприятия). «Самосущего», т. е. в себе-Сущего, Сущего вне Разума,- не существует: Сущее исчерпывается Разумом. Каждый элемент воспринимаемого есть акт взаимодействия Разума с другим Разумом.

Так возникает отделенность воспринимающего от воспринимаемого, «внешнего» от «внутреннего». Занятый этим «внешним», Разум не всегда осознает свою внеформную «безобъектную» природу. Но эта природа принципиальным образом стоит за восприятием любых двух объектов, на которых начинается пространственно-временной мир. В этом смысле мир начинается с трех.

В самом общем виде можно сказать, что то, что позволяет отличить одно от другого, мы будем называть расстоянием.

Отсюда, по определению, вытекает, что расстояние для одного объекта не существует.

Функция взаимного отношения объектов выступает то как пространство, то как время.

Отсюда для одного объекта не существует ни пространства, ни времени. Первичное возникновение двух объектов, на которых возникает то пространство, то время, будем называть их проявлением.

Для возникновения восприятия то, что воспринимает, должно обладать существованием. Результатом существования (протяженности во времени) может быть наложение двух расстояний - в пространстве и во времени, и в этом случае наши два объекта сами распадаются на несколько (на пару) нетождественных друг другу единичных явлений.

Здесь мы имеем два вида расстояний: одно между разными проявлениями в пространстве и второе - между разными проявлениями во времени. Причем первые два составляют единство в пространстве, которое может не требовать сохранения единства во времени, тогда как вторые два для их взаимного соотнесения требуют сохранения их единства во времени, что и есть элементарная протяженность бытия, т. е. существование. Протяженность бытия здесь выражается в том, что она параллельно разделяет и связывает эти две составляющие проявления.

Первую мы называем расстоянием, вторую - памятью. Память создает иллюзию двух проявлений, но их четыре, хотя для восприятия достаточно трех. Здесь их два как бы внешних (в пространстве) и два как бы внутренних (внутри одного бытия - во времени).

Мы не случайно акт восприятия, как бы венчающий акт рефлексии, тоже назвали проявлением.

У нас нет никаких оснований дифференцировать, разрывать акт возникновения элементарной единицы проявления реального из того «Зазеркалья», которое мы условно называем «Единым», и данные ему «существование» и «исчезновение».

Можно сказать, что оно, это малое, возникающее, рефлексирует, полностью выполняя свою космическую функцию для двух «миров» - «зазеркального», который ничем называемым не является (но мы можем ему приписать любую функцию), и нашего (где конструктивно мы более продуктивны).

Итак, мы получили своего рода виртуальную пару, разделенную тем третьим, что для нас есть расстояние, пару рефлексирующую с другими и тут же исчезающую. Однако мы не можем пока настаивать на виртуальной модели, поскольку такие пары, породив многие симметрии, нам известны очень глубоко и далеко от «начала» Сущего. Хотя принцип аналогии, простирающийся от начала всего, должен распространяться и на нее.

Позже мы это сделаем. Но пока с гораздо большей уверенностью мы можем говорить о «дхармах».

«Дхармы», согласно буддийским представлениям, это лежащие в основании всей феноменальной реальности непрерывно возникающие и тут же исчезающие первоэлементы Всего Сущего. Повторю уже приводившуюся в гл.1 цитату Бродова:

«Существуют лишь бесконечно малые (по величине и по времени) состояния (мгновения или вспышки), носителями которых являются дхармы («носители»), и это не дает нам право говорить о каком-либо предмете или явлении как о субъекте существования, т. е. о том, что он реально существует» (Бродов В. В., 1967, с.59,60). И далее там же:

«Все существующее, вся природа <...> представляет собой единый поток, вихрь, состоящий из элементов <...> Жизнь элемента ничтожно мала (вспышка), и все, что состоит из них, рано или поздно перестанет быть, но то, что действительно есть, не может перестать быть; потому все явления природы - материальные и духовные - нельзя назвать истинно реальным бытием. «Элементы имеют своего носителя — дхарму, вечную и неизменную субстанцию, которая и является истинным реальным бытием, сущностью всех явлений» ».

Дхармы, подобно цветным точкам на полотнах Сера, воссоздают целостную взаимосогласованную в своих частях картину реальности с ее гармонией и диссонансами, хотя каждое пятнышко совершенно автономно. И целостность эта обязана своей жизнью не кисти и мазку краски, а образу, возникшему в сознании художника. Каждая «дхарма» - это Троица в которой сплавлены рождение, существование и исчезновение в одном нераздельном акте ее явленности.

Это не квант физического поля наших представлений, это в первую очередь - квант рефлексии «Единого», квант порождающий, так как среди миллиардов «кипящих дхарм», совокупность их фрактально воспроизводит ту же Троицу, которая является каждым из них.

Впоследствии мы отметим, что упомянутые три на интегральном уровне есть одно целое и, восходя к Единому, они трансцендируют свои проявления (3+1=4), как бы возвращая «Единому» память о «многом», а «многому» отдавая целостность «Единого».

Поскольку каждая рефлексирующая единица внутреннюю протяженность своего бытия отмеряет памятью, память и ход времени - разные стороны, или разные проявления, одной природы. «Внутренний» отсчет ведет память, «внешний» - совокупность процессов.1

Память - внутренний «скелет мира», его тело. Она соединяет отдельные точки мгновенных событий в целое. Так создаются «каркасы устойчивости», которые еще не проявились как внешние тела, поскольку пространство еще не оформилось. Для него это еще слишком ранний этап. И время здесь тоже «кипящее». Статистически его еще нет.

