ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Переход стран Запада к рыночной экономике монополистической конкуренции

После окончания Гражданской войны 1861—1865 гг. в США завершаются промышленная революция и индустри­ализация, утверждается рыночная экономика.

Дополнительным источником накопления капиталов стала разработка золотых приисков в Калифорнии. Это вело к росту золотых запасов казны и увеличению инвестиций в промышленные отрасли.

Еще одним источником накопления капиталов стали обнаруженные в Пенсильвании богатейшие запасы нефти. В 60—70-е гг. XIX в. в США возникли новые отрасли про­мышленности, в том числе нефтедобывающая. Доходы от них шли на завершение промышленной революции.

Соединенные Штаты впервые в мире занялись нефте­добычей и нефтепереработкой, к тому же в рамках метро­полии, а не на землях колониальных стран. С изобретением метода вулканизации каучука стала развиваться резиновая промышленность.

Высоким темпам развития страны способствовало отсутствие значительных военных расходов. Почти мол­ниеносный захват в 1897 г. Гавайских островов, а в 1898 г. в итоге таких же быстрых военных действий против Испа­нии — Кубы, Пуэрто-Рико и Филиппин привел к увеличе­нию экономического потенциала страны. В дальнейшем США предпочитали действовать по методу неоколониализ­ма, т. е. экономического подчинения стран Восточной циви­лизации.

После освоения в 1865-е гг. западных районов страны и образования на этих плодородных землях фермерских хо­зяйств там начались разработки железных руд, нефти, меди, угля, лесных богатств. Широкомасштабному освоению за­падных районов способствовало и активное строительство железных дорог с севера на юг и с запада на восток.

Строительство железных дорог осуществлялось за счет средств федерального правительства, которое обеспечи­вало предоставление предпринимателям кредитов и учас­тков земли. Сами работы проводились частными компани­ями. Только на возведение Тихоокеанской магистрали (с запада на восток) было субсидировано около 65 млн долл. Участвуя в железнодорожном бизнесе, апробировали свои возможности крупные акционерные компании. Накопленный опыт был позднее использован для создания монополисти­ческих объединений. Длина железнодорожной сети выросла от 14, 5 тыс. в 1850 г. до 49 тыс. км. в 1870 г. Через 10 лет в США было уже 150 тыс. км железных дорог, а в 1900 г. — 300 тыс. км.

Использовались в железнодорожном строительстве и достижения технической революции. Первые 50 лет про­кладывались железные рельсы, отчего и возникло название "железные дороги", а к 1890 г. они почти на 80% были заме­нены стальными. Еще раньше, к началу 1880-х гг., в дело­вой столице страны Нью-Йорке появилась надземная же­лезная дорога.

Железнодорожное сообщение ускорило урбанизацию страны. Число крупных городов выросло за 50 лет к началу XX в. с 6 до 38. Нью-Йорк уже насчитывал 3,4 млн чело­век, Чикаго — 1,7 млн человек, Филадельфия — 1,3 млн, Бостон — более 0,5 млн. За эти годы более 20 млн пересе­лились в города. Но по темпам урбанизации в этот пери­од впереди была Англия, где еще в самом начале 70-х гг. XIX в. численность городского населения превышала чис­ло сельского.

Большую роль в формировании рыночной экономики сыграло образование в XIX в. национальной банковской си­стемы. Начинается приток капиталов из других стран. К концу XIX в. английские инвестиции в США достигли 3,4 млрд долл.

Положительно сказывались на экономическом прогрес­се и успехи в сельском хозяйстве. Площадь обрабатывае­мой земли в США выросла с 407 млн акров в 1860 г. до 841 млн в 1900 г. Районами товарного земледелия стали: пшеницы — Калифорния и Средний Запад; кукурузы — Канзас, Небраска, Айова. Валовой сбор этих культур, а также хлопка увеличился в 3—3,5 раза.

Благоприятно сказывалась на состоянии экономики и протекционистская политика правительства. Если с 1861 г. ввозимые в страну товары облагались 5—10% тамо­женной пошлиной, то с 1897 г. размер пошлины вырос до 57%.

