Парадоксы Науки

Специалист

Содержание книги Парадоксы Науки
СПЕЦИАЛИСТЫ ВРЕДНЫ, ПОТОМУ ЧТО...

Нежелательные последствия эрудированности заключаются не просто в том,
что изобилие знаний гасит воображение.
Вместе с усвоением знаний специалист усваивает и определенные образцы,
нормы мышления, применяемые при решении познавательных задач. Иначе
говоря, он усваивает парадигмы века. Но ведь со временем парадигмы
изживают себя. Поэтому, обогащая наш рассудок, знания вносят и
предрассудок. Как говорят немцы, высказывая суждение (Urteil), мы внушаем
вместе с ним и предубеждение (Vorurteil).
В этом смысле любое знание таит опасность оказаться препятствием на
пути развития нового. Значит, если научная традиция способна помешать
рождению свежих идей, полезно отгородиться от традиции. Вообще, замечает
А. Уайтхед, "наука, которая не решается забыть своих предшественников,
бесперспективна". Конечно, ученый должен знать добытые другими результаты,
но слишком упорные старания приносят эрудицию, а хорошая эрудиция невольно
толкает к тому, чтобы искать спасение в готовых рецептах.
Рассказывают, что И. Павлов специально отсекал пути обращения
сотрудников за помощью к устоявшимся положениям науки. Стремясь расшатать
традиционную терминологию, он запретил в период исследований условных
рефлексов употреблять в лаборатории такие выражения, как "собака узнаёт",
"догадывается", "чувствует". Лишаясь их, физиология освобождалась и от
старых представлений, расчищая место для истолкования опытного материала в
духе новой теории.
Издержки эрудиции особенно внушительны, когда исследователь, хорошо
владеющий методами и законами науки, не находит готового ответа на вопрос.
В этом случае специалист просто объявляет, что задача неразрешима, и даже
не пытается ее решать. Дилетант же не знает этого и потому, стремясь найти
ответ, часто приходит к открытию.
Высказывание, которое мы далее приведем, стало достаточно широко
известным, и все же к нему обратимся: "Все знают, что это невозможно.
Приходит один чудак (будем говорить: "дилетант"), который этого не знает,
он и делает открытие". Мы воспроизвели его потому, что у нас есть к нему
хорошие иллюстрации.
После того как итальянец Г. Марконн осуществил вслед за русским физиком
А. Поповым передачу радиосигнала, он стал отмечать распространение волн на
все большие и большие расстояния. Вместе с тем крепла и наконец
утвердилась его вера в возможность послать сигнал даже через Атлантический
океан. Дело лишь, как он полагал, в достаточно мощном передатчике и
чувствительном радиоприемнике. Но эта идея могла увлечь тогда только
профанов, не знающих азов науки. Против затеи Г. Маркони выступили
специалисты. Кому же неизвестно, поучали они, что несущие сигнал
радиоволны, подобно световым лучам, распространяются прямолинейно? Поэтому
они не смогут обогнуть Землю и попросту исчезнут в пространстве.
Г. Маркони едва ли знал науку в той мере, чтобы проникнуться уважением
к ее законам, вообще, чтобы серьезно считаться с ними. Он простой
радиотехник и энергичный предприниматель, не получивший солидного
технического образования. Ознакомившись с идеями Г. Герца по
электромагнитным волнам, углубился в опыты по беспроволочному телеграфу и
неожиданно получил результат. Поэтому, зная возражения специалистов, Г.
Маркони попросту отмахнулся от них. И хотя он был не прав с точки зрения
господствующих взглядов, ему удалось в 1897 году осуществить свою идею.
Ни Г. Маркони, никто другой не догадывались тогда о существовании
особого слоя атмосферы - ионосферы, которая способна отражать радиоволны,
возвращая их Земле. Ионосфера была предсказана в 1902 году американским и
английским учеными, в честь которых и названа слоем Кеннели - Хевисайда.
Пример поучителен. Знай Г. Маркони законы распространения радиоволн
фундаментально, он, может быть, и не рискнул бы пытаться передавать сигнал
через Атлантику. Во всяком случае, оставаясь в рамках строго логических
рассуждений, изобретатель едва ли получил бы результат. А с другой стороны
- не будь одержимого дилетанта Г. Маркони, возможно, пришлось бы подождать
и с открытием ионосферы. Ясно, что передача сигнала через океан
подтолкнула выдвижение гипотезы об особом отражающем слое атмосферы.
Аналогичная ситуация сложилась в 20-х годах нашего века, когда
американский физик Э. Лоренс выступил с идеей создания циклотрона -
установки для ускорения некоторых элементарных частиц. Автор встретил
мощное сопротивление специалистов, полагавших - и не без оснований, - что
циклотрон не будет работать ввиду очень малого коэффициента полезного
действия.
Логически рассуждая, они были правы. И тем не менее установка
заработала. Оказалось, что заявили о себе никем не предвиденные эффекты.
Магнитное поле, возникавшее при определенных режимах работы циклотрона,
вносило дополнительную энергию, избавляя прибор от низкого КПД, которое
предсказывали ученые.
Наконец, еще одно свидетельство того, насколько бывает порой полезным,
когда первооткрыватель преодолевает барьер специальных знаний тем, что
просто их не знает. Здесь мы вернемся к обстоятельствам, сопровождавшим
открытие Г. Селье явления стресса.
Напомним читателю, что тогда Г. Селье, еще молодой человек, задумался:
почему медицина бросает все силы на распознавание и лечение конкретных
проявлений болезни и не обращает внимания на общие признаки,
сопровождающие каждую болезнь? Его взгляд еще не был искажен общепринятыми
установками медицинского мышления, и потому он заинтересовался этим. "И
если бы, - пишет Г. Селье, - я знал больше, я бы никогда не стал задавать
вопросы. Ведь все происходило так, как должно быть, то есть как делает
"хороший врач".
Однако не искушенному в науке уму было непонятно, потому что он просто
не знал. "Знай я больше, - заключает Г. Селье, - меня наверняка остановило
бы самое мощное препятствие на пути к совершенствованию: уверенность в
собственной правоте". Имей он время поглубже войти в науку, ему бы все
разъяснили современные медицинские теории.
Отсюда и опасность узкой специализации. Известный американский
миллионер Г. Форд, очевидно, имел основания, чтобы заявить: специалисты
вредны, ибо они скорее других найдут недостатки новой идеи и выдвинут
тысячу возражений против, чтобы загубить любое хорошее дело. "Они очень
умны и опытны, что в точности знают, почему нельзя сделать того-то и
того-то; они видят пределы и препятствия".
Как стопроцентный предприниматель, Г. Форд извлекает из этих
рассуждений практические выводы. "Если бы я хотел, - заявляет он, - убить
своих конкурентов нечестными средствами, я предоставил бы им полчища
специалистов. Получив массу хороших советов, мои конкуренты не могли бы
приступить к работе". Кое в чем Г. Форд, по-видимому, сумел обратить свои
слова в действия. Он признается, например, что никогда не брал на службу
чистокровных знатоков, потому что от них больше вреда, чем пользы.
В наши дни осторожный специалист, желающий избежать ответственности за
принятие решения, имеет еще одну лазейку, порожденную особенностями
современной науки.
Новое появляется ныне обычно в пограничных районах на стыке проблем и
направлений. Сплошь и рядом трудно определить, где кончается одна отрасль
и начинается другая.
Знающий свой предмет специалист тонко изучил все его стороны,
великолепно ориентируется в деталях, постиг литературу. Такой человек,
начиненный, по выражению Н. Винера, своим "профессиональным жаргоном",
всегда готов любой вопрос, хотя бы чуть-чуть переступающий узкие рамки его
профиля, оценить как состоящий в компетенции соседа. Сосед же работает
через три комнаты дальше по коридору. К нему и надлежит обратиться. Но нет
уверенности, что тот признает это входящим в круг его интересов и не
посоветует пройти еще дальше. Недаром же говорят, что нынешние специалисты
часто похожи на замурованных отшельников, которые общаются друг с другом
на непонятном наречии.
Не только забавно, но и поучительно взглянуть с высоты современного
состояния науки и техники на специалистов прошлого, решительно, во
всеоружии знаний своей эпохи сопротивлявшихся появлению нового. Каких
только аргументов они не привлекали...
Возьмем, к примеру, железнодорожное ведомство, которое и само даже в
наши дни отличается удивительно стойким консерватизмом. Сколько хороших
идей было здесь загублено! Начать хотя бы с того, как Д. Араго выступил
против сооружения железных дорог, а его английские коллеги по науке
отвергли паровоз Стефенсона. Мотив был тот, что при большой скорости
колеса будут скользить.
Когда железные дороги уже появились и встал вопрос о перевозке по ним
людей, специалисты тут же воздвигли преграды. Первые паровозы развивали
большую по тем временам скорость - до 15 километров в час. Так вот,
всерьез обсуждался вопрос, смогут ли пассажиры выдержать столь "высокие"
скорости.
Содержание книги Парадоксы Науки