1 Человек, в частности, в поле своей памяти - демиург, творящий внутренние образы. Во «внешнем» пространстве-времени он пока предметы не творит, так как этап тренировки на образах не закончен.

Три названных существующих элемента образуют треугольник. Эта конфигурация является пространственно-числовой структурой, в соответствии с которой протекают основополагающие процессы в Реальности. Можно сказать, что она является их генетическим кодом. Мы ее рассматривали и назвали Триадным Базовым Модулем. Рассмотрим только некоторые возможности, заложенные в этой конфигурации.

Расположим треугольник вершиной вверх. Учтем, что мы прежде всего имеем дело с топологической структурой, определяющей набор контролируемых ею процессов. Такое расположение символизирует (как потенция реального) два самостоятельно оформившихся процесса «сущностно-информационного» характера (боковые стороны треугольника), восходящие к вершине, которая знаменует высшую категорию синтеза, отвечающую рассматриваемым реализациям. Выражая разные стороны этих проявлений, они в «нижних» своих пределах порождают дуальный «горизонтальный» процесс, отвечающий основанию треугольника. Этот процесс представляет собой последовательность взаимодействий одного порядка организованности, одной природы, идущий в одном мире и т. д. Поддерживаемый «двумя волнами», связанными с вершиной, он ими масштабируется и организуется в сторону обретения физически-резонансного, энергетически-материального характера.

Синтез параллельных и последовательных процессов, их трансценденция, снимает с этой структуры ее высшую интегральную составляющую, формируя то, что будет «возвращено» Единому. Расположение треугольника вершиной вниз символизирует инволюционную фазу развития. Интересно, что суперпозиция эволюционного и инволюционного треугольников дает известную звезду Соломона - символ синтетических процессов в реальности. При этом речь идет о наложении Триадного Базового Модуля самого на себя в инвертированном виде, что демонстрирует его двойственную роль как инициатора процессов синтеза или деструкции мировых форм. Или иначе - как результата действия знака (направления) базового процесса рефлексии Универсума.

Крупнейший знаток «тайной философии», мастер высшей магии Элифас Леви в своей работе «Учение и ритуал высшей магии» писал: «Единство, чтобы стать деятельным, должно размножиться. Неделимый, неподвижный, неплодотворный принцип был бы мертвым и непонятным единством.

Если бы Бог был только одно, он никогда не был бы ни творцом, ни отцом. Если бы он был два - в бесконечном был бы антогонизм и разделение, а это равнялось бы разделению или смерти всего возможного, следовательно, Он — три, чтобы создавать из самого себя и по своему подобию бесконечное множество существ и чисел. Таким образом, Он действительно един в себе и троичен в нашей концепции, а это заставляет нас также смотреть на него как на тройного в себе и единого в наших уме и любви...»

И еще «... самое совершенное из нечетных чисел — три, ибо оно — трилогия единства».

«Совершенное слово - тройное, потому что оно предполагает принцип разумный, принцип говорящий и принцип, о котором говорят». «Абсолют, открывающий себя словом, придает этому слову смысл, равный ему самому, и создает третьего самого себя в понимании этого слова» (Леви Э., 1992, т. 1, с.77,79,80).

Вот она, рефлексия, приписанная самому Абсолюту. Хотя, как мы увидим, наш уровень рассмотрения требует большей строгости, и кроме того, мы уже уточняли, что рефлексия на Абсолют не распространяется. Подобных выдержек можно приводить сколько угодно. Однако сказанное достаточно высветило фундаментальное явление: топологическая структура архетипического ранга, т. е. стоящая близко к Единому, в значительной мере «светит» Его светом, иными словами, она контролирует не только структурные конфигурации траекторий процессов, но и топологические конфигурации смыслов, идей, придавая им тот же топологический рисунок, т. е. все то, что следует за этой структурой. А за ней следует фактически

Все Сущее. Поэтому такая структура по своей функции является Триадным Базовым Модулем Действительного и Реального, их живым квантом.

Сказанное здесь естественным образом подводит нас к сущностному уровню рассмотрения, согласно которому Мир начинается с Мира.

Точнее: мир развернутый начинается с мира свернутого (каждая точка развернутого мира есть он сам в свернутом виде; с этого он и начинается), т. е. «актуализируется» уже «имеющееся там» как «потенциальное» (с учетом условности этого понимания).

Такое рассмотрение наиболее холистично, и поэтому комментарии к нему, наряду с частными конкретностями, должны носить предельно обобщенный характер.

В силу целостности Единого (его нерасчлененности ни на время, ни на пространство и др.), оно проявляется также целостно. Но наращивание «видимости» этой целостности для грубых инструментов ее регистрирования идет частично, подобно послойному затвердеванию пленки на ее «поверхности», познанием которой исчерпываются наши суждения. Можно сказать, что мы не замечаем идеи структуры (которая уже присутствует), но судим по ее проявившемуся «наличному» присутствию.

Это означает, что «кипящие дхармы» статистически воспроизводят некий «рефлексивный образ» проявленного Мира, истоки которого восходят к Единому. Топологическая картина, в которую воплощается этот образ, фрактально (а по сути, как увидим далее, - голо-графически) воспроизводится статистически на ансамблях возникающих «островков» устойчивости - зародышах будущего пространственно-временного Мира. Или иначе: структурирование формирующейся на дхармах субстанции (как одной из составляющих их собственной природы) отстает от своего информационного прототипа (который мы условно назовем «информационным полем»). Информационное поле, в свою очередь, есть пространство вероятностей математического ожидания распределения градиентов плотности среды (субстанции), адекватное тому пространству идей и образов, которое создается на совокупности дхарм.

