ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Города и торговая (IX—XVIII вв.)

Сельское хозяйство, как и ремесленное, мануфактур­ное и позднее фабрично-заводское производство, не могло успешно развиваться без налаживания в России торговли, в целом товарно-денежных отношений. Огромную роль в этих процессах, как и в других странах, сыграли города.

Древнерусское государство как единое политическое целое просуществовало около 250 лет. Но и после начала социально-политической раздробленности, в XII в., связу­ющим звеном в государстве оставались стольные грады Киев и Владимир-на-Клязьме. Одновременно это были крупней­шие торгово-ремесленные центры.

Городом еще в догосударственный период называли ого­роженное место, где проживал один многочисленный или несколько отдельных родов.

Применительно к Руси VIII—IX вв. можно назвать сле­дующие первопричины зарождения городов. Для охраны мест родоплеменных поселений достаточно было устано­вить деревянный тын — "ограду" на земляном валу и окру­жить ее рвом. Так возникал "город". По сведениям летопис­цев, в IX в., в отличие от полян, древлян, кривичей, сло - вен ильменских, не было городов у дреговичей, радимичей. Поэтому становится понятным, почему будущий Великий князь Киевский Олег по пути из Новгорода в Киев встре­тил лишь два города — Смоленск и Любич. На рубеже X— XI вв. источники называют 30 городов, многие из которых функционируют до настоящего времени: Новгород, Ладо­га, Белозерск, Изборск, Псков, Юрьев, Ростов, Ярославль, Муром, Суздаль, Смоленск, Полоцк, Любич, Чернигов, Листвен, Городец, Переяславль, Родня, Вышгород, Белго­род, Василев, Витичев, Искоростень, Овруч, Туров, Вла­димир-Волынский, Курск, Тмутаракань, Перемышль, Чер­вей. В XII—XIII вв. широко известными стали Москва, Дмит­ров, Коломна, Тверь, Козельск и т. д. Многие из них вырос­ли как центры удельных княжеств в период феодальной раздробленности, предшествующей нашествию Орды. Древ­нерусские города возникали также на местах языческих капищ, где приносили жертвы богам; на местах торговых факторий и торжков (чаще на берегах рек или озер, на пересечении дорог). Посады торговых и ремесленных людей росли вокруг "детинцев" — замков феодалов. На Руси не было "замков" в западноевропейском понимании. Княжес­кие и боярские терема строились из дерева. Внутренний город в том же Новгороде назывался "детинец", внешний, вплоть до XVII в., — "острог". Ворота сооружались на раз­ные стороны света: Восточные, Западные и т. д. или назы­вались, исходя из материала, их украшавшего, — Золо­тые (в Киеве). Ворота встраивались в башни с бойницами, а с распространением христианства, с переходом в конце XIV в. к каменному строительству, возводились над глав­ными воротами Надвратные церкви или часовенки. Поселе­ния около детинца носили название "перегородий", каж­дый городской сектор имел свои ограждения как средство защиты от внешних врагов. Перегородил делились на "кон­цы", а те — на "улицы".

Постепенно складывается особое сословие горожан из "городового" населения. Окончательно это сословие сфор­мируется уже после полного разгрома Орды. А в период Древнерусского государства во главе "городового" населе­ния стояли князь или посадник с тиуном (главным управля­ющим). Далее шел тысяцкий, сотские и десятские, т. е. использовалась принятая еще в Древнем Риме, затем в мо­лодых европейских государствах полувоенная (десятичная) система деления и организации населения на случай вра­жеских нападений (тысяча людей подразделялась на сотни, а сотня — на десятки). Кроме того, к управленческому ап­парату относились старосты промыслов, старосты "кон­цов" и "улиц", судейские люди: подвойские, бирючи, ябед­ники, т. е. те, кто помогал властным структурам собирать подати в казну, следил за порядком, быстро организовы­вал ополчение в случае опасности. С развитием товарно - денежных отношений в крупных городах появляются купе­ческие сотни. Интеллигенция как слой образуется лишь в XVIII в. в период Петровских реформ, когда будут созданы первые учебные заведения. До этого функции лекарей и учителей выполняли священнослужители, чаще — монахи. Духовное сословие с самого начала образования государ­ства состояло из самых грамотных людей в стране.