В совокупности все эти факторы способствовали за­вершению в США в последние десятилетия XIX в. про­мышленного переворота, осуществлению индустриализа­ции и формированию рыночной экономики свободной кон­куренции, переходу ее на стадию монополистической кон­куренции.

За 1860—1900 гг. объем промышленной продукции вы­рос в 7 раз. В ней, как и в других наиболее развитых стра­нах, окончательно сформировался национальный хозяй­ственный комплекс, который включает в себя взаимо­связанное развитие промышленности, сельского хозяйства, транспорта, финансово-кредитной системы, наличие широкого внутреннего рынка и активных мирохозяйствен­ных связей.

С созданием национальных хозяйственных комплексов наступил новый этап в развитии мировой экономики — на рубеже XIX и XX вв. начался процесс интеграции, т. е. взаимопроникновения отраслей национальных экономик в мировом масштабе и экономическое взаимосотрудничество стран с однотипной системой хозяйствования. Характер­ной чертой этого этапа явилась монополизация основных отраслей национальных экономик, что означало конец эры рыночной экономики свободной конкуренции. Переход к ры­ночной экономике монополистической конкуренции активно проходил в ведущих странах Запада в последней трети XIX в. Каждая из стран-лидеров вносила коррективы в оп­ределение хронологических рамок данного процесса.

Монополии — это крупные промышленные и банковс­кие объединения, осуществляющие контроль над рынка­ми. Сначала монополии создавались в рамках отдельных отраслей промышленности той или иной страны. Затем ста­ли объединяться несколько отраслей: добывающая, метал­лургическая и машиностроительная промышленность, в итоге были установлены прямые связи между предприяти­ями одной "технологической цепочки".

Образование монополий вело к установлению монополь­ных цен на важнейшие виды товаров, что подготавливало появление единых мировых цен.

Монополистические объединения в промышленности создавались на новой энергетической базе: электроэнерге­тики и двигателей внутреннего сгорания. На их основе происходит структурная перестройка в промышленности, появляются новые отрасли: нефтепереработка, электроме­таллургия, электрохимия, автомобилестроение и др.

Новому уровню производительных сил соответствовала новая форма организации производства: система акцио­нерного предпринимательства. Среди подобных объеди­нений видное место занимали акционерные общества с ог­раниченной ответственностью держателей акций.

Начальным этапом образования монополий было созда­ние крупных компаний в виде фирм и корпораций. Следую­щим этапом являлось образование картелей, синдикатов, трестов и концернов.

Появление с 1870—1880-х гг. подобных объединений увеличило объем предложения товаров и услуг. Картели и синдикаты сосредоточили в своих руках значительную часть рынков сбыта товаров, а тресты и концерны — большую часть их производства, поэтому они начали дик­товать потребителю монопольные цены на товары. С помо­щью внешней торговли, особенно с созданием межнацио­нальных корпораций, в мировой круговорот включались ка­питалы, производства, товары, цены на них, получаемые прибыли, доходы от реализации товаров.

Если в промышленности монополии создавались на ос­нове концентрации производства, то в банковском деле — на основе централизации капиталов. В начале XX в. бан­ковский капитал все чаще сращивался с промышленным, контролировал даже аппарат государственной власти.

Особенностью монополизации промышленности США является переход к созданию трестов, минуя картели и синдикаты. Все типы монополий зарождались и развива­лись, как и в других странах, автономно, не переходя от простейших форм объединения снабженческо-сбытовых функций (картели и синдикаты) к формам более сложным — созданию трестов и концернов. Это не было развитием от простого к сложному. Каждая страна начинала с создания той формы монополий, какая соответствовала уровню раз­вития национальных производительных сил.

Уже с 1870 г. в США появляются ряд крупных компа­ний и фирм, на базе которых через несколько лет образу­ются тресты, например, компания "Карнеги Стил Компа­хи" стала ведущей в своей отрасли. Доходы ее в 1900 г. составили 40 млн долл. В 1901 г. основатель компании ото­шел от дел и продал ее Дж. Моргану, крупнейшему к тому времени финансисту страны, появился гигантский трест "Юнайтед Стейтс Стил" с капиталом 1,4 млрд долл. Под контролем этого "Стального Треста" находилось 3/5 всей выплавляемой стали. Трест удовлетворял запросы строи­тельных и железнодорожных компаний, электротехничес­ких и автомобильных фирм.

