Парадоксы Науки

Интуиция

ПОДВОДЯ БАЛАНС
Содержание книги Парадоксы Науки
Мы прошли маршрутом познания весь путь, и теперь настала пора
подытожить увиденное. Ранее были предприняты усилия показать, что важны и
нужны как логическая, так и интуитивная формы поисковой деятельности, но
каждая на своей позиции. А сейчас несколько усложним задачу и попытаемся
обнаружить на отрезках интуитивного пути проявления логического начала и,
наоборот, внедрение интуиции в сугубо логические участки движения мысли.
На этапах задания программы и доведения результата ведущими являются,
безусловно, логические операции мысли. Вместе с тем им характерны и
интуитивные искания, хотя, конечно, не в той дозе, что ведется во время
инкубации, завершающейся озарением.
Возьмем период подготовки. Сколь ни подчинено здесь мышление ученого
правилам логики, без интуиции не обойтись. Тут важен общий, синтетический
подход. Охватить предмет в целом, понять его как единое, быть может, не
зная деталей, - это умение идет от интуиции. Надо учесть и другое. Сама
постановка проблемы также сопровождается догадкой. Бывает и так, что
постановка проблемы и ее решение даются одновременно, как это имело
случай, например, у Э. Шредингера, когда он записать свое знаменитое
волновое уравнение.
Интуитивное сопровождение характерно и для этапа доведения результата.
Конечно, доказательство развертывается по правилам логики, которые ни в
одном пункте не могут быть нарушены. Но и здесь ученый, проводя
доказательство, творит, иначе ему трудно найти веские обоснования. Даже в
математике, где этот процесс особенно формализован, трудно обойтись без
интуитивных скачков. Ибо прежде чем доказать какую-либо теорему, надо, как
мы уже отмечали, догадаться не только о ее существовании, но и о путях и
средствах доказательства.
Кроме того, есть обстоятельства, особенно осеняющие неотвратимость
дополнения логических операций интуитивными.
Казалось бы, нас не должен смущать вопрос, что такое доказательство и
как его проводить. Известно, из каких частей оно состоит, разработаны
четкие правила действий с ними, указаны типичные ошибки. Но вот что пишет
известный современный математик и логик И. Лакатос.
Математики прикладных направлений считают, что доказательство - дело
"чистых" математиков, теоретиков математической мысли, которые умеют
проводить "полные" доказательства и знают в них толк. Увы! "Чистые", в свою
очередь, принимают только те "полные" доказательства, которые строятся
логиками. Что же касается собственно математических, то есть "неполных"
доказательств, то, по убеждению ряда ученых, таких, как, например, Г.
Харди, Д. Литтльвуд и сам И. Лакатос, это достаточно неопределенная вещь,
чтобы можно было говорить о ее существовании.
Иными словами, доказательство протекает как импровизация, призывающая
на помощь не только строгие логические методы, но и воображение, интуицию.
Конечно, здесь тоже не обошлось без преувеличений, но посевы истины в
этом есть.
С другой стороны, на этапах интуитивною искания проявляет свою власть и
сознательно-логическое. Это выражается прежде всего в том, что
сознательное определяет, так сказать, стратегию поиска, формирует ею цели,
задает программу. Поэтому в стадии инкубационного вызревания идеи
исследователь, конечно, периодически возвращается к условиям задачи,
варьирует и уточняет их, шлифует смысл проблемы. Короче, держит ее под
неослабным прицелом, подталкивая интуицию к заданной цели. Когда И.
Ньютона однажды спросили, как он пришел к своим открытиям, великий физик
ответил: "Я постоянно думал о них... Я постоянно держу в уме предмет
своего исследования...". Еще более характерно признание А. Эйнштейна. В
одном из многочисленных интервью он следующим образом описал десятилетний
период вынашивания теории относительности. В течение этих лет, отмечал он,
имелось чувство движения вперед по направлению к чему-то конкретному, хотя
это чувство трудно выразить в словах. Позади этого направления стояло
нечто логическое, "но я имел его, - заключает ученый, - в виде обзора в
зрительной форме".
Избрав тему, исследователь постоянно нагнетает проблемную ситуацию,
пополняет ее новыми деталями, пробуждает психологические ассоциации.
Говорят даже о сознательном развитии интуиции, ее воспитании.
Поэтому хотя само открытие ускользает из-под логическою надзора,
вершится вне контроля сознания, вопрос о контроле вообще, конечно, не
снимается. Ибо ученый решает определенную познавательную задачу,
"запрограммирован" на известную цель.
Но логическое проявляется в период инкубации не только в этом. Оно дает
о себе знать даже в операциях при решении задач, то есть в типично,
казалось бы, интуитивном процессе.
Выделяют два способа решения задач: систематический и эвристический.
Первый - метод проб и ошибок.
Он по праву считается логическим, ибо предполагает построение
алгоритма, рассчитанного на систематический анализ ситуации. К примеру,