Информационное поле является дальнодействующим (мы встречались с его земным отголоском в качестве «торсионного»). Оно порождает самосогласованные ансамбли частиц, образующих субстанциальные плотностные формы.

Возвращаясь к началу, можно сказать, что Универсум присутствует в каждом первоэлементе пространства, поскольку тот принадлежит всему пространству, всем временам, всем уровням организованности. Так Единое может «рождать» Универсум как целое, т. е. сразу всеми мыслимыми и немыслимыми путями и способами. Мы при этом наблюдаем рождение во времени «по крохам», по закону развития структур, т. е. в полном и точном соответствии с приведенным выше триадным рассмотрением. С тем, однако, отличием, что иерархическая «лестница» синтеза структур потому и оказывается возможной, что за ней стоит направляющее и контролирующее единство Универсума, причем стоит тотально, с первого момента его зарождения.

В эзотерических источниках, в частности, в журнале «Теософист», и в известном фундаментальном труде А. Бейли «Трактат о космическом огне» (Бейли А., 1973), который можно назвать своего рода «эзотерической онтологией», описывается процесс зарождения Мировых Планов Бытия, эволюция составляющей их дискретной атомной материи и движение Жизнепотоков через эти Планы Бытия. Источником всей материи нашей генерации, согласно теософским доктринам, является Логос Солнечной системы (Ишвара), который в начале каждого Большого цикла (зарождение Мирового Плана) испускает Танматру (т. е. вибрацию), формирующую нужным образом материю, унаследованную (мы бы сказали, генетически) от предшествовавшего цикла ее эволюционного развития (исключение составляет высший «Подплан» - Маха Паранирванический,- получивший свое начало непосредственно от Ишвары).

На одной из диаграмм (см. рис.2.2.14) показано, что «Жизне-волну» после смены ее инволюции (погружения в глубины материальности) на подъем к «Духу», посередине ее «семипланной» восходящей эволюционной ветви, встречает (как уже отмечалось) «Излияние Духа», нисходящее от Первого Логоса - одного из трех, составляющих Троицу Ишвары.

Первый Логос - это Бог-Отец, Сат, Шива, Непроявленный и т. д.1

В «Трактате» есть фактические неточности: во-первых, Логос (Непроявленное, т. е. вневременное) тотально присутствует (стоит за природой «всего»), т. е. неотрывен от всех процессов во все времена (иначе они едва ли были бы возможны), а не только дает импульс началу Цикла. Во-вторых (в связи с этим же), встреча Жизнепотока с «Излиянием Духа» (что завершится их слиянием) на эволюционной ветви развития означает в конечном счете «инверсию» паритетов, начиная с которой примат Духа над материей носит безусловный характер2.

Второй Логос (Бог-Сын, Чит, Вишну, Духо-материя и т. д.) в силу своей природы порождает Жизне-волну, последовательный проход которой через Мировые Планы назван «Эволюцией Формы». Это поток жизни, воплощенной в материю.

Наконец, Третий Логос (Бог-Святой Дух, Ананда, Брахма, Творческая Мудрость и др.) порождает Жизне-волну, отвечающую трехгунной палеолектике Восточных школ.

Изложенная здесь информация приведена для того, чтобы рассмотреть, как данная схема генезиса Универсума обретает структурно-конкретизированный облик, если к ней применить в качестве ключа Триадный Базовый Модуль.

С этой целью уточним содержание приведенных выше понятий в терминах рассматриваемой теософской школы:

Логос Единый, непроявленный (обозначается О). Он недифференцирован в мире различий. Как Высший Принцип Единый Логос порождает начало реальности и поддерживает ее, по закону зеркальных отражений, с самого «нижнего» структурного ряда. Первичные проявления, как «вспышки-импульсы», формируются в протяженно-временные квазиточечные образования, ведущие к возникновению пространства и его локальных представителей - ротационных структур («микрочастиц» будущей материи).

Далее идет Троица Логосов - Персонифицированное выражение Творческих Проявлений Единого Логоса в эволюции Универсума:

Третий Логос (обозначается ©). Реализует Аспект Единого Логоса, отвечающий проявлению нижнего структурного ряда реальности, т. е. базе ее материального основания.

Структурным многообразиям дискретной материи на уровне абстракции отвечают умственные конструкции, адекватные этим многообразиям, охватывающие их как целостности и обладающие активностью, необходимой для их реализации. Творческим проявлением Третьего Логоса является активная разумность.

1 Здесь и далее в перечислениях последовательность источников их терминологической принадлежности такая: Христианство, Индуизм, Веданта, Тайная Доктрина Е. П.Блаватской.

2 Однако бывают ситуации относимые к эволюции человеческого существа когда эта связь уходит из актуализации и как бы обрывается: так называемая «духовная смерть» при физической жизни. Сам акт «излияния Духа» в данной фазе цикла рассматривается в дальнейшем с более глубоких позиций понимания Универсума.

Жизненное начало, пронизывающее Универсум в плотных структурах материи, имплицитно (свернуто) содержит концентрат Духа, оно «запечатано» в материю и «распято» по двум потенциальным осям - горизонтальной, материальной и вертикальной (восходящей-нисходящей) духовного плана.

В высшей ипостаси этого принципа мы получаем «равносторонний крест Святого Духа», который является персоникифацией активной разумной материи и христианским синонимом Третьего Логоса. Он же - родоначальник первой Жизне-волны, эволюции материи, если пользоваться терминологией «Трактата о космическом огне».