Среди первопричин образования городов на Руси не на­званы античные города — их не было на российских про­сторах до вхождения в Российскую империю Крыма и со­седних с ним территорий. Не было соответственно и тра­диций античности в развитии материальной и духовной куль­туры.

Города на Руси стали создаваться прежде чем начался активный процесс феодализации, поэтому многие из них возникли как поселения людей, свободных от феодальной экономической зависимости. В эпоху Древней Руси это по­могло в развитии товарно-денежных отношений, в зарож­дении слоя торговых людей. Обширная торговля на терри­тории, примыкающей к будущим границам Древнерусского государства, развивалась еще восточными славянами сів. до н. э. В устье Буга находилась одна из крупнейших торго­вых факторий Древней Греции — город-полис Олъвия. К форпостам греческой колонизации относилась Пантика - пея (Керчь и Фанагория, расположенные недалеко от бу­дущей Тамани). В этих местах, особенно в Ольвии, распо - латались хлебные склады, рыбные рынки, корабельные верфи. С берегов Понта (Черного моря) вывозили для про­дажи в других местах хлеб, рыбу, воск, мед, кожу, меха, шерсть, лошадей и рабов. Из заморских стран на рынки Крыма и близлежащих районов поступали на продажу: одежда, оливковое масло, вино, изделия из драгметаллов.

С наступлением эпохи Средневековья греческие коло­нии на границах будущего Древнерусского государства при­шли в запустение, и, в отличие от западноевропейского региона, здесь не образовывались в V—VII вв. молодые го­сударства, идущие по пути феодализации. Расселившиеся севернее восточнославянские племена, при отсутствии го­сударственности и недостаточном развитии производитель­ных сил, не имели денег в хождении и достаточно товаров, чтобы продавать и покупать их на деньги. Продолжалось Великое переселение народов, волны степняков накатыва­лись на редкие поселения восточных славян.

Но они не всегда находились в состоянии войны друг с другом. Торговля носила меновой характер (Т<-УГ). Древним русичам, уже с появлением государства в IX—X вв., пече­неги предлагали в обмен на хлеб, мед, воск крупный рога­тый скот, лошадей. При Великом князе Святославе русичи торговали в Переяславце Дунайском с купцами из Чехии и Венгрии. При этом использовались уже серебряные день­ги, полученные от торговых отношений с арабами и Визан­тией (диргемы). Новгородские купцы в это время торговали с балтами, ливами и другими.

Русичи, как и волжские булгары, уже тогда выступа­ли посредниками в торговле между Европой и Азией. Со­ставив определенную конкуренцию арабским купцам, этим самым они препятствовали завоеванию арабами европейс­кого рынка. Булгары к тому времени намного активнее, чем русичи, использовали такие водные артерии, как Волга и Шексна, чтобы продвинуться на ладьях вверх, к северо - западу для закупки мехов. Доходили они и до Киева через Мордовию. Торговлю арабов и булгар с русичами, мордвой и другими называли "немою". Обе стороны не знали языка друг друга, поэтому одни молча клали товары и уходили, другие приносили свои изделия для обмена. В случае обо­юдного согласия торг ("мена") свершался. Это также сви­детельствует об отсутствии в то время денег на Руси.

В договоре Великого КНЛЗЛ Владимира, будущего крес­тителя Руси, с булгарами в конце IX в. впервые говорится о купцах как "отдельном разряде людей в городах". Это ценное свидетельство раннего генезиса купечества на Руси.

Владимир Святой уже понимал выгоду торговли для княжеской казны и попытался впервые в экономической истории Руси упорядочить ее. В том же договоре он обязы­вает булгар покупать товар не в селах боярских вотчин (одновременно подтверждается начальный процесс феода­лизации), а в городах. Таким образом, первоначально тор­говля проводилась бессистемно, каждый, кто имел изли­шек собственности, сбывал его. Можно сделать и второй вывод: в домохозяйствах свободных смердов, у ремеслен­ников проявляется уже в конце X в. товарность производ­ства в виде наличия излишков продукта и изделий.