Первым монополистическим объединением в США счи­тается созданный в 1879 г. Дж. Рокфеллером трест "Стан­дарт Ойл". Его предтечей тоже была компания, образован­ная еще в 1870 г., — "Стандарт Ойл Компани оф Кливленд" В руках треста оказался контроль над 90% нефтеперера­ботки страны, 90% ее экспорта. Тресты в США сформиро­вались двух типов: юридически самостоятельные компании или холдинг-компании, которые руководили группой акци­онерных обществ. В 1880—1890-х гг. они существовали уже в традиционно развивающихся отраслях: текстильной, ко­жевенной, спиртовой, сахарной, табачной, а также в свин­цовой и недавно возникшей электротехнической, появились на транспорте и связи.

Население США, ее потребители выступали против диктата монополий на внутреннем рынке. В 1890 г. был при­нят "антитрестовский" закон Шермана. Именно под вли­янием этого закона стали создаваться холдинг-компании — общества, в руках которых находится контрольный па­кет акций различных фирм. Получая дивиденды, общество распределяет их между пайщиками. Их нельзя было пре­следовать по закону Шермана, так как они владели лишь акциями и имели право на контроль над фирмами, куда вложили капиталы. "Антитрестовский закон" не смог про­тивостоять деятельности монополистических объединений. В начале XX в. в стране действовало уже около 1000 тре­стов. Со слиянием промышленного и банковского капита­лов самыми крупными в США становятся группы Моргана и Рокфеллера.

Особенностью экономического развития страны перед Дервой мировой войной стало превышение ввоза капитала наД вывозом в 2 раза.

Быстрыми темпами развивалась автомобильная промыш­ленность. Почти половину всех автомобилей в США перед Цервой мировой войной выпускала компания Форда в Дет­ройте. На заводах Форда впервые применили систему Тей­лора — поточного конвейерного производства. Огромной стала фирма "Бьюик" после присоединения компаний "Ка­диллак", "Шевроле", "Понтиак".

В традиционных отраслях производства тоже перешли на массовый выпуск изделий.

За 50 лет, прошедших после окончания Гражданской войны, экономика США уверенно развивалась по рыночно­му пути. С 1890-х гг. по выпуску промышленной продукции она вышла на первое место в мире. С начала XX в. США проводит политику неоколониализма в Южной и Централь­ной Америке под флагом "доктрины Монро", выдвинутой еще в 1823 г. Главным ее лозунгом было: "Америка для американцев". Соседние страны используются в качестве рынков сбыта товаров и источников сырья.

Динамично развивалась в последней трети XIX — на­чале XX в. экономика Германии.

Единая Германская Империя, по конституции 1871 г., включала 22 государственных образования и несколько воль­ных городов типа Гамбурга. В Пруссии проживало 60% на­селения всей объединенной страны. Во главе империи стал король Пруссии.

По Конституции 1871 г. в Германии были созданы не­обходимые условия для развития рыночной экономики сво­бодной конкуренции и почти одновременной ее трансфор­мации в рынок монополистической конкуренции. Главным была защита частной собственности — основной состав­ляющей системы рыночной экономики, а также развитие, хотя бы под контролем государства, системы промышлен­ной и рыночной инфраструктуры. В стране появляется еди­ное таможенное право, образуется единая таможенная и торговая территория, окруженная общей границей.

Победа над Францией (1870—1871 гг.) принесла Герма­нии огромную контрибуцию в 5 млрд франков. Деньги яви­лись важным элементом накопления капитала для победы промышленной революции и индустриализации. Германии отошли Эльзас и Лотарингия с богатыми залежами желез­ной руды. Разработка их дала сырье для металлургической и машиностроительной промышленности. В этих двух райо­нах находилась и разветвленная сеть хлопчатобумажных предприятий.