Ротационное движение «частиц материи», которое в «Трактате» определяется как «четырехмерное», является естественным элементом, входящим в ротационные вихревые спиральные хиральные конструкции, которые будут скоординированы в структуры следующего иерархического ряда («этажа») действиями Второго Логоса и составят среду и мир его деятельности.

Второй Логос (обозначается 0). Он реализует Аспект Единого Логоса, отвечающий развитию жизне-материи (созданию структурных форм, адекватных его природе) как проводника для воплощения и постепенного подъема жизни по «Лучу Мудрости» к принципу Будхи (высшей интуиции). Его слияние с принципом «разумности» знаменуется Любовью.

По отношению к Первому Логосу, несущему Духовный потенциал Всего Сущего, Второй Логос можно рассматривать как его Сына, реализующего диаду Дух-Материя. Оно отражено в разделении символизирующего его круга надвое, которое снимается третьим - синтезом Духа и Материи на восходящей дуге эволюции.

Согласно «Трактату о космическом огне», он родоначальник второй жизне-волны - эволюции формы. Сложные спиралевидные движения в абстрактных пространствах высших размерностей, описывающих эволюцию пространственно-временных материальных образований, отвечают, в свою очередь, духовной эволюции воплощенных в них Жизнепотоков.

Роль Второго Логоса наиболее значительна на инволютивном (нисходящем) отрезке эволюционной Дуги, восходящая ветвь которой в большей степени принадлежит Первому Логосу. В пределе их слияние завершает проявление бытия.

Именно поэтому Первый Логос - «Отец» по отношению к «Сыну», а охватывающее их Непроявленное дает активность «Святому Духу».

Первый Логос (обозначается ©)' реализует Аспект Единого Логоса, обеспечивающий выполнение высших сущностных задач Бытия. В этом смысле он - «Отец». Его действие по «Лучу космической воли» «держит Бытие» в предначертанных сроках и завершает его к концу манвантары («Дня Брамы»), т. е. объективной реализации. Первый Логос выполняет «тонкий синтез духовных элементов», ведущий к их сознательному возвращению и слиянию в своем «первоисточнике» (в суждении с позиций Мира отличий). Будучи потенциально целостным, он проявляется холистически, охватывая своим влиянием весь диапазон материально-духовных реализаций. Он выявляется последовательно, оставаясь «в тени», с «начала Сущего», активизируется к концам больших циклов Бытия, подготавливая их завершение, распад, «сжигание» форм и освобождение духовного начала.

1 Он ответствен за третью Жизне-волну - «Излияние Духа», которое в «Трактате о космическом огне» рассматривается как главный фактор подъема и завершения эволюции Большого цикла. Точка в центре его символа - «точка огня» в центре материи. Она же - центр любой автономной сущности не только нашей Системы, но и всей реальности от микрообъектов до макротел и Вселенных. Эти точки во всем сущем соединены нервущейся (вневременной) нитью в каркас, превращающий Универсум в единую Форму и единую Сущность.

Приведенное выше описание позволяет значительно конкретизировать рассмотренное ранее распределение процессов по сторонам треугольника, символизирующего Триадный Базовый Модуль. Принципиальная схема, иллюстрирующая это распределение, приведена на рис.2.2.12 (см. подразд.2.2.5, 2.2.6). При этом вершину и две стороны треугольника можно условно назвать материальными персонификациями соответствующих Логосов.

Примем для определенности вершину треугольника в качестве персонификации Первого Логоса, левую нижнюю вершину - в качестве персонификации Второго Логоса, правую нижнюю вершину - в качестве персонификации Третьего Логоса. Тогда распределение структурных потоков обретает практически однозначный характер.

Инвариантность Базового Модуля, контролирующего практически все процессы в реальности, помогает увидеть стройную картину, нормирующую три структурных потока, отвечающих сторонам треугольника, которыми исчерпываются основные проявления мировых структурных процессов.

Одной из сторон треугольника соответствуют автономные динамические образования, имеющие вращательную или вихревую природу. Как информационный объект такая структура может воплотиться в виде микрочастицы, в виде макрообразования и в виде целой Вселенной.

Другой стороне треугольника отвечают статистические ансамбли, состоящие на своем микроуровне из структур первого типа, кодированные числовыми матрицами и проявляющие себя циклически во времени и пространстве как структурированные континуальные поля и субстанции.

Обе эти ветви восходят к вершине абсолютного, к Единому, и потому во многом ускользают из пласта научного знания и составляют предмет эзотерического наследия.

Горизонтальная сторона (основание треугольника) — базис научного исследования, структурное многообразие материального «этажа», столь хорошо нам знакомое. Его первичные структурные коды высвечены в обобщающих выводах из работ О. де Бартини, О. А.Черепанова, Дж. Нарликара и далее Ю. И.Кулакова, Ю. С.Владимирова, И. Л.Герловина и др. Далее они ведут к кодовым разветвлениям, которые нам известны как основные формулировки физических законов.

И для каждой из ветвей наиболее близок свой язык описания, своя семантика и свои арифметические действия.

Так, двум ветвям, нисходящим от Единого, имеющим внемасштабную природу кодировок, наиболее органично соответствует арифметика, которой пользовались Герметики, адепты Александрийской школы, Пифагор, современные нумерологи и астрологи. Это так называемое теософическое сложение и теософическое сокращение. Тогда как основанию треугольника (мир материи и физические резонансы) наиболее органично отвечают наше арифметическое исчисление и наша наука.

