ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Промышленная революция н аграрные преобразования в ведущих странах мира

Великие географические открытия XVI—XVII вв. и ко­лониальные захваты завершили первый этап становления мировой рыночной экономики — первоначальное накопле­ние капитала. В западноевропейских странах проявились черты рыночной инфраструктуры. С переходом к Новому времени в развитии мировой цивилизации экономика евро­пейских стран должна была сделать гигантский прорыв из аграрного в индустриальное общество.

Промышленному перевороту предшествовали техничес­кие усовершенствования и изобретения в разных отраслях ремесленного и мануфактурного производства. Изобрета­тели и практики стремились эффективнее использовать традиционные источники энергии — воду и ветер. С этой целью усовершенствовали мельничное горизонтальное ко­лесо, приделав к нему лопасти. В Голландии в XVI в. широ­кое распространение получили ветряные мельницы, скон­струированные с вращающимся корпусом. Такие мельницы с 1592 г. соединяли с пилами, преобразовав в своеобразные лесопилки.

Нововведением для XVI в. стало применение водяных мельниц в добывающей промышленности, с их помощью из­мельчали руду; использовали в кузнечном и прокатном деле, а также для обработки кож, валки сукон и т. д.

В 1568 г. был изобретен токарный станок. Винты для него делали из бронзы и латуни. Их применяли в монетном деле и книгопечатании.

Железо начали обрабатывать с помощью валков в про­катном и волочильном процессе. В горном деле все шире применяли помпы для откачки воды из шахт. В 1620-х гг. в Германии впервые руду начали добывать методом взрыва породы. А в Словакии по деревянным рельсам в рудниках передвигались вагонетки на конной тяге. Примеры эти по­казывают, что кроме совершенствования энергетической базы механизировались производственные процессы, изыс­кивались возможности для массового выпуска различных изделий.

Развиваются основы химической науки: с XVI в. стали исследовать различные минералы и металлы. Олово исполь­зуется для лужения листов из меди и железа. Сталь в брус­ках производили с помощью домен и мартенов, но остро стояла проблема с топливом. В Англии она была решена с помощью использования каменного угля в металлургии. И европейский центр металлургии переместился из Швеции в Англию.

Рынок труда для промышленных предприятий успеш­но формировался не только при освобождении крестьян от крепостной зависимости, а ремесленников — от цеховых регламентов. С XVI в. начинается прирост населения в Ев­ропе, обусловленный экономическим подъемом и преодоле­нием последствий чумы. Демографы считают, что в 1500 г. численность населения Европы достигла почти 100 млн че­ловек, а в 1600 г. приблизилась к 180 млн. В больших горо­дах плотность населения выросла до 1000 человек на 1 кв. км.

Промышленная революция, индустриализация должны были способствовать и подъему сельского хозяйства.

Много изобретений и технических усовершенствований было сделано в Англии. Развитию науки и технической мысли здесь содействовало создание еще в 1662 г. в Лондоне Ко­ролевского общества, своего рода английской Академии наук. В рамках этого общества развивались, в основном, гумани­тарные науки, как и в университетах Оксфорда и Кембрид­жа. Подготовка кадров для промышленности, хотя и в не­больших масштабах, осуществлялась в шотландских уни­верситетах Глазго и Эдинбурга, а также в крупных про­мышленных центрах — Манчестере и Бирмингеме. Суще­ствовала в Англии и разветвленная система начального об­разования под патронажем различных религиозно-благотво­рительных обществ. К концу XVIII в. начальные школы дей­ствовали в 2/3 церковных приходов. Тогда в промышленных центрах появились и реальные средние школы с изучением естественных наук.

Подобная система образования способствовала разви­тию науки и техники в этой стране.

Если с началом "огораживания" в Англии развивалось сукноделие, то с проникновением Англии в Индию — хлоп­чатобумажная отрасль. Ввозимые из Индии хлопчатобумаж­ные ткани быстро раскупались населением, но рыночный спрос на них не удовлетворялся. В Англии стали создавать мануфактуры подобного типа. Однако в середине XVIII в. выяснилось, что ручное прядение отстает от ткачества, где уже применялся "летающий челнок", изобретенный в 1733 г. механиком Дж. Кейсом. В 1733 г. Дж. Харгривс изоб­рел механическую прялку "Дженни" с 16—18 веретенами, а в 1783 г. С. Кромптон создал прядильную машину, кото­рая давала тонкую пряжу. В 1785 г. Э. Картрайт изобрел механический ткацкий станок, заменяющий 40 ткачей! Именно ткацкий станок стал основной машиной в индустри­ализации легкой промышленности.

Промышленная революция в Англии началась, таким образом, с изобретения рабочей машины, или машины-ору­дия, в текстильном производстве. Но нужен был двига­тель, который бы приводил в действие рабочую машину.

Вторым крупнейшим изобретением промышленной революции и стала паровая машина (или паровой двига­тель).

Некоторым подобием паровой машины считаются паро­вые насосы для откачки воды из шахт (XVII в.). Универсаль­ный паровой двигатель, который можно было применять и в других отраслях промышленности, создал механик Дж. Уатт в 1769 г.