Мощная топливно-энергетическая база создается бла­годаря использованию железной руды Лотарингии и угля Рурского и Саарского бассейнов. Уже к 1874 г. в Германии появляется 328 акционерных обществ с капиталом 2,7 млрд марок, т. е. зарождается основа для образования монопо­листических объединений в промышленности.

Демографический фактор тоже сыграл роль в эконо­мическом подъеме. За последние 30 лет XIX в. население страны выросло на 40%.

Как и США, Германия не была обременена морально и физически устаревшим оборудованием на промышленных предприятиях, сразу устанавливалось новое, учитывались при этом современнейшие разработки в науке и технике других стран. Стимулятором для создания машиностроитель­ных заводов, как лидеров индустриализации, являлись го­сударственные заказы на вооружение. Это стало отличи­тельной чертой германской экономики вплоть до середины 1940-х гг.

Как и в других странах — Англии, США, важным фак­тором экономического прогресса было железнодорожное строительство. Уже в 60-е гг. XIX в. железнодорожные пути соединили более или менее крупные города, а в 70-х было завершено строительство национальной системы пу­тей сообщения.

Банки, вслед за железными дорогами, содействовали учредительству промышленных объектов, акционерных и страховых компаний. Грюндерство охватило горную и ме­таллургическую промышленность. Это вело к разорению ремесленников и формированию рынка труда. Но особен­ностью Германии того периода была не только победа ма­шинного труда над ручным в обрабатывающей промышлен­ности, но и сохранение своеобразной ниши для ремеслен­ников, которые продолжали трудиться в рассеянных ма­нуфактурах. Это сочетание оставалось в некоторых отрас­лях легкой промышленности до конца XIX в.

Промышленный подъем 1870-х гг. привел к изменению структуры народного хозяйства. В конце XIX — начале XX в. Германия превратилась из аграрно-индустриальной в индустриально-аграрную страну. В промышленности было занято 42,5% населения, в агросфере — 28,5%. За 1870—1913 гг. промышленное производство Германии вы­росло в 6 раз, США — в 9 раз, Англии — в 2,2, во Фран­ции — в 3 раза. По темпам развития Германия уступала лишь США. За 1900—1910 гг. мощность электростанций вы­росла в 100 раз! В это время по уровню производства про­мышленной продукции Германия заняла второе место в мире после США.

Но страна отставала от США, Англии и Франции по уровню развития легкой и пищевой промышленности. Это можно объяснить отсутствием фермерских хозяйств. Бо­лее 200 тыс. га земли принадлежало правящей династии Гогенцоллернов. Большие латифундии находились в руках аристократических фамилий: Бисмарков, Бюловых, Шулен - бургов и др. Крестьянские хозяйства (3 млн) по-прежнему, как и в середине XIX в., имели в своем распоряжении не более 2 га земли. Платежеспособный спрос со стороны сель­ского населения, особенно батраков и мелких крестьян, на промышленные изделия оставался невысоким, что сдер­живало товарооборот на внутреннем рынке. Прусско-юн­керский путь развития сельского хозяйства Германии ока­зался неэффективным.

Однако в Германии к концу XIX в. сформировался на­циональный хозяйственный комплекс.

Первые картели в Германии появились в середине 1870-х гг., и к 1890 г. их было уже 210. К особенностям германских монополий можно отнести следующие:

♦ из-за слабости внутреннего рынка картели и синди­каты чаще создавались для внешнеторговой экспансии;

♦ государство помогало, как и в ряде других стран, осваивать внутренний рынок с помощью протекционист­ских тарифов на товары иностранного производства;

♦ в Германии сохранялось много мелких и средних предприятий, поэтому это была единственная страна, ко­торая объединяла в картели и синдикаты сотни не очень крупных предприятий;

♦ монополизировалась преимущественно сфера сбыта;

♦ очень часто монополизировались отрасли добываю­щей промышленности, например, появился Рейнско-Вест - фальский угольный синдикат.

После кризиса 1893 г. в Германии стали создаваться пер­вые тресты. Возникло знаменитое на весь мир общество Сименса и АЭГ в электрической промышленности.