Сразу с воцарением Олега в Киеве в качестве Велико­го князя "со дружиною", отмечает Константин Багрянород­ный, славяне окрестных племен стали рубить в лесах лод­ки-однодеревки и спускать их по Днепру в Киев на прода­жу. Факт этот свидетельствует, что Рюриковичи использо­вали Днепр для торговли на две стороны — со скандинава­ми к северу и с греками-византийцами к югу. Подчеркива­ется роль северных племен (новгородцев, северян, криви­чей) в торговле, дух предпринимательства проникает в среду полян (район Киева), древлян и т. д.

Таким образом, русичи в IX—X вв. явились также пер­выми посредниками в торговле между народами севера и юга Европы. Византийским купцам торговые люди с Руси предлагали: мед, воск, меха, невольников, эти товары цени­лись и в Переяславце Дунайском. Русичи обменивали их на золото, серебро (в виде товаров), вино, фрукты, лошадей из Венгрии.

Внешняя, особенно меновая, торговля свидетельство­вала о слабом развитии производительных сил в молодых государствах. То, чего не имели, можно было получить двумя путями: войной или разбоями, а также торговлей. Экономическая история свидетельствует: русские люди предпочитали второй путь. Товары на продажу формирова­лись из двух источников:

1) дани с подвластных племен;

2) охотничьих трофеев в виде мехов и меда от диких пчел.

В IX—X вв. Древнерусское государство освоило три торговых пути:

1) "из варяг в греки" — в Скандинавию и Византию по Днепру;

2) в Волжскую Булгарию — к устью Дуная.

3) на восток — в Хазарский каганат.

Русы на лодьях входили из Азовского моря в устье Дона, поднимались вверх по реке до пограничной хазарс­кой крепости Саркел или Белая Вежа, перетаскивали здесь суда на сушу и, пройдя с ними небольшой волок до Волги, спускались к столице хазар Итилю, что располагалась вблизи нынешней Астрахани. Хазары интересовались меха­ми, жены хазарских каганов (князей, царей) первыми вве­ли в моду на Востоке шубы, подбитые русскими горностая­ми или соболями. Покупали хазары и рабов из числа плен­ных, попадавших к русичам. В обмен они отдавали дорогие камни, бисер, изделия из золота и серебра (цепочки, оже­релья, запястья, кольца, булавки, пуговицы, бляхи для украшения не только одежды, но и конской сбруи), шел­ковые, шерстяные и бумажные ткани, о вощи, пряности ь вино. Перечень этот интересен не только широким ассор­тиментом товаров с Востока, которые доставались воин ственным хазарам часто во время набегов. Интересно дру гое — чуть ли не впервые в источниках называется цена н;

Отдельные товары в арабских дергемах. В то время они шли не только как средство платежа, но и как средство накопления богатства, как товар. Серебряные дергемы использовали на украшения, передавались по наследству, закапывались в землю в виде клада. Но часть этих монет переходила в княжескую казну, шла на оплату дружинни­кам, поэтому деньги эти часто находили позже в виде кла­дов (на пути следования в Скандинавию).

Наибольшее торговое значение в IX—XII вв. имели, древнерусские города Новгород и Киев, находившиеся ввер­ху (север) и внизу (юг) главного торгового пути "из варяг в греки". В этих городах купцы устраивали склады товаров, находившихся в обороте. Новгородские купцы издавна де­лились условно на две "сотни": "гостей", торговавших с заморскими странами, и просто купцов, торговавших внут­ри страны.