Следующим этапом промышленной революции, тре­тьей основной ее чертой стало создание фабрики с пря­дильными машинами на водяном двигателе. Поэтому в пер­вый период деятельности их создавали на берегах рек. Пер­вым фабрикантом был Аркрайт, который в 1769 г. создал фабрику, т. е. в один год с изобретением паровой машины Д. Уаттом. К концу XVIII в. в Англии существовало 150 фаб­рик, возникла фабричная система. В 1785 г. на одной из фабрик была установлена паровая машина Д. Уатта, и к 1790 г. они стали распространяться повсеместно. Фабрики строились уже не обязательно на берегу реки. Более ши­роко создание ткацких фабрик развернулось в 1820— 1830-х гг.

Итак, отличительными чертами промышленного пере­ворота (революции) в Англии XVIII в., которые приобрели классический характер, являются:

♦ оснащение отраслей промышленности хотя бы од­ной рабочей машиной (ткацкий станок — в текстильной промышленности; токарный станок — в обрабатываю­щей промышленности и т. д.);

♦ изобретение парового двигателя, т. е. появление но­вой энергетической базы для развития промышленности, транспорта, строительства и т. д.;

♦ возникновение новой формы организации производ­ства — фабрики.

Таким образом, на смену ремесленного и мануфактур­ного производства приходит век машин с использованием энергии пара, т. е.. фабричное производство.

Внедрение рабочих машин в промышленность, исполь­зование энергии паровых двигателей привело к техничес­кой перестройке всех промышленных отраслей. Но это еще не было индустриализацией.

Индустриализация — это коренное изменение произ­водства средств производства. Промышленная революция в Англии опиралась на принципиально новую технику, но первые машины были созданы на мануфактурах, где пре­обладал ручной труд. В связи с массовым развитием маши­ностроения появились условия для изобретения машин, производящих машины. Подлинная революция в машино­строении произошла в Англии в начале XIX в. Производ­ство машин машинами в тяжелой промышленности и оз­начало завершение индустриализации.

Промышленный переворот в металлургии и угольной промышленности отличался от переворота в текстильном производстве. Спрос на металл все увеличивался. В метал­лургии еще до XVIII в. применялись механические молоты и механическое дутье в домнах. Но еще долго оставались ручными операции по разливке чугуна и стали. Поскольку металлургия — это не механическое, а сложное химичес­кое производство, то промышленный переворот в метал­лургии — это изменение технологии.

В Англии в XVIII в. перешли от древесного к каменно­му углю. Во время плавки на каменном угле А. Дерби к железной руде стал примешивать негашеную известь и по­лучил высокого качества чугун. Через 50 лет англичанин Корт начал переплавлять чугун на железо. Эта новая тех­нология получила название пудлингование.

Сразу после этого открытия увеличился спрос на ка­менный уголь как главное сырье для промышленности, на­равне с железной рудой. Угледобыча в Англии выросла с 26 млн т. в 1700 г. до 76 млн т. в 1790 г., активно развиваясь в Уэльсе, Шотландии, Йоркшире.

Для перевозки от места добычи к месту назначения угля и железной руды потребовалась надежная в эксплуатации л широкая по охвату районов страны сеть коммуникаций: морских, речных, сухопутных. Понадобились новые сред­ства транспорта для перевозки, емкости в местах времен­ного хранения и т. д. Встала задача формирования промыш­ленной инфраструктуры, т. е. создания совокупности зданий, сооружений, систем и служб, необходимых для функционирования отраслей промышленного производства. Поэтому в Англии создаются водные каналы между отдель­ными угольными копями и машиностроительными и метал­лургическими предприятиями. Некоторые из них предоста­вили промышленным городам выход к морю. Пшеницу, уголь, железные изделия из внутренних графств везли к морю и дальше, в другие страны — уже на кораблях морс­кого торгового флота.

С изобретением твердого покрытия дорог ускорились переезды на конной тяге.

Развиваются новые средства связи, которые соверша­ют подлинную революцию в передаче коммерческой инфор­мации. В 1837 г. был изобретен электромагнитный телеграф­ный аппарат, а в 1847—1852 гг. проложена телефонная ли­ния между важными морскими портами Дувром и Кале.

Механик-самоучка Д. Стефенсон создал на основе ста­ционарной паровой машины паровоз — самоходную пароси­ловую установку. "Ракета" — локомотив Стефенсона имела мощность 12 лошадиных сил и развивала скорость до 22 км/час. После апробирования паровоза в 1825 г. на пер­вой в мире железной дороге от Стоктона до Дарлингтона Стефенсон усовершенствовал и рельсовый путь.

Строительство железных дорог чрезвычайно активи­зировало хозяйственную жизнь Англии. Затем наступила очередь внедрения на водном транспорте пароходов. Он был создан Фултоном еще в 1807 г. в США, англичане переняли это изобретение и применили у себя.

В конце XIX в. с изобретением электричества появил­ся важный компонент промышленной и социальной инфра­структуры в виде электростанций.