Парадоксы Науки

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как выяснилось, парадоксы обнажают глубинные течения познавательного
процесса. Возвещая о назревшем неблагополучии в науке, они вместе с этим
решительно продвигают ее вперед и именно тем, что приносят новые, еще
более парадоксальные идеи.

Академики

Многогранностью научных запросов отличались многие русские ученые.
Особенно выделяется М. Ломоносов. Прежде всего он прославил себя как физик
и химик. Широко известны его исследования по электричеству, труды в
области физической химии, одним из основателей которой он является. Как
уже отмечалось, М. Ломоносов - один из "виновников" установления закона
сохранения и превращения вещества и энергии.

Люди

Все дело в степени привязанности ученого к парадигмам века, в силе его
преданности устоявшимся законам и методам. Влияние дисциплины на
исследователя начинается рано, еще когда он только готовится как научный
работник, то есть в студенчестве, затем в аспирантуре. Это влияние
осуществляется просто. Действует четко отлаженная система вузовского
обучения, которая производит отбор (экзамены, защита курсовых, дипломных
работ и т. п.) именно по принципу безоговорочного - за редким исключением
- принятия господствующих в научной дисциплине ценностей.

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел. +38 05235 7 41 13 Завод
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 067 561 22 71 — гл. менеджер (продажи всего оборудования)
+38 067 2650755 - продажа всего оборудования
+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи всего оборудования
e-mail: msd@inbox.ru
msd@msd.com.ua
Скайп: msd-alexandriya

Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Представительство МСД в Киеве: 044 228 67 86
Дистрибьютор в Турции
и странам Закавказья
линий по производству ПСВ,
термоблоков и легких бетонов
ооо "Компания Интер Кор" Тбилиси
+995 32 230 87 83
Теймураз Микадзе
+90 536 322 1424 Турция
info@intercor.co
+995(570) 10 87 83

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.