Парадоксы Науки

КТО НЕРАЗУМНЕЙ, ТОТ УМНЕЙ

Содержание книги Парадоксы Науки

Совершенно ясно следующее. Насколько глубоким, неожиданным и странным
является парадокс, настолько же глубоких, странных и т. п. идей для его
преодоления он требует. Иначе говоря, новая теория, призванная спасти
науку от парадокса, сама должна быть парадоксальной.
Это обнаруживается прежде всего в том, что она ломает, отбрасывает
обычные представления. "Принцип отказа" - обязательное сопровождение
каждой великой идеи. По-настоящему творческий ум есть всегда отрицающий
ум, или, как говорят немцы, есть "Leist der stets verneint" ("Дух, который
отрешет все"). А. Эйнштейна спросили однажды, как он пришел к открытию
теории относительности. Ответ был лаконичен: "Отвергнув аксиому". То есть
отвергнув ту непреложную истину, по которой из двух данных моментов
времени один предшествует другому. Аналогично Н. Коперник решительно
отказался от аксиомы, что Солнце движется вокруг Земли, а И. Лобачевский -
от постулата о параллельных, имеющего тысячелетний "стаж".
Отрицающая акция необходима. Ведь если не грешить против всеми
почитаемых и уважаемых истин, то как мы придем к новому? По существу,
гений обязательно нарушает какие-то правила, и в этом отношении он всегда
"безграмотен". По он "безграмотен" в высшем смысле, в смысле понимания им
более совершенной грамматики. И то сказать, правила, когда они усвоены,
скучны, интересны исключении. К поискам последних и устремлен творческий
дух, ибо исключения напоминают об иных возможностях, по предусмотренных
принятыми наукой положениями.
В силу этого отрицающего характера нового знания вес значительные
завоевания науки кажутся - с точки зрения господствующих воззрений -
противоестественными, нелепыми, иначе говоря, парадоксальными. Такова,
например, судьба революционной идеи о вращении Земли. Отстаивающий ее
великий шальипекнй ученый XVI-XVII веков Г. Галилей был не только осмеян,
но и подвергся гонениям. О;шако...

Твердили пастыри, ч го вреден
И неразумен Галилей.
Но, как показывает время,
Кто неразумней - тот умней.
И далее, подводя итог, поэт пишет:
Зачем их грязью покрывали?
Талант - талант, как ни клейми.
Забыты те, кто проклинали,
Но помнят тех, кого кляли.

(Е. Евтушенко. Карьера.)