так, как рекомендуется в известном анекдоте: чтобы найти льва в пустыне,
надо разбить ее на клетки и затем просматривать одну за другой. Метод эют
широко используется при задании ЭВМ программ поиска на основе перебора
вариантов.
Эвристический путь, то есть путь, использующий вспомогательные приемы,
окольные, обходные движения к цели, строится на догадке и потому связан с
интуицией. Однако и на этом пути при решении некоторых типов задач
обращаются к лотке.
Возьмем, к примеру, метод "последовательных приближений". В нем явно
просматривается логическое начало.
Положим, поставлена сложная задача. Эвристика - наука о наводящих,
дополнительных средствах поиска истины - рекомендует попытаться превратить
условие задачи в решение. Иногда это удается. Если же не удается, тогда
надо поискать пути, как уменьшить между ними (между условием и решением)
разрыв. Собственно, здесь имеется единственная возможность - изменить
условие задачи. Делаем первый шаг. Проверяем. Если измененный вариант
условия не переводится в решение, нужно испытать новую комбинацию. Так
постепенно, уменьшая различие, можно сблизить условие и решение задачи.
Поясним наши рассуждения следующей иллюстрацией.
Пусть вам предстоит попасть из одного пункта (А) в другой пункт (Б). Но
мы не знаем, как это сделать.
Между тем знанием, которое имеется, и тем, которое необходимо, чтобы
достичь желаемого, информационный разрыв. Вдумываясь в обстановку, находим
способ, который мог бы уменьшить информационный голод, но мы не знаем, как
этот способ применить. Здесь и полезно изменить начальные условия задачи
так, чтобы найденный способ можно было использовать в движении к цели.
Если это удается, тогда задача становится иной: попасть в пункт Б уже не из
пункта А, но из другого пункта, который ближе к цели. Допустим, и на этот
раз мы все же не достигаем пункта Б. Значит, надо снова видоизменить
условие, чтобы еще более сократить разрыв, и так далее.
Более того, некоторые исследователи (Л. де Бройль, Г. Селье) выделяют
два типа ученых. Их называют "интуитивисты" и "логисты"; имеется в виду
преимущественное использование ими методов либо интуитивного, либо
логического поиска.
Так, "интуитивисты" скорее апеллируют к догадке, любят привлекать
образы. Несклонные к длительной осаде позиции, они пытаются решать
проблемы с ходу, нередко с первою же удара добиваются успеха. Наиболее
яркие фигуры среди них - Г. Лейбниц, Э. Торричелли, Ж. Фурье да и многие
другие.
Напротив, "лошсты" любя! систематические исследования. Они продвигаются
вперед шаг за шагом с последовательностью того полководца, который готовит
штурм крепости, ничего не оставляя на волю случая.
Следуя строгой аналитической выучке, ученые этого типа склонны
обходиться без образов, избегают полаяться на догадки и строят новые
теории преимущественно логическими средствами. Так, к примеру, проводил
свое исследование великий шведский систематик К- Линней.
Костяк его теории - классификация. Столь же методически рассудочно,
способом проб и ошибок, шел обычно к открытию Т. Эдисон.
Конечно, это деление в известной степени условно.
Большинству ученых подходят, по-видимому, промежуточные характеристики
с той или иной мерой склонности к "логическому", а в основной массе к
"интуитивистскому" типу. Нам важно подчеркнуть, что в практике научного
творчества мы встречаемся не просто с отдельными приемами логического
поиска решения там, где, казалось бы, безраздельно властвует интуиция, но
и, как видим, с особым строем мышления исследователя, называемым
лошческнм. Это заставляет признать немалые творческие возможности логики,
хотя она и не ставит целью быть инструментом открытия.
Но как бы нам не угодить в другую крайность. Дело в том, что
распространено мнение, будто интуиция - всего лишь замаскированное
логическое. Дескать, в основе интуитивной догадки лежат те же четкие
алгоритмы мыслительной деятельности, только мы их не осознаем; они
свернуты, и потому целые звенья рассуждений выпадают. Так интуиция
объявляется сокращенным вариантом логики.
Применительно к врачебной диагностике, например, такое истолкование
интуитивного предлагает Г. Шингарев, один из советских исследователей.
Едва больной входит в кабинет, пишег Г. Шингарев, как опытный врач уже по
первым признакам, не успев собрать и десятой доли необходимых фактов,
ставит диагноз. Он делает это, мгновенно пробежав по цепи умозаключений,
которая в других случаях, у другого врача развертывается значительно
медленнее, основательнее, последовательно переходя от этапа к этапу. Любая
интуитивная догадка, полагают сторонники приведенной точки зрения, может
быть описана логическими средствами более мощной системы знания.
Может быть, в этом и есть своя правда. Однако на обозрение не
представлено ни одного подобного отчета, где была бы логически описана,
пусть с пропусками, процедура интуитивно найденного решения.