Эти "сотни" в разное время насчитывали до 400 и бо­лее человек. Иногда отмечается, что владения Великого Новгорода простирались от Финского залива до Уральских гор. Но это не были официальные владения земли Новго­родской. Действительно, отряды новгородских ушкуйников доходили до Уральских гор, но, собрав дань или отняв то­вары силой у местных племен угрофинской языковой груп­пы, опять уходили. В любом случае новгородским купцам было что продавать и без товаров из Киева. Они часто са­мостоятельно торговали со странами и народами, прожи­вавшими на берегах Балтики. Известен договор, заключен­ный при Ярославе Мудром в 1195 г. между новгородцами, немцами и голландцами. Немецкие купцы, приезжавшие туда, разделялись на гильдии морских и сухопутных куп­цов. В летописях тоже указывалось, что "варяги", т. е. ино­странные купцы, приходили в 1201 г. в Новгород "го­рою" — сухопутным путем. Те и другие делились на "зим­них", которые приезжали осенью и зимовали в Новгороде, после их отъезда за море весной на смену им приезжали "летние" купцы. По договору за убийство немецкого купца

Штраф (вира) взимался в 10 гривен серебром. Немецких куп­цов в Новгороде, а новгородцев в немецкой земле нельзя было сажать в тюрьму. Торговля с западноевропейцами осу­ществлялась в целях взаимной выгоды при соблюдении вза­имного уважения, т. е. в те времена не нужно было "про­рубать окно" в Европу, "двери" для торговых отношений были "широко открыты".

Новгородские купцы "живали в большом числе в Кие­ве", имели свою церковь около торговой площади. Они по­купали на киевских складах византийские товары и с выго­дой продавали их в Северо-Западной Европе.

Любопытен факт отсутствия в исторических источни­ках сведений о пребывании греческих (византийских) куп­цов в Киеве. Видимо, опасаясь плавания по Днепру, окру­женному степями (и степняками), они предпочитали встре­чаться с русскими купцами в Константинополе. Кроме нов­городцев и киевлян, заграничной торговлей занимались жи­тели Смоленска, Полоцка и Витебска, которые торговали с Ригой и жителями Готского берега Балтийского (Варяжс­кого) моря. Известные европейские путешественники Пла - но-Карпини и Рубруквис отмечали в своих записках, что в Киев, даже после страшного его разгрома татаро-монго­лами в 1240 г. приезжали итальянские и турецкие купцы, жили там "гости" из Вены, Эмса и иных мест Западной Ев­ропы.

Сведения о торговых операциях перемежаются данны­ми о торговых пошлинах. За взвешивание товаров плати­ли с 24 пудов товара "куну смоленскую" (денежная едини­ца). При покупке драгметаллов немецкий[19] купец уплачи­вал: за гривну золота "ногату"; за гривну серебра — две "векши" (денежные единицы); за серебряный сосуд — "куну". В то же время сообщается, что иностранцы не платили ссудных пошлин ни князю, ни тиуну (см. о деньгах гл. 11).

Расширению в IX—XIII вв. торговых связей русичей с другими странами способствовал ряд обстоятельств: чрез­вычайно выгодное положение Руси между Европой и Азией; временное затишье на Балтийском море, из-за прекраще­ния набегов норманнов на соседние территории; активиза­ция товарно-денежных, рыночных отношений северогер­манских городов, образовавших позднее Ганзейский союз; удобство водных путей сообщения (на Русской равнине было много полноводных рек и озер), перемещать "волоком" на недлинные расстояния сравнительно небольшие лодки было по силам торговым людям и их помощникам; особенно при­влекали иностранцев "уживчивый характер русичей; их веротерпимость"; "расположение к иностранцам, готовность уступить им разные выгоды".

Гораздо большую опасность представляли половцы, грабившие торговые суда киевлян по Днепру. Препятстви­ем для внутренней и внешней торговли служили также на­чиная с XII в. усобицы, войны между княжествами на Руси. Социально-политическая раздробленность подрывала эко­номику Древнерусского государства.

В 1161, 1203, 1215 гг. во время межкняжеских смут сильно пострадали новгородские и киевские купцы, у ино­странцев — "гостей" тоже отняли половину товаров. Учи­тывая менталитет населения Западной Европы, рано всту­пившего на путь товарно-денежных отношений и уверенно продвигающегося к рыночной экономике, нельзя не отме­тить ряд особенностей во взаимоотношениях с торговыми людьми на Руси. Внутренние войны между княжествами в условиях нарастания социально-политической раздроблен­ности несли голод и разорение населению Руси. Во время сильного голода на Новгородчине в 1231 г. немецкие купцы привезли сюда много хлеба и "дешево продали". Факт этот подчеркивает, как сильно торговцы из Западной Европы были заинтересованы в развитии мирохозяйственных свя­зей с Русью, даже накануне нашествия Орды.