Происходила централизация капитала в банковской сфере. Девять крупнейших банков (Дармштадский банк, Национальный банк Германии и др.) контролировали 85% всех банковских капиталов страны. Особенностью финан­сового капитала было инвестирование отечественных про­мышленников. Объяснялось это не только не сформиро­вавшимися у Германии связями на межстрановом уровне, но и отсутствием у нее колоний.

К концу XIX в. Германия все больше экспортирует машины, химикаты. Одновременно она ввозит сырье для промышленности: лесоматериалы и хлеб из России, желез­ную руду из Швеции и Испании, хлопок и нефть из других стран.

В поисках рынков сбыта и источников сырья Германия приобретает у Испании Каролинские и Марианские остро­ва, у Китая арендует район Циндао и оккупирует провин­цию Шаньдун. В то же время в Германии зреет замысел о создании военного блока и подготовке крупномасштабной войны для завоевания аграрных районов России и раздела английских колоний. Началось строительство железной до­роги Берлин — Белград — Багдад поближе к Индии — жем­чужине Британской империи.

Англия была единственной из ведущих держав мира, экономика которой не выиграла в период перехода от сво­бодной конкуренции к монополистической. Именно в 1870-— 1890-е гг. ее сильно потеснили на мировом экономическом поле "молодые" государства — США и Германия.

1850—1870-е гг. стали пиком экономического могуще­ства Англии. Она добывала 50% каменного угля в мире, таков же был удельный вес страны по выплавке стали и производству хлопка, удельный вес в мировой торговле со­ставлял 60%).

За 20 лет между I860 и 1880 гг. население английских колоний достигло 268 млн человек, т. е. удвоилось. Были захвачены страны Востока: в 1882 г. — Египет; в конце 1880-х гг. — Кения и Уганда; в 1886 г. — Бирма; в 1900 г. — Нигерия; в начале XX в. — Судан; в 1914 г. — Южная Аравия (современный Йемен).

Канада (1867 г.), Австралия (1901 г.), Новая Зеландия (1907 г.) стали доминионами Англии с самоуправлением, та­кой статус после Англо-бурской войны получил Южно­Африканский союз (1910 г.). Сферами влияния Англии в на­чале XX в. были независимые страны — Афганистан, Таи­ланд, Южный Иран и др.

В колонии и зависимые страны направлялось 70% бри­танского экспортируемого капитала, значительная часть их вкладывалась в добывающую отрасль. Дешевая рабочая сила обеспечивала сверхприбыли для государства-метрополии и ее предпринимателей. Таким образом, экспорт, капитала пришел на смену неэквивалентному обмену товаров на пер­вом этапе колонизации в XVI—XVII вв. и экспорту про­мышленных изделий в XVIII — первой половине XIX в.

В те годы земля в Англии по-прежнему принадлежала крупным земельным собственникам, которые сдавали ее в аренду фермерам. Земельная рента как главный источник дохода лордов обременяла земледельцев, так как удорожа­лась их продукция, теряя конкурентоспособность не толь­ко на внешнем, но и на внутреннем рынке из-за притока дешевого хлеба из Северной Америки.

Английские фермеры нашли выход, переведя свои хо­зяйства на интенсивное животноводство и птицеводство, технически перевооружив его. Но хлеба по-прежнему не хватало.

Монополизация английской промышленности имела ряд особенностей. Легкая промышленность как давняя основа экономики страны зависела от колониальных рынков сбыта и источников сырья. Но произошли изменения в промыш­ленности, предприятия которой занимались производством средств производства, началось техническое перевооруже­ние традиционных отраслей производства — судостроения и металлургии. В связи с началом "века электричества" по­явилась электротехническая промышленность. Строились новые предприятия в тяжелой промышленности, в том чис­ле судостроительные. В результате между 1870 и 1913 гг. экспорт хлопчатобумажных тканей вырос вдвое, а экспорт машин и оборудования — в 7 раз, значительно увеличился объем перевозок на разных видах транспорта. Предпосылки к созданию монополий появились в Англии лишь в 90-х гг. XIX в., причем в новых отраслях: трубопрокатной, хими­ческой и военной. Лидировали фирмы "Викторе" и "Армст- ронг/Уитворт". Появился, при непосредственном участии семьи Морганов, англо-американский судостроительный трест — один из первых в мире, созданных на межстрано - вом уровне, — предвестник процессов интеграции в миро­вой экономике в XX в.