Мы можем подвести итог. Есть интуитивные, неосознаваемые процессы и
есть процессы логические - такие, в которых мы отдаем отчет. В научном
поиске они не вступают в противоречия, но и не подменяют др)г друга, а
вместе, дополняя один другого, ведут ученого дорогой открытия. Как
полагает большинство исследователей (хотя в науке вопросы не решаются
большинством), интуитивное и логическое не разделены непроницаемой
переборкой. Поисковый процесс, беря истоки в сознательном, уходит затем в
сферу неосознаваемого, потом возвращается и снова уходит. Между ними
постоянно общение, и лишь благодаря этому рождается открытие.
Конечно, их характеризует известное "разделение труда". Если целью
научного поиска является строгая логическая завершенность, то ведет к
этому не столько логика, сколько интуиция. С другой стороны, логическое
призвано узаконить и санкционировать завоевания интуиции. Логика - это
своего рода гигиена, которую соблюдает наука, чтобы вынашиваемые идеи
оставались жизнеспособными. То есть логика несет функции контроля,
обязывая отвергнуть некоторые доводы, но и не претендуя на то, чтобы
заставить принять любое доказательство, поскольку оно логично.
Искусство ученого - в способности сочетать оба эти начала: свободу
воображения, питаемого интуицией, и холодный расчет; умение строить
воздушные замки, но и умение обосновать их совсем не призрачную реальность
Эта обособленность интуитивного и логического в рамках их союза находит
подтверждение с неожиданной стороны. Современная нейрофизиология
достаточно убедительно показала наличие в работе полушарий мозга
функциональной асимметрии. Левое сосредоточилось на абстрактном,
логико-аналитическом мышлении, правое же ответственно за интуицию и
образность, за художественное творчество.
Вместе с тем в процессах деятельности полушария не изолированы, ибо
"обслуживают одного "хозяина".
Может быть, как считает советский исследователь В. Смирнов, эта
специализация - подарок, преподнесенный человеку эволюцией? Правая
половина мозга оставила за собой "сторожевые функции", слежение за внешней
средой. Поэтому она все "видит" конкретно, эмоционально окрашенно, работая
на уровне чувств.
Это позволило частично высвободить левое полушарие для анализирующей,
обобщающей деятельности. В результате, помогая друг другу, полушария и
разрешают жизненные задачи.
Так и в процессах научного творчества. Они трудятся сообща- чувства и
разум - великое содружество по существу противоположных начал! Как был
прав Г. Лейбниц, который однажды заметил: "Чувства нам необходимы для
того, чтобы мыслить Если бы у нас не было чувств, мы не могли бы думать".
Примечательно, что сам-то Г. Лейбниц - убежденный рационалист.
Он разделял доктрину, согласно которой разум (рацио)
составляет основу бытия, познания, морали, а потому противостоит
чувственному началу и, только преодолевая его, способен постигать сущность
вещей.
Союз чувства и разума проявляется и в других моментах научной
деятельности.
Не будем забывать, что творческий поиск сопровождается эстетическими
переживаниями, которые не только эмоционально поддерживают работу ученого,
но и помогают ему в собственно созидательных действиях.
А. Пуанкаре отмечает, например, следующее. Открытие в математике
состоит, по его мнению, не просто в конструировании всевозможных
комбинаций, а в отборе того меньшинства из них, которое приносит пользу.
То есть открытие в значительной мере есть отбор Но отбор, меньше всего
представляющий перебор вариантов, наподобие того, как покупатель выбирает
товар.
Иначе операция затянулась бы до бесконечности.
Дело в том, что в сферу внимания ученого попадают обычно лишь
плодотворные сочетания, а остальные сразу же отметаются. Получается так,
словно исследователь держит в уме некоего предварительного экзаменатора,
допускающего к окончательным испытаниям только тех кандидатов, которые
удовлетворяют определенным требованиям. Как считает А. Пуанкаре, роль
этого предварительного экзаменатора и выполняют эстетические идеалы
красоты, изящества, элегантности. Они направляют мысль ученого по нужному
руслу, служат ориентиром в его исканиях, хотя и идут, как видим, не от
разума, а от чувств.
И наконец, чувства и эмоции питают творцов науки нравственно, ибо несут
с собой большую этическую нагрузку. Ученый не отгорожен от моральных
проблем эпохи, ему небезразлично, в частности, как могут быть использованы
его открытия: послужат ли они прогрессу человечества, или обрекут его на
погибель.
Подытоживая сказанное в этой затянувшейся главе, отметим, что интуиция
отнюдь не работает против логики. Наоборот, лишь соединившись, они
способны привести ученого к цели, лишь используя преимущества той и
другой, можно достичь наивысшей пользы. Не разделять и не
противопоставлять, а вырабатывать исследовательский настрой, опирающийся
на методы единого абстрактно-эмоционального, логико-интуитивного мышления.
Содержание книги Парадоксы Науки