Первые десятилетия, которые прошли с начала про­мышленного переворота, привели к свободной конкурен­ции, расширению всех отраслей промышленного производ­ства. Наибольших успехов добилась хлопчатобумажная про­мышленность. Через 100 лет после начала переворота, в 1868 г., в стране функционировало более 2,5 тыс. таких фабрик, их станочный парк составил 379 тыс. ткацких стан­ков. Благодаря механизированному труду себестоимость хлопчатобумажной ткани снизилась в 12 раз. Это привело к резкому увеличению рынка сбыта, т. е. предприниматели успешно удовлетворяли спрос потребителей. Дешевые тка­ни могли купить представители самых бедных слоев насе­ления. Одновременно разорялись ткачи-ремесленники и по­полняли ряды наемных работников на фабриках. Английс­кими ткачами был завоеван рынок Индии после превраще­ния ее в колонию Англии. Миллионы индийских кустарей - ткачей разорились. Рабочие операции на ткацких фабриках были несложными, поэтому на них в массовом масштабе применялся дешевый детский и женский труд.

До середины XIX в. в структуре экспорта из Англии преобладала продукция хлопчатобумажных фабрик.

Динамично развивались и другие отрасли. Кроме Ин­дии осваивались рынки сырья и сбыта товаров Новой Зе­ландии (с 1837 г.), Австралии, Канады, некоторых террито­рий Африки. Англия все больше превращалась в первую "фабрику мира". К середине XIX в. она стала и "владычи­цей морей" — ей принадлежало 60% мирового торгового флота, что очень помогало в осуществлении внешнеторго­вых операций.

Великобритания к 1860 г., т. е. через столетие после начала промышленного переворота, стала индустриаль­ной державой. Прирост промышленной продукции за каж­дые десять лет с 1800 по 1870 г. составлял 6%, что было очень высоким показателем для XIX в. За эти годы добыча угля выросла в 11 раз, выплавка чугуна — в 32 раза. В первой половине XIX в. темпы роста легкой промышленно­сти были выше, чем тяжелой. Но в середине столетия в Европе вырос спрос на английский уголь, металл, маши­ны, и, соответственно, возросли темпы производства в ме­таллургии, машиностроении, угледобыче, однако по сум­ме прибыли, общей стоимости товарной массы и численно­сти работников по-прежнему лидировала текстильная промышленность. До 1870-х гг. у Великобритании не было серьезных конкурентов в промышленном развитии. Поэто­му, несмотря на преобладание в рамках страны текстиль­ной промышленности, по стоимости товарной массы страна заняла первое место в мире по темпам и уровню развития промышленности в целом. Она добывала (в 1860 г.) бо­лее 50% каменного угля и выплавляла 50% чугуна в мире (1870 г.).

После 1825 г. в Великобритании разразился первый в мире циклический кризис, охвативший все отрасли. Та­кие кризисы периодически, в среднем через 10 лет, повто­рялись в 1836, 1847, 1866 гг. Кризисы сопровождались со­кращением производства.

Одним из показателей успешной индустриализации был резкий рост численности рабочих. Из 21 млн человек насе­ления (без Ирландии) в середине XIX в. рабочие составили 4,8 млн человек. Англия становилась страной крупных горо­дов. Одновременно к началу XIX в. в стране окончательно исчезло крестьянство. На смену ему в агросфере пришли крупные предприниматели и арендаторы.

В аграрной сфере Англии господствовало крупное зем­левладение. В 1870-х гг. 250 крупнейших землевладельцев Англии держали в руках более 50% земель страны. Ее сда­вали в аренду фермерам, которые обрабатывали землю с помощью батраков, и только 5% земельной площади обра­батывалось без применения наемного труда. Фермеры за­нимались травосеянием, применяли в хозяйстве сельхоз­машины, минеральные удобрения. Интенсификация аграр - ного производства положительно сказалась на урожайнос­ти, которая вдвое превышала показатели Франции. "Коле­со" истории вновь повернулось: перестройка сельского хо­зяйства Англии с земледельческого на скотоводческое про­изошла под влиянием успешной колонизации американца­ми запада своей страны после окончания Гражданской вой­ны 1861—1865 гг.: дешевый американский хлеб, поставляе­мый в Европу, составил конкуренцию английскому. Через два с лишним века, после "огораживания земель", англи­чане вновь стали превращать пашню в пастбища, на этот раз речь шла о землях лордов или арендованных у них крестьянами участках земли. Делали это не для получения шерсти от овец, а для снабжения городского населения мясо­молочными продуктами.

В 1694 г. был создан Английский банк, ставший важным элементом промышленной и рыночной инфраструктуры. Че­рез 100 лет в стране функционировало уже 350 банков. Они больше занимались кредитованием внешней торговли. По­степенно этот "банк банков" стал руководить кредитной си­стемой страны. Англия начала играть роль не только миро­вого перевозчика и производителя товаров, но и "мирово­го банкира".

Колониальная империя Великобритании охватила в 1860 г. территорию в 6,5 млн км2, на ней проживало 145 млн человек. Некоторым колониям пришлось предоставить са­мостоятельность — самоуправление Австралии и права до­миниона Канаде. В качестве "компенсации" Англия насиль­ственно открыла "окно" для торговли с Китаем и Японией.

На несколько десятилетий позже, чем в Англии, во Франции появились важнейшие условия для промышлен­ного переворота: формирование свободных капиталов и ре­зервной рабочей силы. Страна несколько веков соперничала с Англией за лидерство в европейской экономике. До 1760-х гг. у Франции были преимущества перед Англией: значительно большая территория; богаче запасы полезных ископаемых; вдвое большая численность населения; значи­тельные успехи в заморской торговле; в технических изоб­ретениях.

Но с середины XVIII в. Англия стала обгонять Фран­цию по торговым оборотам. Над экономикой Франции тя­готели пережитки феодальной системы, которая продол­жала существовать до 1789 г.