Так, комплексный подход, потенциально заложенный в природе Триадного Базового Модуля, может служить путеводителем концептуального познания к Единому по различным направлениям в Универсуме, освещая его перекрестки светом этого, хотя пока и не полностью включенного, но достаточно мощного прожектора.

Ниже приводятся краткие пояснения к базовым структурам, отвечающим соответствующим процессам.

- Базовая ротационная структура реальности. Является ротационной активной структурой, сопряженно-уравновешенной по импульсам момента количества движения.

- Базовая Матрица статистических структурных проявлений материи-жизни. Отражает ритмический строй развитых статистических ансамблей структур динамического ряда и ин-волютивно-эволютивную цикличность общего процесса эволюции потока форм материи-жизни, являясь их нумерологическим кодом.

- Базовая геометродинамическая структура. Описывает многообразие форм организации актуальных и потенциальных материальных пространств и физических процессов как финального выражения динамических структур и статистических проявлений.

Сюда же относятся различные интерпретационные системы, упомянутые на диаграмме.

Каждый вновь формирующийся уровень структурирования представляет собой новый цикл формообразования, и он управляется (и символизируется) новым аналогичным треугольником - это базовый процесс, открывающий структурирование каждого уровня, каждого мира, каждого «Плана бытия». Затем на каждом Плане бытия разворачиваются (наращиваются) более сложные структурно-числовые конфигурации-матрицы, образующие в совокупности (в представимой для нас размерности), трехмерную структурную матрицу, которую удобно расписывать своими проекциями.

Но онтогенез повторяет филогенез, реализуя (проявляя) последовательно своим бытием внутренние части матрицы (это будет рассмотрено далее). Так возникают в разных доктринах описания мира как 6-, 7-, 8-, 9-, 10-, 12- и 16-ричная системы. Например, антропогенно, в «Эйдогенном коллапсе», мир может резонировать и замкнуто себя проявлять, например, на 7-октавной реализации (Гурджиев и др.). А более полно мир нашей генерации проявляет себя в девяти основных элементах. Однако вернемся к Базовому Модулю реальности.

На боковых сторонах треугольника можно символически расписать последовательность кодов, которые «управляют» материальными процессами в основании треугольника (сюда относятся цифровые, статистические или нумерологические коды на «континуальной» стороне треугольника; коды динамических или «вихревых» форм и роторных динамических проявлений на дискретной стороне треугольника; в его основании расположатся канонически инвариантные базовые коды научного описания материального мира).

Рассматривая конструирование матриц, отражающих последовательное формирование устойчивых структур нарастающей сложности, мы в конечном счете обнаружим, что они составляют абстрактное кодовое пространство. Это пространство выступает областью, где зарождаются архетипы - инвариантные матрицы, которые, подобно генетическим ДНК, «штампуют» физические пространства и времена, циклические процессы и миры, одетые в субстанцию вещества. Так встречаемся мы с Универсумом, замкнутым в полном соответствии с приведенной выше схемой в две системы резонансов: масштабированных - энергетических и внемасштабных - информационных или топологических. И здесь мы обнаруживаем динамику, реализующую разворот и исчерпание все тех же информационных структур и матриц.

Мы обнаружим знакомые нам числовые модульные образования, составляющие устойчивые структуры из разного сочетания исходных элементов, которыми закодировано все происходящее на разных уровнях реального в тех пределах, которые определяются теми же числовыми кодами наряду с другими факторами, вытекающими из возможностей конкретного разума.

При этом тем, что соединяет Все Сущее в единое целое, постоянно выступает рефлексия Универсума.

Она выступает как вестник целостности Универсума. Возникая с разницей между субстанциями, она дает внутренний свет развивающимся формам. Я. И.Островский, высказывания которого цитируются ниже, говорил по этому поводу: «Человечество и человек мыслящий, по-видимому, не устанут себе задавать два вопроса: не только «как устроен мир?» (на что пытается ответить наука), но и «зачем?». И вот, когда главным становится «зачем?», на первое место выступает давно сформулированная мысль, что весь формный мир (т. е. в широком понимании - все, что идет за «Единым») есть не что иное, какрефлексия». Островский подчеркивает: «не обладает свойством рефлексии, но есть она сама (!)». Образно говоря, Единому можно приписать индийскую притчу о пауке1. И далее:

«Если мы говорим идеологически, мы говорим, что человек в конечном счете, в отличие от животного или от камня, устроен по образу и подобию вот этого абсолютного существа. При этом мы говорим прежде всего о том, что он тоже познает себя через внеположное ему. То есть у него тоже появляется эта рефлексия, которой не будет у других.

Мы делим мир на живые и неживые формы, что очень сильно сомнительно. Можно говорить, что мир может делиться на нечто аналогичное абсолютному, т. е. обладающее рефлексией, и не обладающее ею...»

Здесь следует сделать замечание. Островский в данном случае говорит о рефлексии такого субъекта, как человек, но не о рефлексии камня или молекулы, о которых, по сути, говорит Тейяр де Шарден, вводя понятие «внутреннее вещей».

Последней точки зрения придерживаются Дэвид Бом, индийские йоги и другие представители панпсихизма.

Далее я привожу текст, история которого относится, насколько я помню, к 1986 году. Мы вместе с Яковом Островским и его женой Наташей устроились в палатке на берегу Черного моря в Восточном Крыму. Я пытался склонить Островского к своей точке зрения на Универсум. Он тогда в основном придерживался представления, которое, со ссылкой на него, я приводил выше. Затем он экспромтом высказал в развернутом виде как бы мою концепцию. Но в действительности он выразил свое понимание тех позиций, которые я ему предлагал. Мне это представилось достаточно интересным и я с голоса записал его монолог, составивший 18 пунктов. Я отыскал эти записи и, считая, что они раскрывают содержание основных понятий, рассмотренных выше, а это непосредственно углубляет тему, привожу их полностью.