Парадоксы Науки

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как выяснилось, парадоксы обнажают глубинные течения познавательного
процесса. Возвещая о назревшем неблагополучии в науке, они вместе с этим
решительно продвигают ее вперед и именно тем, что приносят новые, еще
более парадоксальные идеи.

Академики

Многогранностью научных запросов отличались многие русские ученые.
Особенно выделяется М. Ломоносов. Прежде всего он прославил себя как физик
и химик. Широко известны его исследования по электричеству, труды в
области физической химии, одним из основателей которой он является. Как
уже отмечалось, М. Ломоносов - один из "виновников" установления закона
сохранения и превращения вещества и энергии.

Люди

Все дело в степени привязанности ученого к парадигмам века, в силе его
преданности устоявшимся законам и методам. Влияние дисциплины на
исследователя начинается рано, еще когда он только готовится как научный
работник, то есть в студенчестве, затем в аспирантуре. Это влияние
осуществляется просто. Действует четко отлаженная система вузовского
обучения, которая производит отбор (экзамены, защита курсовых, дипломных
работ и т. п.) именно по принципу безоговорочного - за редким исключением
- принятия господствующих в научной дисциплине ценностей.

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел. +38 05235 7 41 13 Завод
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 067 561 22 71 — гл. менеджер (продажи всего оборудования)
+38 067 2650755 - продажа всего оборудования
+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи всего оборудования
e-mail: msd@inbox.ru
msd@msd.com.ua
Скайп: msd-alexandriya

Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Представительство МСД в Киеве: 044 228 67 86
Дистрибьютор в Турции
и странам Закавказья
линий по производству ПСВ,
термоблоков и легких бетонов
ооо "Компания Интер Кор" Тбилиси
+995 32 230 87 83
Теймураз Микадзе
+90 536 322 1424 Турция
info@intercor.co
+995(570) 10 87 83

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.