В текстильную и угледобывающую отрасли вкладыва­лись лишь малые капиталы, соответственно с небольшой отдачей.

Английские монополии начали образовываться не толь­ко на 15 лет позже, чем в США и Германии. Они были эко­номически слабее, что объясняется следующими причина­ми: вкладывание капиталов предпринимателей в колони­альное хозяйство позволяло получать им высокие прибы­ли, не заботясь о конкурентоспособности товаров.

Английские предприниматели не капитализировали свою прибыль путем обновления оборудования, а вывозили капитал в другие страны. Значительная часть капитала направлялась на строительство железных дорог и морских портов в Канаде, странах Южной Америки, даже в США. Лондонский денежный рынок стал финансовым центром мира. Насколько страна стала жить за счет вывезенных ка­питалов, показывает следующий пример: за последние 30 лет XIX в. национальный доход Англии удвоился, а до­ходы от зарубежных инвестиций выросли в 9 раз.

Англия, утеряв лидерство в промышленности, вместо Франции стала "мировым банкиром". Сделки на Лондон-Сити приобрели мировой характер.

Франция между 1870—1913 гг. занимает четвертое ме­сто в мировой иерархии. Большую роль в отставании ее экономики сыграло военное поражение в противостоянии с Пруссией в 1870—1871 гг. И дело не только в контрибу­ции в 5 млрд франков, сколько в потере Эльзаса и Лота­рингии. Чрезвычайно сузилась сырьевая база для нацио­нальной промышленности. Особенно не хватало коксующе­го угля для металлургической промышленности. С ввозом 50% необходимого для промышленности угля из-за рубежа значительно выросла себестоимость французской металло­обрабатывающей и машиностроительной продукции. Это вело к потере конкурентоспособности национальных то­варов на внутреннем и внешнем рынках страны. Военные неудачи и поражения помешали обновить техническую базу промышленных предприятий, построенных после 1814— 1815 гг.

Отсталой отраслью национальной экономики было сель­ское хозяйство. Но рыночные отношения проникали и в сель­ское хозяйство, ширилась аренда земли. В начале 1908 г. 46% сельских хозяйств владели участками до 10 га, т. е. появился слой фермеров. Одновременно с концентрацией зем­ли сохранялись и парцеллярные участки, их семьи постав­ляли батраков в более крупные хозяйства.

Мировой аграрный кризис, вызванный завоеванием зер­нового рынка американским хлебом, в 1875—1894 гг. отри­цательно сказался на сельском хозяйстве Франции. Если в США гектолитр (100 литров) пшеницы стоил не больше 10 франков, то во Франции — в 20 раз больше. Аграрии Франции, как и Германии, нашли выход в механизации и перестройке структуры отрасли. Они пошли по пути раз­вития животноводства, расширения посевов технических культур, овощей, увеличили посадки фруктовых деревьев и виноградников. В итоге выросла товарность молочного жи­вотноводства и овощеводства, окрепло традиционное ви­ноделие.

Аграрный кризис и борьба с его последствиями отри­цательно сказались на состоянии внутреннего рынка. Сни­жение его емкости, объясняемое тяжелым материальным положением миллионов крестьян, явилось одной из причин промышленного отставания Франции от стран-лидеров. Если весь XIX век страна находилась на втором месте в мире после Англии по уровню промышленного развития, то к началу XX в. она занимала уже лишь четвертое мес­то. По темпам прироста промышленной продукции и кон­центрации производства Францию обогнала и Россия.

До XX в. Франция оставалась аграрно-индустриаль - ной страной. Вместо преобладающей к тому времени в США и Германии тяжелой промышленности во Франции по-пре - }кнему основную роль играло производство предметов по­требления, особенно предметов роскоши и парфюмерии. На фоне снижения производственных мощностей чугунолитей­ной и угольной промышленности с 1870 по 1913 г. вдвое вы­росли темпы прироста текстильной промышленности, в том числе производство дорогих шелковых тканей и одежды.