«1. Качество есть понятие, сконструированное субъектом.

2. Вместе с тем оно сконструировано субъектом не произвольно, а есть субъективное отражение определенных свойств объекта.

3. Качество есть одна из форм (или наименований) существенного.

4. Существенное же есть не что иное, как выделение некоторых сторон объекта, функционально или психологически необходимое субъ"':ту в данный момент.

Таким образом, существенное есть категория относительная.

Часто встречающееся восприятие существенного, гит применение этого понятия, как категории абсолютной, т. е. присущей самому объекту (когда нечто утверждается как существенное вообще или же как более существенное), есть распространенная ошибка.

1 В Индии существует притча, согласно которой Абсолют уподобляется пауку, который выпустил из себя паутину, научился творить сети и двигаться по ним. а потом втянул все в себя и с этим получил новый опыт, иначе недостижимый (творчество - «пища» духовного космоса).

5. В дальнейшем мы попытаемся рассмотреть следующее утверждение: «категория качества возникает ичи может возникнуть лишь при условии существования как минимум двух простых объектов».

6. Это утверждение с неизбежностью ставит вопрос о том, можем ли мы рассматривать воспринимающего субъекта как один их этих двух объектов или нам необходимы два объекта помимо субъекта.

7. Представляется очевидным, что в этом отношении воспринимающий субъект может выступать как объект (или как второй объект) только в том случае, если он сам воспринимает себя как второй объект, т. е. если мы имеем дело с рефлексирующим субъектом.

8. Отсюда возникает необходимость решить вопрос: имеем ли мы право априорно рассматривать каждый объект как рефлексирующий или по необходимости выделим из множества объектов подмножество рефлексирующих субъектов.

Так или иначе мы будем рассматривать только множество (или подмножество) рефлексирующих субъектов. В этом случае наше утверждение заключается в том, что категория качества возникает лишь при условии наличия как минимум двух объектов.

9. Возникает вопрос: присуща ли способность порождать категорию качества любому объекту или, как это принято в обычном понимании, только объекту «высшей категории» — человеку. Иными словами, этот вопрос можно переформулировать следующем образом: является ли любой объект субъектом?

10. Попробуем показать, что каждый объект субъективен или является субъектом. Доказывается это простым и очевидным способом: всякий объект отражает любой

другой объект неполно и односторонне, при этом в той или иной ситуации и в зависимости от нее выделяя из всех свойств, присущих отражаемому им объекту лишь какую-то группу свойств (примеры каждый может придумать сам). А это выделение определенных свойств как существенных (или существующих в данный момент) и есть, как было сказано в пп. З, 4 категория качественного отражения.

11. Для последующего необходимо договориться о том, что мы будем иметь в виду под понятием «объект».

Понятие «объект», так же как понятие категории качества и существенности, есть категория субъективная. Как в случае категорий качества и существенного, которые мы вычленяем (мысленно) из единого целого, именуемого объектом, так, говоря о каждом конкретном объекте, мы мысленно вычленяем некоторую часть более общего (и единственного в своей целостности) объекта, именуемого Универсумом (на языке множеств: каждый конкретный объект есть подмножество Универсума).

12. К понятию конкретного объекта необходимо сделать следующее уточнение. Как сказано в работе Я. И. Островского', объект обладает единственным свойством — фиксированностыо. Фиксироваиностъ предусматривает следующее: мы сосредоточиваем внимание на «этом», как если бы мы выхватывали из темноты освещенный участок. Следовательно, фиксированность не означает какой бы то ни было фиксированной формы: объект может непрерывно изменяться по своей форме или по своему содержанию.

Таким образом, следует подчеркнуть, что объект может быть сколь угодно нетождественным самому себе во всех отношениях, при этом непременно оставаясь тождественным самому себе как «этот» и только «этот» (освещенный участок). На языке теории множеств: именно освещенный участок в этом случае рассматривается как интервал абстракций отождествления.

' Островский имел в виду свою неопубликованную работу, которую я считаю первой работой по структурной философии.

13. Из сказанного вытекает существование двух видов нетождественности: нетождественности двух объектов как двух различных подмножеств Универсума и нетождественности одного объекта самому себе. Нетождественность двух объектов как подмножеств Универсума определяется (если исходить из нашей модели освещенного участка) интервалами пространства (мы выхватываем лучом то одну область пространства, то другую), так нетождественность объекта самому себе определяется интервалами времени (мы выхватываем изменения объекта только в результате введения дискретного времени). Как понятие, объединяющее в себе эти два интервала, примем понятие расстояния (во времени или в пространстве, в данном рассмотрении - несущественно).

14. Таким образом, очевидно, что понятие «объект» с необходимостью и по определению включает в себя (или из него вытекает) понятие дискретности, которая является следствием связанного с объектом понятия «расстояния» (во времени или в пространстве).

15. Естественно задать вопрос, в каком отношении находятся единый, и потому континуальный, Универсум и его дискретные подмножества, которые мы именуем конкретными объектами,— является ли наш Универсум-континуум действительно состоящим из дискретностей или мы отражаем его дискретно?