Учредительное собрание 5 августа 1789 г. деклариро­вало отмену феодального строя, а в феврале 1791 г. — лик­видацию цехов. Была без выкупа упразднена феодальная рента всех видов, а не только личная зависимость кресть­ян от сеньоров.

Приход Наполеона к власти (1799 г.) усилил позиции французской буржуазии, ориентированной на развитие ры­ночной экономики. Наполеоновские войны можно считать войнами за источники сырья и рынки сбыта, за экономи­ческое господство Франции в Европе. Задержка с началом промышленной революции объяснялась в определенной сте­пени экономической континентальной блокадой Англии (зап­рет на торговлю с этой страной), объявленной Наполео­ном I в 1806 г. Нельзя было вывозить оттуда паровые ма­шины и ткацкие станки.

В 1800 г. были созданы Французский банк и несколько банков в провинции. Они стали важным элементом рыноч­ной инфраструктуры Франции. Росла численность цент­рализованных мануфактур. Появились первые фабрики, для которых английские паровые машины были ввезены до на­чала континентальной блокады Англии.

Некоторые успехи были достигнуты в 1803 г. в механи­зации ткацкого дела. Увеличилось количество продукции шерстяной промышленности. JI. Жаккар в 1805 г. изобрел станок по производству узорчатой (жаккардовой) ткани. В 1810 г. Ф. Жирар изобрел льнопрядильную машину. По срав­нению с 1894 г. удвоилась добыча железной руды и утрои­лась — каменного угля. Но это были отдельные успехи, в общем экономическом развитии Франция сильно отставала от Англии. В начале XIX в. здесь работало лишь 15 паро­вых машин против 15 тыс. в Англии. Ограниченной остава­лась емкость внутреннего рынка, и не приходилось гово­рить о соответствии спроса и предложения как важнейших составляющих рыночной экономики.

Объясняется это дальнейшим дроблением — парцелли­рованием земельных участков, находящихся в собственнос­ти у крестьян. Земли в стране не хватало, в середине XIX в. 70% крестьян имели участки примерно по 2 га. На такой земельной площади можно было заниматься лишь натуральным хозяйством, что чрезвычайно сдерживало промышленное развитие. Не формировался полноценный рынок сельхозпродукции, а из-за отсутствия денежных масс крестьяне активно не покупали и промышленные изделия. Не формировался и рынок труда за счет крестьян, так как они боялись расстаться со своими мизерными участками земли. Их устраивало наличие мелких ремесленных мас­терских, где можно было приобрести необходимые для дома и хозяйства изделия. Эти явления во французской эконо­мике тормозили промышленный прогресс, но не могли его остановить. Сравнительно немного, но все же 625 паровых машин в 1830 г. на предприятиях Франции уже приносили ощутимую пользу. Выросли добыча угля и выплавка чугуна. Прокладывались шоссейные дороги и, по примеру Англии, речные каналы.

Отрицательно сказывались на ходе промышленного пе­реворота высокие таможенные пошлины на уголь и ме­талл. Протекционизм правительства в отношении владель­цев металлургических предприятий и угольных копий за­держивал складывание внутреннего рынка. Из-за высоких пошлин на ввозимый металл и уголь в стране сохранялись высокие цены не только на эту продукцию внешней тор­говли, но и на машины.

Несмотря на достигнутые успехи Франция в конце 1870 г. находилась на 3—4 месте в мире по объему про-

Мьішленного производства. Лидировала Англия, к ней вплот­ную приближались США и Германия.

Даже в конце XIX в. стоимость сельскохозяйственной продукции во Франции в 3 раза превышала стоимость про­мышленной. Городское население в 1870 г. составляло лишь 1/3 от всего населения. В сельском хозяйстве было занято 50% трудоспособного населения. Но накопленный веками экономический и культурный потенциал не позволил Фран­ции оказаться на обочине Европы. Страна нашла свою "нишу" в мировой и европейской экономике, развив рыночную ин­фраструктуру и превратившись в главного банкира Европы и всего мира. Центром французской банковской системы был акционерный Французский банк. Одновременно он был бан­ком эмиссионным, выпускал бумажные деньги. Банк акку­мулировал средства мелких и средних предпринимателей; покупал государственные ценные бумаги, предоставлял зай­мы правительству. Франция в числе первых в мире пошла по пути создания коммерческих акционерных банков, в том числе возник банк "Креди-мобилье", основанный пред­принимателями братьями Перейра (1850—1882 гг.). Банк вы­давал краткосрочные и долгосрочные кредиты, принимал участие в строительстве железных дорог и каналов, про­мышленных предприятий. Его детищем явилось создание знаменитого и поныне банка "Лионский кредит". Известен был банк "Национальная учетная контора". Создавая свою колониальную империю, Франция создала и ряд колони­альных банков: Алжирский, Гваделупский и др. Коммер­ческие банки организовали строительство Суэцкого и Па­намского каналов, что свидетельствовало о сращивании банковского и промышленного капиталов.

Важнейшее место в рыночной инфраструктуре зани­мали биржи Франции, главной среди них была Парижская биржа, созданная еще в 1563 г. В непростое для экономики Франции время завершения промышленной революции с 1851 по 1869 г. сумма ценных бумаг Парижской биржи уве­личилась втрое. По мере роста роли Франции в мировых банковских операциях Парижская биржа превратилась в мировой денежный рынок. В отличие от Лондонской, более крупной биржи, здесь продавались не акции, а облигации французского правительства и частных компаний.