Парадоксальность революционной идеи проявляется и в том, что она
фактически всегда алогична, то есть невыводнма по правилам логики из
принципов, положений, законов, принятых современной наукой. Как говорится,
гений не предъявляет доводов. Просто он совершает "логическое
преступление". Поэтому выдвигаемые новые, смелые решения объявляются
обычно невероятными, невыполнимыми. Так обошлись со многими ныне
бесспорными законами, которые в свое время посчитали невозможными. Вот
некоторые из них:
"Тяжелые предметы падают не быстрее легких";
"Тепло есть движение";
"Малярия вызывается комарами".
Все это бывшие парадоксы. Теперь даже странно слышать, что когда-то их
не признавали.
Подобного немало и в теории изобретений. Поначалу посчитали
неосуществимыми, например, электрическое освещение, запись звука,
фотографирование, воспроизведение движущихся изображений на экране
(сегодняшнее кино), их передачу на расстояние (телевидение). Описание
телевизора вообще признали неправдоподобным. Столь же "незаконно
рожденными" оказались автомобиль, комбайн, трамвай, искусственный шелк и
еще кое-что. Притом больше всего поражает следующее. Это считали
невозможным не только в пору, когда все находилось на стадии идеи,
догадки, но когда смельчаки уже построили первые образцы и даже испытали
их.
В начале 1929 года в советском журнале "Изобретатель" появилась статья
инженера Е. Перельмана. Она называлась многозначительно "О бесплодном
творчестве".
Автор рассуждал о некоторых, по его мнению, нерациональных задачах,
решение коих полагал невозможным. Например, перевод стрелок трамвайных
путей непосредственно рукояткой вагоновожатого. Сейчас автоматические
стрелки, управляемые "запрещенным"
способом, широко применяются на трамвайных линиях.
Аппарат управления создал советский изобретатель И. Логинов. В статье
содержались сомнения в реализации и многих иных начинаний, таких, как
приспособление для изготовления волнистых труб прессования, механизация
разводки пил, и другие. Все это было доведено позднее до стадии воплощения
в производство.
Конечно, выступления против нового небеспочвенны.
Они всегда обоснованны. И чем решительнее ломаются прежние
представления, тем обоснованнее, логичнее становятся выдвигаемые против
возражения.
Тем не менее, если мы будем придерживаться только тех законов, которые
подкреплены лишь сегодняшним опытом, никаких серьезных открытий сделать не
удастся. Прорыв к новым состояниям науки достигается поэтому не на пути
рациональных объяснений и доказательств. Напротив. Новое может быть
завоевано лишь благодаря "опасным" поворотам мысли, порывающей с
рассудительностью. Опираясь на такие "иррациональные скачки", ученый
оказывается в состоянии разорвать жесткий строй мысли, который ему
навязывают дедукция и логика.
Естественно, что парадоксальные идеи принимаются с трудом, при большом
сопротивлении, "и полоса такого сопротивления совсем не кратковременна.
Все же новое в конце концов признают, оно входит даже в программы
обучения. Однако еще и после этого оно долго остается на особом положении:
его принимают, не понимая. Как замечает, например, крупнейший современный
американский физик Р. Фейнман, "я смело могу сказать, что квантовой
механики никто не понимает". И это говорится в наше время, хотя квантовая
механика создана полвека назад. Поэтому считают, что "квантовую механику
нельзя понять, к ней надо привыкнуть". И это заявление также принадлежит
нашему современнику, известному советскому математику С. Соболеву.
Вспоминается шутливое обращение Д. Байрона: "Ученый, ты объясняешь нам
науку, но кто объяснит нам твое объяснение?" Сказано давно, но остается
современным.
Большая наука уже много лет тоскует по необычным, "сумасшедшим", то
есть парадоксальным, теориям.
Положение дел хорошо оттенил известный датский физик Н. Бор, когда в
конце 50-х годов после доклада виднейших физиков В. Гсйзенберга и В. Паули
заметил:
"Все мы согласны, что ваша теория безумна. Вопрос, который нас
разделяет, состоит и том, достаточно ли она безумна, чтобы иметь шанс быть
истинной. Помоему, она недостаточно безумна для этого".
Совершенно оршпнальный способ вылавливать парадоксальные идеи
практикуется американским журналом "Физическое обозрение". Обычно он
печатает сообщения, в которых ниспровергаются основы науки.
Но интересно следующее. Большинство статей, направляемых в журнал,
отвергается редакцией не потому, что их нельзя понять, а потому именно,
что их можно понять.
А вот те, которые понять нельзя, как раз и печатаются...
Великое открытие, когда оно едва появляется, наверняка возникает в
запутанной и бессвязной форме.
Самому первооткрывателю оно понятно лишь наполовину, а для всех
остальных тем более тайна. Поэтому любое оригинальное построение кажется
поначалу безумным, не имеющим никаких надежд на успех. Это и учитывает
журнал, издавая непонятные работы.
Вопрос о том, как поступать с "безумными идеями", волнует многих. В
самом деле, чтобы появиться в печати, статьи, а еще пуще того - монографии
должны быть понятны редакции и соответствовать принятым в науке законам.
Но ведь по-настоящему новая идея в таком случае почти обречена: как может
она удовлетворить столь суровым требованиям?
Советский физиолог академик П. Анохин в связи с этим считает, что если
работа не является совершенно абсурдной, ее можно обнародовать. А
профессор Л. Сапогин предлагает ввести официальное разрешение докторам
наук публиковать "нелепые" с позиций редакции результаты хотя бы один раз
в 10-15 лет. В этом случае рецензенты должны видеть своей задачей
отсеивание лишь явно безграмотных с научной точки зрения работ.
Таким образом, чем глубже противоречие в знании, чем острее парадокс,
тем парадоксальнее, то есть нелепее, алогичнее обязана быть теория,
привлеченная для разрешения противоречивой ситуации. Ибо только такая
"ненормальная" теория способна сдвинуть человечество с неподвижной точки.
Когда встречаются идеи с характером, заметил Гёте, возникают явления,
которые изумляют мир в течение тысячелетий. Наука и продвигается вперед
соответственно числу и глубине парадоксов, которые она открывает и
преодолевает, соответственно парадоксальности выдвигаемых ею новых идей.
Действительно, обнаружение парадокса - признак надвигающейся
катастрофы. Ведь идеал любой науки - строгая, логически безупречная
согласованность всех ее положений. Даже мелкие трещины, неясности в
содержании отдельных теорий заставляют бить тревогу. А тут парадокс,
вопиющее недоразумение. Наука от имени ее творцов всех времен и народов,
очевидно, была бы готова заявить устами героя известного английского
писателя О. Уайльда: "Парадокс? Терпеть не могу парадоксы!" Парадокс
вызывает брожение в умах, которое не уляжется, пока наука не расправится с
ним.

Содержание книги Парадоксы Науки

Парадоксы Науки

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как выяснилось, парадоксы обнажают глубинные течения познавательного
процесса. Возвещая о назревшем неблагополучии в науке, они вместе с этим
решительно продвигают ее вперед и именно тем, что приносят новые, еще
более парадоксальные идеи.

Академики

Многогранностью научных запросов отличались многие русские ученые.
Особенно выделяется М. Ломоносов. Прежде всего он прославил себя как физик
и химик. Широко известны его исследования по электричеству, труды в
области физической химии, одним из основателей которой он является. Как
уже отмечалось, М. Ломоносов - один из "виновников" установления закона
сохранения и превращения вещества и энергии.

Люди

Все дело в степени привязанности ученого к парадигмам века, в силе его
преданности устоявшимся законам и методам. Влияние дисциплины на
исследователя начинается рано, еще когда он только готовится как научный
работник, то есть в студенчестве, затем в аспирантуре. Это влияние
осуществляется просто. Действует четко отлаженная система вузовского
обучения, которая производит отбор (экзамены, защита курсовых, дипломных
работ и т. п.) именно по принципу безоговорочного - за редким исключением
- принятия господствующих в научной дисциплине ценностей.

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел. +38 05235 7 41 13 Завод
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 067 561 22 71 — гл. менеджер (продажи всего оборудования)
+38 067 2650755 - продажа всего оборудования
+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи всего оборудования
e-mail: msd@inbox.ru
msd@msd.com.ua
Скайп: msd-alexandriya

Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Представительство МСД в Киеве: 044 228 67 86
Дистрибьютор в Турции
и странам Закавказья
линий по производству ПСВ,
термоблоков и легких бетонов
ооо "Компания Интер Кор" Тбилиси
+995 32 230 87 83
Теймураз Микадзе
+90 536 322 1424 Турция
info@intercor.co
+995(570) 10 87 83

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.