Известно, что Новгород и Псков были в числе немно­гих городов на Руси, не разоренных ордынцами. Сказалось следующее: их удаленность от Киева, Смоленска и других городов; отсутствие хороших сухопутных дорог для татар­ской конницы (водным транспортом они избегали пользо­ваться); дипломатия Александра Невского, бывшего князя Новгородского. И вот через 30 лет после падения Киева и усиления Северо-Восточной Руси, в 1270 г., новгородцы зак­лючают договор с купцами Любека, Готского берега и Ри­гой, им предоставлены три "сухих берега" на своей земле и четвертый, "водяной". Во второй половине XIV в. было зак­лючено еще два договора. Любопытны условия торговли, определенные этими документами: запрещалось ввозить иностранных товаров на сумму свыше 1000 жарок сереб­ром; запрещалось ввозить поддельные сукна; не рекомен­довалось брать товар у русских в кредит (видимо, не на­деялись в условиях Орды на их кредитоспособность); роз­ничная продажа разрешалась лишь детскими товарами (Kindern) и т. д.

В XIV в. уже не использовали прежний главный торго­вый путь по Русской Восточно-Европейской равнине "из варяг в греки". Купечество с заинтересованных сторон учи­тывало исторические реалии: пока ордынцы окончательно не будут изгнаны с исконно русских земель, нельзя свобод­но торговать на всей ее территории.

Благоприятные условия для торговли появляются с со­зданием единого Русского централизованного государства, с формированием единого Всероссийского рынка. Поэтому именно отечественное купечество больше других эконо­мически было заинтересовано в политической свободе рус­ских земель и их объединении. И любыми доступными им средствами они помогали этому процессу.

Но неиспользование активно Днепра для торговли не означает, что она не развивалась в других городах, кроме Новгорода. Примерно через 30—40 лет после разорения

Киева купцы начали активизироваться в других местах. Чтобы выжить, русские люди стали больше заниматься охотой и рыболовством, потихоньку возрождалось ремес­ленное производство, появлялся излишек продуктов и изделий. В 1284 г. Смоленск заключает торговый дого­вор с Ригой, где основным условием было "не препятство­вать взаимной торговле". Подписали его послы от магист­ра из Риги (которая была основана немцами в 1202 г.), куп­цы из других германских земель — Брауншвейга и Мюн - стера.

Более подробно о структуре ввоза и вывоза товаров можно судить на основании договора "о свободной торгов­ле между двумя городами", заключенного в Полоцке в 1407 г. с Ригой. После Куликовской битвы начался замет­ный экономический подъем в Московской Руси, русичи предлагали на продажу (вывоз): меха и кожи; щетину и сало; мед и воск. Продавали домашний скот, что свиде­тельствует об определенном уровне развития скотоводства. Перепродавали, купив у восточных купцов оружие, шелк, жемчуг.

Немецкие купцы привозили на продажу в Полоцк, где видимо, действовали (как и в Новгороде) сезонные ярмар­ки, хлеб и соль, сельдь, копченое мясо, медь, олово, серу. Из металлоизделий большим спросом пользовались иголки. Для "белого" и "черного" духовенства очень нужен был перга­мент — для написания летописей, церковных книг и пере­продажи князьям для составления различного вида грамот. Большим спросом пользовалось сукно, полотно, пряжа, зо­лото, серебро, сердолик, жемчуг, а также заморские вина и пиво.

Анализ ассортимента ввозимых товаров наводит на ряд размышлений. До пришествия ордынцев Русь сама (в от­дельные годы) вывозила хлеб, теперь нужно было подни­мать разоренное сельское хозяйство (это удастся сделать лишь к 1450—1550-м гг.). Солью торговали (на мену) еще восточно-славянские племена, видимо, теперь запасы при­родной поваренной соли уже начали истощаться; можно объяснить покупку соли и прекращением временно, в XII— XIV вв., ее добычи. Полотна тоже изначально производи­лись на Руси в сельской местности кустарным способом. Но с наступлением в Западной Европе "века мануфактур" и с ростом народонаселения на Руси возрос спрос не только на полотно, но и на сукно и пряжу. До середины XVIII в. бу­дет присутствовать спрос на медь, олово и свинец, потом они станут добываться в петровские времена на отечествен­ных рудниках.