Итак, в "век монополий" французская экономика вхо­дила по структуре отраслей и объему производства стра­ной аграрно-индустриальной. Завершение промышленной ре­волюции и создание разветвленной рыночной инфраструк­туры создали условия для достижения успехов в экономи­ке в последующие годы.

Германия в начале XIX в. считалась аграрной страной, почти 80% ее населения были заняты в сельском хозяйстве. Как и в России экономический подъем здесь тормозился на­личием феодальной системы. Основными чертами экономи­ческого развития Германии в XVIII — первой половине XIX в. была социально-политическая раздробленность, ко­торая препятствовала образованию внутреннего рынка, а также наличие крепостничества.

В Германии развивались мануфактуры с применением принудительного труда крепостных крестьян; было много малых и средних городов с неразвитой промышленной инф­раструктурой.

Все это задержало процесс первоначального накопле­ния капитала к XIX в.

Наиболее отчетливо процесс раскрепощения крестьян прослеживается на примере Пруссии, ставшей основой для объединения германских земель. По закону 1811 г. крестья­не получили возможность выкупить землю и стать собствен­никами, но сумма выкупа в 20—25 раз превышала размер годовой ренты помещику. Крестьянин мог в виде выкупа отдать помещику 1/3 своего земельного надела.

При 20—25-кратном увеличении суммы годовой ренты в виде выкупа крестьянина на волю с землей происходила капитализация ренты, т. е. для помещика-юнкера феодаль­ная рента превращалась в доход с капитала. Положив в банк сумму выкупа с каждой крестьянской семьи, помещик получал в виде процентов доход, равный прежнему оброку с этого хозяйства.

До 50% крестьян Пруссии получили менее 1 га земли после освобождения. Видимо, это были те крестьяне, ко­торые вместо выкупа отдавали часть своей земли помещи­ку. С такого участка нельзя было прокормить семью, по­этому бывший крестьянин превращался в батрака — наем­ного рабочего в аграрном секторе экономики. Так проходи­ло формирование рынка труда в Германии.

Положив сумму выкупа в банк, помещики способство­вали инвестиции капиталов в промышленность. Часть денег накапливалась в виде купеческих капиталов в торговле, что тоже способствовало развитию рыночной экономики.

В Германии перед франко-прусской войной и последу­ющим объединением страны мелкие крестьянские хозяй­ства составляли 71,4% всех хозяйств, им принадлежало лишь 9% обрабатываемых земель, а средние и крупные (юнкерские) хозяйства составляли 28,6% и владели 91% земли. Помещики превращали наиболее крупные поместья в хозяйства рыночного типа.

В то время как юнкерское хозяйство капитализирова­лось, в крестьянской среде проходила социальная диффе­ренциация с выделением на одном полюсе батраков — сель­скохозяйственных рабочих, на другом — гроссбауэров— богатых крестьян.

Каким бы тяжелым для крестьян ни был прусский (юн­керский) путь раскрепощения, сельское хозяйство в 1850— 1860-х гг. прогрессировало. Вводились травопольные севоо­бороты как элемент передовой агрокультуры; использова­лись минеральные удобрения; применялись сельскохозяй­ственные машины. Все это вело к росту урожайности и товарности хозяйства.

На европейском рынке в это время вырос спрос на сель­скохозяйственные продукты германских земель, так как про­мышленная революция и индустриализация вели к урбани­зации. Германские княжества нашли свое место в европей­ском круговороте товаров и продуктов, в том числе благо­даря выращиванию на больших площадях технических куль­тур. Они развивали сахароварение, производство крахмала и спирта, конопляного масла.

Доходы от торговли тоже использовались на накопле­ние капитала. Таким образом, за 20 лет до объединения страны Германия в 1850—1860-х гг. перешла к осуществле­нию промышленного переворота. Начался он в некоторых землях еще в 1830 г., но лишь в текстильной промышлен­ности. Кроме освобождения крестьян проведению промыш­ленной революции и объединению страны помогло созда­ние в 1853 г. Таможенного союза.

Промышленный переворот и индустриализация Герма­нии имеют свои особенности:

♦ Германия значительно позже Англии и Франции вступила на этот путь, т. е. была "молодой" промышленной страной;

♦ промышленный переворот мог завершиться только после объединения страны, т. е. с созданием централизо­ванного государства;

♦ став позже других ведущих стран на путь индустри­ализации, немцы использовали накопленный англичанами и французами опыт;

♦ в отличие от Англии и Франции, Германия начала переворот в тяжелой, а не в легкой промышленности, что­бы быстрее переоснастить, технически перевооружить ос­тальные отрасли;

♦ создавая собственное машиностроение, страна не за­висела от мировой конъюнктуры;

♦ не имея давно работавших мануфактур капиталис­тического типа, немцы не имели и устаревшего в физичес­ком и моральном смысле оборудования, сразу создавали новый машинный парк;

♦ в связи с этим у них были очень высокие темпы раз­вития промышленности. За 1850-е гг. прирост промышлен­ной продукции составил 100%, а в 1860-е — 150%;