Наблюдалось отставание и в развитии энергетической базы ее индустрии: основную роль играло применение па­ровых двигателей, а не электроэнергии. Суммарная мощ­ность электростанций Франции в начале XX в. выросла с 130 тыс. до 750 тыс. кВт. В США этот показатель вырос с 1,2 млн до 5,2 млн кВт.

Промышленный подъем Франции по-прежнему сдержи­вался вывозом национального капитала, т. е. страна про­должала заниматься заграничными инвестициями и разме­щением на внутреннем рынке иностранных ценных бумаг.

Французский капитал инвестировался в Испанию, Тур­цию и Южную Америку до в 1880-х гг., позже — в Россию и Австро-Венгрию.

Если мировые экономические кризисы 1873 и 1893 гг. способствовали переходу к промышленным монополиям в Германии и Италии, то во Франции подобную роль сыграл кризис 1900—1903 гг. Промышленники в целях "самооборо­ны" более активно, чем в прежние годы, искали выход в совместных действиях, чтобы противоборствовать небла­гоприятной рыночной конъюнктуре.

К этому времени в стране сформировался национальный хозяйственный комплекс, в котором все более укреплялись отрасли отечественной промышленности. Ситуация в миро­вой экономике свидетельствовала: закончилась эра свобод­ной конкуренции и нужно более активно переходить к со­зданию монополистических объединений.

К этому времени из 77 тыс. предприятий капиталисти­ческого типа более 67 тыс. были мануфактурами, что тор­мозило промышленный подъем в последние 30-------------------- 35 лет. Еще

В 1876 г. был создан металлургический синдикат, объеди­нивший 13 заводов; в 1883 г. появился сахарный картель-, заводы военной промышленности были объединены концер­ном "Шнейдер Крезо". Вплоть до начала Первой мировой войны во Франции, как и в России, в большинстве возни­кали картели и синдикаты, образование концернов было исключением.

К источникам накопления капитала, который сыграл заметную роль в промышленном подъеме страны, относит­ся создание Французской колониальной империи, из субъек­тов которой черпались средства. К 1913 г. она составляла 10,6 млн кв. км. Были присоединены Тунис, Мадагаскар, Эк­ваториальная Африка, часть Западной Африки, в которую входили Берег Слоновой кости, Золотой Берег, Сьерра-Ле­оне и др. С 1885 г. Франции принадлежала территория со­временного Въетнама, был установлен протекториат над Марокко.

Таким образом, несмотря на трудности в развитии сель­ского хозяйства и промышленности, объясняемые в значи­тельной степени революционными потрясениями XIX в., наполеоновскими войнами и поражением во франко-прус­ской войне, экономика Франции накануне Первой мировой войны окрепла. Помогли колониальные захваты, превра­щение страны во вторую, после Англии, колониальную державу, а также ранее сформировавшийся сильный фи­нансовый капитал. Франция сохранила достойное место сре­ди экономически развитых стран мира.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Новая экономическая политика. Экономические дискуссии 1920-х гг

Весной 1921 г. партийно-правительственное руководство РСФСР наметило долговременную программу действий с целью выхода из жестокого социально-экономического кри­зиса. С созданием СССР в конце 1922 г. программа эта авто­матически продолжала действовать в …

Экономические реформы Нэпа

Реформирование экономики в стране началось с введе­нием уже весной 1921 г. вместо продразверстки продоволь­ственного налога. Отличительными его чертами были: прод­налог взимался в размере на 30—50% меньше, чем про­дразверстка, при этом …

Социалистическая индустриализация и коллективизация крестьянских хозяйств в 1930-е гг

Советская экономика в 1921—1928 гг. развивалась про­тиворечиво, но основная задача нэпа была выполнена: про­мышленное и сельскохозяйственное производство было в основном восстановлено до уровня 1913 г. Кризис хлебопоставок 1925/26 и 1927/28 …

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.