Если принять первое, то из этого следует, что наши «конкретные объекты» не произвольны и что то или иное членение Универсума определяется салшм Универсумом. Однако, поскольку по определению (см. выше) объект определяется только субъектом, то из этого следует, что дискретность привносится в мир нашим отражением, иными словами, что это свойство отражающего субъекта.

Все было бы просто и метафизически однозначно, если бы мы не учитывали тот факт, что сам субъект есть часть нашего Универсума.

Таким образом, .можно утверждать, что любой конкретный объект, выступая в качестве субъекта, одновременно предстает или выступает, или представляет собой рефлексию континуума.

16. Именно поэтому, в силу как бы памяти о континууме, который его создал лишь как инструмент осознания самого себя, субъект стремится свести дискретность предстоящих перед ним объектов снова к континууму или осознать в них континуальность. Наиболее ярко это проявляется в любой ментальной деятельности, будь то наука или искусство (не отсюда ли с детства знакомая нам иррационалыстически непонятная радость, удовольствие от сведения чего-то различного в одно - от рифмы до обнаруэ/сения любого подобия, любого сравнения).

17. Сведение отдельных дискретностей в континуальности, или возвращение их континууму, обеспечено их физической или физиологической природой.

Дело в том, что каждый объект, выступая в качестве субъекта, уже в силу своей структуры наделен определенной разрешающей способностью. Под разрешающей способностью мы в дальнейшем будем понимать способность различать расстояния между объектами. Речь идет о расстояниях как об интервалах различимости двух объектов. За пределами такой разрешающей способности расстояние между ними становится неразличимым, вследствие чего два объекта сливаются в один. В этой ипостаси расстояние выступает как субъективный масштаб времени и пространства. Слияние двух (или какого угодно числа) объектов в один и означает образование континуальности как суммы дискретностей. Такая континуальность, которую мы в отличие от действительно континуального Универсума назовем частной или субъективной континуальностью, представляет собой, в сущности, некоторый дискретный объект, подобный тем дискретным объектам, из которых она состоит, но отличающийся тем, что дискретные объекты первого рода произвольно создаются сачим субъектом, а дискретная континуальность образуется субъектом не произвольно, она навязывается ему самой природой, определяющей его разрешающую способность.

Итак, мы выделили два типа отражения или субъективного структурирования мира: произвольное и непроизвольное.

В соответствии с этим, или через это, мы теперь получаем возможность определить два рода объектов: первый - обладающий только способностью непроизвольного отражения, и второй - обладающий способностью произвольного отражения наряду с непроизвольным.

Назовем первый тип простыми объектами, второй — сложными, или субъектами в привычном для нас смысле этого слова. Очевидно, что субъект состоит из простых объектов, каждый из которых по определению отражает непроизвольно.

Откуда же появляется у субъекта способность произвольного отражения, и насколько она произвольна? Как бы мы не ответили на этот вопрос, очевидно, что произвольность субъекта должна быть ограниченной в силу непроизвольности его составных частей. Что же касается непроизвольности, то она может выступать, или выступает, как нечто статистическое, вероятностное, отвлеченное от непроизвольного отражения каждого из простых объектов, составляющих данный субъект. Так, усредненный портрет - портрет-тип — создается наложением конкретных портретов. При этом мы можем из ряда представленных нам портретов взять любые и в любом количестве (произвольность), но только из представленных (непроизвольность). Именно таково соотношение произвольности и непроизвольности в отражающей способности субъекта.

18. Мы говорим об объекте как о способе, инструменте рефлексии континуума. С этой точки зрения то, что мы называем субъектом, как и сам континуум, наделено способом рефлексии, однотипным с тем, который использует для этой цели сам Универсум: как Универсум создает для рефлексии свои объекты и, в частности, самого субъекта, так субъект рефлексирует, создавая новые, такие же произвольные объекты. Иными словами, все объекты, созданные субъектом, есть не что иное, как способ рефлексии».

Величайший из мыслителей XX века, более известный как авиаконструктор (его жизнь и работы превращены в тайну сотрудниками советских спецслужб), Роберт Орос ди Бартини в одной из своих мало доступных работ писал примерно следующее: «Представим тотальный объект А, который строит отражение самого себя...» За точность этих слов я не руча-1 юсь. Но смысл их именно такой. Вдумаемся в эти слова.

Тотальный объект А - это Вселенная как понятие, распространенное на Все Сущее, включая непредставимое; она «проецирует» себя в себя, поскольку ничего вне ее быть не может, так как она Тотальный объект.

Приведу слова еще двух очень неординарных авторов, которым в этой книге уделено внимание там, где это необходимо. Правда, в этих высказываниях речь может идти, скажем, о нашей Вселенной, так как не уточняется, все ли ею исчерпывается. Но в данном контексте это не ограничивает идею. Мы уже говорили о работе И. Л.Герловина, из которой следует, что первейшими «элементарными» структурами Вселенной должны быть Торы. В его работе обосновывается, что каждый Тор, являясь отображением всей Вселенной, находится под сферой Шварцшильда, т. е. проявляется как микровселенная, как черная микродыра. При этом связь между координатами вне и под сферой должна быть не просто алгебраической, г но даваться отображениями. Из таких плотно упакованных микровселенных и состоит фундаментальное пространство Вселенной, осуществляющее ее тотальную замкнутость на саму себя.

Третий автор, о котором я также упоминал выше (см. «От автора») - Ирина. Приведу выдержку из текста переложения части одной из ее работ, приведенного в гл. 6: «Предполагается, что неограниченно продолжающийся процесс расчленения (деструкции) материального тела в конечном счете тотально приводит к «сверхэлементарной» структуре, единой для всего пространства и, через субстанциачьную целостность, — на все пространство». Итак, все пространство состоит из того, что в конечном счете оказывается им самим.