♦ в преддверии объединения под эгидой Пруссии и со­путствующих этому процессу военных действий Германия нуждалась в широкой сети железных дорог. Одновременно это было развитием промышленной инфраструктуры;

♦ развивалось грюндерство — учреждение в короткое время многочисленных акционерных компаний, которое про­ходило на капиталы помещиков, полученных от выкупных операций;

♦ велика была роль государства, в том числе в созда­нии военной промышленности. И, наконец, нужно учиты­вать и менталитет народа, немецкую привычку к организо­ванности, порядку, подчинению. Германия в 1870 г. вышла на третье место в мире по объему промышленного произ­водства после Англии и США, вдвое больше Франции и почти вровень с Англией выплавляла стали. Широко извес­тными стали артиллерийские и сталелитейные заводы Круп - па в Рейнской области. Уже к середине XIX в. в Германии насчитывалось 90 пароходов и 429 паровозов.

За 1850—1870-е гг. добыча каменного угля выросла в 6,2 раза. Выросла сеть машиностроительных заводов. Уси­лился, как и в других странах, процесс концентрации про­изводства. За 50—70-е гг. XIX в. мощность паровых двига­телей выросла в 9 раз. По мощности паровых двигателей, добыче угля, выплавке чугуна, протяженности железных дорог Германия превзошла Францию.

Мировую общественность могла встревожить тенден­ция, проявившаяся в промышленном развитии Герма­нии — ускоренном развитии военной промышленности, осо­бенно на территории Пруссии. Но это объясняли надвига­ющимся объединением страны. Мир не знал, что готовится франко-прусская война, итоги которой пойдут на пользу Германии, а во Франции в очередной раз произойдет рево­люция.

США. Колонизация Центральной и Южной Америки началась вскоре после открытия континента Колумбом.

Но на Атлантическое (восточное) побережье Северо­американского континента первые переселенцы — колони­сты из Голландии и Англии начали прибывать в самом на­чале XVII в. (1607—1609 гг.). Из Англии бежали крестьяне, разорившиеся в ходе "огораживания" их земель, из Гол­ландии и иных стран Европы люди эмигрировали по рели­гиозным соображениям или с целью улучшения материаль­ного положения.

Уже в 1609 г. голландцы основали на реке Гудзон коло­нию и заложили в 1613 г. поселение Новый Амстердам, ко­торое в 1664 г. было переименовано в Нью-Йорк.

Французы, как когда-то португальцы, действовали на новых землях по принципу "точечной колонизации", т. е. основывали торговые фактории. Численность английских переселенцев значительно превышала контингент француз­ских, так как французские крестьяне не хотели покидать континент. После неудач в Семилетней европейской войне французы в 1763 г. отдали англичанам и захваченную преж­де Канаду[7]. Последняя колония Франции в Северной Аме­рике — Луизиана была продана Наполеоном, нуждавшем­ся в деньгах для завоевательных походов.

В 1606 г. Лондонская и Плимутская торговые компании получили королевские хартии на заселение районов Ат­лантического побережья. Первые колонии возникли в бу­дущем штате Виргиния (Вирджиния).

В южных колониях Англии, в зоне субтропиков, как и португальцами в Южной Америке, были созданы планта­ции с использованием труда рабов, завезенных из Африки.

В XVIII в. там насчитывалось 750 тыс. рабов.

Северные колонии назывались Новой Англией. На их территории было много лесов. Переселенцы из Европы на свободных землях создавали мелкие фермерские хозяйства.

G поселениях вблизи океана они занимались рыбной ловлей и китобойным промыслом, создавали судостроительные ма­нуфактуры. И если в южных колониях господствующее по­ложение занимали плантаторы — рабовладельцы, то в се­верных наиболее состоятельными и влиятельными людьми были представители торговой и зарождающейся промыш­ленной буржуазии.

На центральных землях, в зоне прерий, в XVII — на­чале XVIII в. тоже развивалось фермерское хозяйство. Были здесь и латифундии, но, в отличие от южных колоний, зем­ли сдавались в наследственную аренду фермерам.

Итак, на территории будущих Соединенных Штатов Америки образовались два противоположных типа хозяй­ства. Колонисты центральных и северных районов стре­мились реализовать предпринимательские идеи, здесь про­явились тенденции зарождения рыночной экономики. В южных районах развивалось плантационное хозяйство, основанное на подневольном труде.

Различия в экономике, менталитете привели в XIX в. к Гражданской войне Севера и Юга.

Из сельскохозяйственных культур, завезенных из Ев­ропы, широко возделывались пшеница, ячмень. В южных колониях, заимствовав опыт индейцев, занимались разве­дением кукурузы, сахарного тростника, табака. Производ­ство табака отличалось наибольшей товарностью, так как в Европе спрос на него возрастал. Высаживали также карто­фель, тыкву, томаты.

Рельеф местности, климатические условия ряда райо­нов содействовали развитию скотоводства. По классичес­кой схеме первоначального накопления капитала и разви­тия промышленности в североамериканских колониях за­рождается текстильная отрасль по производству шерстя­ных тканей. С использованием накопленного в других стра­нах опыта и в духе времени в XVIII в. создаются сразу текстильные (ткацкие) мануфактуры централизованно­го типа. Американцы миновали этап создания рассеянных и смешанных мануфактур.