Немецкие купцы в те времена в Псков везли: хлеб, вино, овощи.

В XV в. в Киев зачастили купцы из Польши, Австрии, Византии, Генуи, Венеции. Они стремились восстановить ослабленные в XIII в. экономические связи.

Князья Юго-Западной Руси, развивавшейся в XII— XVI вв. отдельно от остальной Руси, не хотели терять ро­довые корни, понимали роль торговых отношений с Моско­вией. В 1320 г. Галицко-Волынский князь Андрей Юрьевич звал себя: Dux Ladimiriae et dominus Russiae. Но, возмож­но, присваивая себе подобный титул, князя Русского, князь Андрей поддерживал мечты Гедиминовичей на подчинение Московии. С этим княжеством торговали поляки и немцы. Галицкие и Волыно-Подольские купцы торговали также с Молдавией, Бессарабией и Венгрией.

Местом сбора купцов, заинтересованных в черноморс­кой торговле стал Судак (Солдайя) на Крымском полуост­рове, здесь собирались купцы из Московии и Турции. Е Крыму надолго обосновалась часть Золотой Орды — Крым­ское ханство. Купцы-русичи привозили в Судак дорогие мехе и другие товары. Крымским татарам платили с каждой те­леги пошлину: если везли ткани, то две штуки (свертка) < телеги. Восточные "гости" привозили шелковые и бумаж­ные ткани, пряности.

Волжский торговый путь использовался в XIII— XV вв. значительно реже, так как татары захватывали и грабили суда с товарами.

Трудно проходила торговля в Нижнем Новгороде — сюда купцы приплывали на различных судах (паузках, кар­басах, лодьях, учанах и стругах) из разных городов Руси и соседних стран. Но в XII — начале XIV в. они часто под­вергались грабежу со стороны степняков и ушкуйников из новгородской земли. Лишь с образованием Русского центра­лизованного государства здесь на базе богатого Макарьев - ского монастыря сформировалась Макаръевская ярмарка. Этой ярмарке, ставшей позднее Нижегородской, суждено было стать важной составной частью рыночной инфраструк­туры России.

Москва становится постепенно одним из торговых цен­тров Руси с середины XIV в. С 1355 г. сюда стали приезжать купцы-сурожане (из Судака). Видимо, до Судака дошла молва об экономическом укреплении Московского княже­ства. В 1389 г. здесь широко известно было подворье ар­мянского купца Авраама. К концу XIV в. в Москву зачасти­ли купцы из Литвы.

В XIV в. дважды в год проводятся ярмарки в Вильно, куда приезжали и купцы из Московии. В наиболее крупных городах Северо-Восточной Руси, затем в Московии каждое воскресенье проводились торги, т. е. ярмарки местного и регионального значения, ведущие родословную еще от тор - жков IX—X вв. в Древней Руси. Таким образом, торжки — торги — ярмарки как составная часть рыночной инфра­структуры, зародившись в IX—X вв., активно развива­ются в XIV в. Право беспошлинной торговли получают мо­настыри, в первую очередь Троице-Сергиева лавра. Эконо­мически сильными были монастыри Константиновский и Ма - карьевский.

Тесно были взаимосвязаны ремесло и торговля. С кон­ца XIV в. на Руси растет каменное строительство церквей, монастырей, городских, кремлевского типа, укреплений. Иконописцы Даниил Черный, Феофан Грек, Андрей Руб­лев принимают непосредственное участие в создании ше­девров мировой архитектуры и искусства, расписывая церкви Рождества Богородицы в Москве, Богородицы Владимирс­кой, Московского Андроникова монастыря и т. д. Для стро­ительства и украшения этих и многих других церковных сооружений требовались разнообразные материалы, постав­ку которых организовывали купцы — они закупали олово и медь, золото и серебро, драгоценные камни и жемчуг. Мно­го меди требовалось для литья колоколов, а для написания икон — множество разнообразных красок и дерево разных пород, драгоценные камни для украшения окладов.