! Все та же идея... Идея, конечно, не нова. Достаточно вспомнить змею, кусающую свой хвост. Но нам потребуется более глубокое достоверное понимание.

^ Замкнутый самостоятельный мир мы называем мировым паттерном. Но каждый само -

стоятельный замкнутый в себе мир является элементом паттерна более высокого порядка (например, вложенные подпространства Герловина, находящиеся под сферой Шварцшильда). Математический формализм, являющийся структурным отражением реальности, позволяет проецировать топологически изоморфные подпространства разного порядка друг на друга. При этом наблюдатель, проводящий такую процедуру, в зависимости от своего эволюционного статуса включен не в весь набор базовых элементов своего паттерна и, таким образом, воспринимает только его часть (остальные паттерны он вообще не воспринимает и только домысливает их существование).

Применяя математические процедуры, он расширяет своей инструмент познания и, абстрагируясь от многообразия паттернов разного порядка, не будучи связан данными ему в восприятии вещественными очевидностями своего паттерна, обнаруживает новые (внутри-математические, по выражению Герловина) объекты, которым он придает смысл реальных и которые (скорее всего) отвечают действительным объектам в других подпространствах. Их отображение в своем паттерне он не видит и аналитически не ищет, хотя они там имеются.

По мере углубления в этот подход аналитическая структура кольцуется, т. е. последовательность отображений замыкается в кольцо, как это имело место у Герловина. Такая процедура, правильно выполненная, полностью согласуется с реальностями своего паттерна (качественно и количественно) и убеждает в исчерпаемости ею генетического устройства данной Вселенной.

Однако неполнота восприятия (и знания) набора базовых элементов своего паттерна оставляет в стороне другие стартовые направления движения в познании, которые с помощью аналитического аппарата прошли бы по другим структурным траекториям, через смежные мировые паттерны.

Они могли бы выявить в них другие скрытые пока базовые элементы универсальной мировой структурности. И в конечном счете, замкнувшись, дали бы другое самодостаточное кольцо, также качественно и количественно согласованное с элементами своего паттерна.

Но представим себе, что меняется инструмент познания, которому отвечают иные возможности выявления элементов реального... При этом открываются и иные мировые паттерны.

Обращаясь с логическим инструментом к работе с такими новыми многообразиями, мы можем выстроить иные кольцевые системы, замыкающие многоуровневую совокупность мировых паттернов. Они могут иметь отдельные пересечения с первой группой подобных построений, но в целом быть совершенно несовместимыми.

Особенно ярко (вплоть до парадоксов, когда элементы кажутся взаимоисключающими) такая несовместимость возникает в связи с многомерностью мировых многообразий при их определенной голографичности. Здесь открывается возможность двигаться в процессе познания в разных направлениях, в том числе и по линиям «топологического резонанса» (см. Дополнительное приложение), т. е. по «нитям подобия». При сочетании разнонаправленных или смешанных подходов возникает то, что всегда бывает, когда сравнивают между собой разные одномерные срезы многомерного объекта. Максимальная несовместимость сравниваемых картин возникает, когда миграция человеческого сознания сталкивается с разными направлениями «срезов» множества параллельных слоев, каждый из которых содержит свое мировое многообразие, в значительной мере (в том или ином качестве) повторяющих элементы смежных миров. В грубом приближении это можно сравнить со стопкой промокательной бумаги с мозаичными рисунками, где краски каждой страницы при ее создании частично пропитывали смежные страницы. Если мы будем резать такую стопку поперек, то получим одни узоры, рассматривая одну из страниц, увидим совершенно другое. Нас путает нередко то, что оба случая дают нам мировые многообразия, которые, в отличие от приведенного примера, все-таки имеют определенную общность между собой, и мы их принимаем за один «слой». А они таковым не являются. Но эта общность связана с голографично-стью многомерного Универсума, а не с тем, что мы каждый раз движемся в одном и том же направлении.

Таким образом, многомерность многослойной метасистемы миров и неполнота восприятия основных элементов, составляющих «каркас» такой конструкции, приводят к многочисленным «кольцевым парадоксам», где замкнутые самодостаточные, полные в себе, системы, полученные познанием, прямым созерцанием или непосредственным бытием, относимым к одному и тому же подразделению реальности, оказываются несовместимыми или полными взаимных противоречий.

За горизонтом осознанного мира

Предварительная информация из материалов третьей книги, облегчающая понимание некоторых моментов первой книги

Таблица 2 прил. 9. Функиональные блоки Древа Проявлений в фазе осуществления Настоящее приложение не предусматривалось, когда был написан основной текст данной работы, поэтому многие ссылки в ней, изначально адресованные ко …

Подход О. А. Черепанова, выявляющий принципиальную ограниченность пространственно-временной трактовки реальности, отразившейся в теории Эйнштейна

Черепанов учитывает, что число Френеля к возникло как модификация сложения квад-роскоростей (см. с.42) и что - скорость света в неподвижной среде, гра - ничащей с вакуумом. Далее он «внедряет» коэффициент …

Подход Черепанова, позволяющий рассчитать многообразие баллистических парабол, полностью характеризующих локально-однородную гравитацию без потенциальной энергии и силы всемирного тяготения

На с.23-25 у Черепанова читаем (Черепанов O. A., 1993): «Пусть массивный предмет летит по параболе, в любой точке которой его горизонтальная скорость и гравитационное ускорение равняются v() и üq. Тогда, …

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.