Наличие больших лесных массивов в северных райо­нах способствовало созданию деревообрабатывающих ма­нуфактур. В Англии леса во многом уже были сведены, и туда ввозились из Северной Америки пиломатериалы, смо­ла, деготь.

Центральные районы, в частности Пенсильвания, были богаты железной рудой, поэтому там развивались ее добы­ча и переработка.

Уже в XVIII в. продукция металлургической промыш­ленности (чугун) стала поступать в Англию, из-за чего вскоре между Старой и Новой Англией возникли серьезные про­тиворечия, переросшие в войну. Англия — метрополия хо­тела бы создать в Новом Свете аграрно-сырьевой придаток для набирающей темпы отечественной промышленности. По принятому в 1750 г. "железному закону" (Айрон-акт) запре­щалось в колониях строить доменные печи, прокатные ста­ны, железоделательные предприятия. Не разрешалось раз­вивать купеческий капитал в Америке. Существовала анг­лийская монополия на торговлю табаком, хлопком, саха­ром, пенькой, железом и т. д. В 1651 г. был принят "Навига­ционный акт", именуемый еще "хлебным законом", по ко­торому нельзя было в Англию ввозить зерно и мясо из Североамериканских колоний.

Исходя из распространенной в XVIII в. политики мер­кантилизма англичане чрезмерно завышали пошлины на ввозимые в Америку продукты и товары.

В 1764 г. британское правительство пошло еще на один шаг, ущемляющий права колонистов: появился "Денежный закон", по которому в колониях запрещался выпуск бу­мажных денег.

Дискриминационная политика англичан в Северной Аме­рике исторически была обречена. Феодализм там нельзя было "насадить", потому что в самой Англии с ним как с системой уже расстались. Обходя запреты английской ко­роны и их эмиссаров, в Северной Америке развилось скват - терство — самовольный захват поселенцами свободных зе­мель.

Война за независимость североамериканских колоний в 1775—1783 гг. приобрела масштабы Первой Американс­кой революции, целью которой было не только освободиться от диктата Англии, но и добиться свободы предпринима­тельства и перехода на рыночный путь развития.

Значительным итогом этой революции была "Деклара­ция независимости", принятая 4 июля 1776 г., согласно ко­торой было создано новое государство — Соединенные Штаты Америки. Независимость США была закреплена мир­ным договором с Англией в сентябре 1783 г. Вскоре прини­мается Конституция США, которая с 17 сентября 1787 г. действует до сих пор. Утверждалась республиканская фор­ма правления, единая федеральная власть обеспечивала широкие полномочия всем штатам в решении хозяйствен­ных и иных проблем.

Первым президентом США стал Д. Вашингтон. При нем действовали только три министерства: внутренних дел и внешних сношений; военное; финансов. Торговля внутри штатов оставалась в компетенции штатов. С поправками 1789 г. ("Билль о правах) Конгрессу США, как высшему в стране законодательному органу, запрещалось издавать законы, ограничивающие свободу слова, печати, собраний, религии. При этом в Конституции США было узаконено раб­ство негров. Укрепив государство, Конституция облегчила промышленное развитие страны, движение товаров и, со­ответственно, "игры обменов". Конституция США 1787 г. обеспечила легитимность развивающихся в стране рыноч­ных отношений. Пятая поправка из "Билля о правах" уста­новила: частную собственность нельзя отбирать на общественное употребление без справедливого возна­граждения. Это правило подтверждалось и в конституци­ях штатов.

Поток иммигрантов устремился в США в надежде на колонизацию земель, которые исторически принадлежали индейским племенам Америки. Когда та или иная область считалась достаточно населенной, Конгресс США предос­тавлял ей автономию, право выработки конституции и ста­тус штата США. С помощью иммигрантов до 1912 г. возник­ло более тридцати новых штатов, а в середине XX в. их стало пятьдесят.

Иммигранты могли принять активное участие в про­мышленной революции и индустриализации страны лишь при условии экспроприации земель у индейцев — коренного населения Америки. Эти земли и труд иммигрантов ста­ли основными слагаемыми первоначального накопления капитала в США. Промышленная революция и индустриа­лизация не могли также состояться в этой стране без уче­та опыта Англии, Голландии и некоторых других стран.

С 1790 по 1860 г. в США въехало 5 млн 353 тыс. че­ловек, а общая численность населения выросла почти в 10 раз — с 3 млн 927 тыс. до 31 млн 443 тыс. человек. Среди этих людей были и изобретатели, приехавшие из Европы. Еще в 1793 г. У. Уитни изобрел машину для очистки волокна хлопка. Такие технические новшества сыграли прогрессив­ную роль в превращении южных штатов к 30-м гг. XIX в. в производителей технического сырья для текстильной про­мышленности США. Поставки хлопка на мировой рынок вы­росли с 0,4% в 1791 г. до 66% в 1860 г.

Централизованные мануфактуры были сосредоточены в северных и центральных штатах США. Север и Центр производили промышленную продукцию на продажу. Нуж­но было стимулировать работу предпринимательского Се­вера и Центра расширением рынка сбыта, т. е. организаци­ей спроса, а также обеспечить их предприятия рабочей си­лой.

Первая фабрика возникла в 1791 г., а к началу Граж­данской войны в США (1861 г.) действовало 1700 текстиль­ных фабрик с паровым двигателем. Такой прогресс в при­менении паровой машины произошел за 30 лет, так как согласно промышленной переписи 1830 г. все 124 фабрики Новой Англии использовали еще водяные двигатели.

Переход к новой энергетической базе был в значитель­ной степени вызван строительством железных дорог. Пер­вая, от Балтимора до Огайо, была проложена еще в 1828— 1830 гг. В 1850 г. протяженность дорог составляла уже 15 тыс. км. Это было стратегическим направлением в раз­витии всей экономики. Для железных дорог понадобился металл, и 1830-х гг. было построено 100 доменных печей, а с 1830 г. на них стали применять каменный уголь. Несмотря на то, что в 1840 г. выплавка чугуна составила уже почти 300 тыс. т, его не хватало, поэтому железо импортирова­ли из-за рубежа. Несмотря на развитие рельсопрокатного дела, вплоть до 1840 г. 3/5 всех рельсов вывозили из Анг­лии. Началось и строительство паровозов. К 1860 г. возведе­ны были Балтиморский, Питсбургский и Филадельфийский паровозостроительные заводы.

Промышленный переворот в США начался в текстиль­ной промышленности, затем в пищевой (мукомольной), про­должился в швейной, обувной, кожевенной, металлурги­ческой, металлообрабатывающей, лесной.

Накануне 1860 г. стоимость произведенной промышлен­ной и стоимость сельскохозяйственной продукции почти сравнялись.

В штатах Массачусетс, Пенсильвания и Нью-Йорк к началу Гражданской войны промышленный переворот при­близился к завершению, так как началось производство машин на машиностроительных заводах для разных отрас­лей экономики.

В промышленности, строительстве, на шахтах и руд­никах в 1860 г. трудилось более 20 млн человек, в основном в качестве наемных работников на транспорте и в сфере торговли. Но по уровню занятости очень большая разница наблюдалась в южных, центральных и западных штатах. Если в центральных штатах типа Нью-Йорка на одного ра­ботающего в промышленности приходилось 15 человек, ко­торые работали в сельском хозяйстве (1:15), то в Южных штатах это соотношение выглядело как 1:82. Для того чтобы стабилизировать положение в стране, завершить промыш­ленный переворот и провести индустриализацию, необхо­димо было отменить плантационную систему и рабский труд в южных штатах. В результате Гражданской войны между промышленным Севером и рабовладельческим Югом 1861— 1865 гг. было отменено рабство. Президент США Авраам Линкольн заявил в "Прокламации об освобождении рабов" от 1 января 1863 г.: "Все лица, считавшиеся рабами... от­ныне и в дальнейшем свободны... Исполнительная власть Соединенных Штатов, включая военные и морские власти, будет признавать и охранять свободу упомянутых лиц". Но экономической основой для подобного декларирования был закон о гомстедах 1862 г., который решил аграрный вопрос в стране в пользу фермеров. По этому "Гомстед-акту" каж­дому желающему было предоставлено право занять зе­мельный участок в 160 акров (65 га) за счет неосвоенных земель Запада США. Для северян это было огромным ма­териальным стимулом — каждый теперь точно знал, за что воюет. Уплатив казне 10 долл. в качестве сбора, после вой­ны счастливые владельцы полученных расписок или их на­следники устремились на Запад фермерствовать на 65 га земли. На продажу этих участков был наложен пятилетний мораторий. После этого срока, если земля не пустовала, она становилась частной собственностью земледельца. Од­новременно на 5-летний срок хозяйства фермеров на Ди­ком Западе освобождались от налогов. Таким образом со­здавались условия для формирования товарного хозяйства, конкурентного на сельскохозяйственном рынке не только внутри страны, но и за ее пределами.

До 1890-х гг. в руки фермеров перешло 65 млн га зе­мель. В результате было освоено огромное экономическое пространство в западной части США; в стране победил фермерский, т. е. рыночный, путь развития в сельском хо­зяйстве; образовался емкий внутренний рынок; в Европу хлынул поток дешевого хлеба из США, что привело к миро­вому аграрному кризису; полученные в результате тор­говли на внешнем хлебном рынке деньги использовались на завершение промышленной революции в Соединенных Шта­тах; с тех пор более 100 лет США не знают проблем с обеспечением продовольствием своих граждан и сырьем — промышленности.

США и Германию можно отнести ко "второму эшело­ну" стран капиталистического развития. Впереди по-пре­жнему была Англия.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Новая экономическая политика. Экономические дискуссии 1920-х гг

Весной 1921 г. партийно-правительственное руководство РСФСР наметило долговременную программу действий с целью выхода из жестокого социально-экономического кри­зиса. С созданием СССР в конце 1922 г. программа эта авто­матически продолжала действовать в …

Экономические реформы Нэпа

Реформирование экономики в стране началось с введе­нием уже весной 1921 г. вместо продразверстки продоволь­ственного налога. Отличительными его чертами были: прод­налог взимался в размере на 30—50% меньше, чем про­дразверстка, при этом …

Социалистическая индустриализация и коллективизация крестьянских хозяйств в 1930-е гг

Советская экономика в 1921—1928 гг. развивалась про­тиворечиво, но основная задача нэпа была выполнена: про­мышленное и сельскохозяйственное производство было в основном восстановлено до уровня 1913 г. Кризис хлебопоставок 1925/26 и 1927/28 …

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.