Но в особенно больших объемах требовались строи­тельные материалы, в доставке которых тоже принима­ло участие купечество. Строительный "бум", начавшийся на Руси в преддверии и после Куликовской битвы, означал не только духовный, но и материальный подъем. Возведе­ние христианских святынь способствовало сплочению на­рода, выработке единой идеологии, единой национальной идеи.

Русское купечество не только торговлей и доставкой различных товаров помогало в развитии этих процессов Купцы вкладывали большие деньги в создание русской го­сударственности, ссужая в долг или отдавая безвозмездно огромные суммы Великим князьям, царям, позднее импе­раторам Российской империи. Купечество впереди всех со­словий шло в первоначальном накоплении капиталов для развития рыночной экономики. Многие купцы стали в XVII—XVIII вв. предпринимателями: мануфактурщиками и заводчиками.

Они помогали и Русской Православной Церкви, делаь громадные пожертвования, выступая в роли благотворите­лей.

Итак, с превращением в товар результатов челове­ческого труда и появлением денег торговля становится отличительной чертой генезиса товарно-денежных отно­шений.

Функции торговли, исходя из особенностей экономи­ческой истории Руси — России, наиболее ярко прояви­лись начиная с XV в. Но уже с самого зарождения россий­ской цивилизации и оформления государственности тор­говля стала связующим звеном: между развивающимся сельским хозяйством и промышленностью на ее первом этапе — ремесленном производстве; между городом и де­ревней; между отдельными регионами внутри страны, в течение первых нескольких веков это означало связь между северными и южными областями; между Русью и други­ми странами.

До XV—XVI вв. основными торговыми путями были: водный путь из "варяг в греки"; сухопутный путь в Север­ную Европу из Новгорода, Пскова, Полоцка и далее морем через Балтийское море; торговля с помощью торговых го­родов в Крыму с западными и восточными соседями; очень опасный Волжский путь — через Итиль — по Каспийскому морю в арабские страны; менее известным было пятое, су­хопутное, направление торговли из Киева в Чехию, Поль­шу, Западную Германию.

С помощью этих путей реализовались возможности для внешней торговли и приобретения недостающих товаров.

К концу XIV — в XV в. с углублением специализации ремесел растут и рыночные связи внутри Московского го­сударства. Крестьянам и ремесленникам, промысловикам, крупным земельным собственникам с их разветвленным вот­чинным хозяйством, а также монастырским вотчинам было чем обменяться друг с другом и приобрести различную про­дукцию. Формами внутренней торговли все отчетливее выступали:

1) торговля вразнос (с помощью бродячих торговцев) между деревнями и местечками. Такая форма торговли про­явилась и в средневековой Европе. Обмен товарами при этом происходил на Руси с помощью предшественников метал­лических денег, их эквивалента: скота и мехов. Использо­вали деньги иностранного производства: "диргемы" с Вос­тока и талеры с Запада и первые русские металлические монеты;

2) одновременно зарождаются торжки, затем и сезон­ные ярмарки у стен больших монастырей, в крупных горо­дах и в селах.

На первом месте в торговле между разными региона­ми Московии в XIV в. по-прежнему оставались такие про­дукты питания, как хлеб и соль. Хлеб, в основном рожь, везли на продажу из Московского и Владимиро-Суздальс - кого районов, а соль — из Галича, Сольвычегодска, Усо - лья. Активная торговля внутри страны стала развиваться с присоединением к Московии в 1472 г. Перми (Западный Урал); в 1478 г. — Великого Новгорода; в 1485 г. — давне­го соперника Москвы — Твери; в 1489 г. — Вятки и в 1510 г. — "брата" Великого Новгорода — Пскова. Объеди­нение в единое Московское государство таких важных в экономическом отношении регионов содействовало реше­нию назревших задач:

1) формированию централизованного Русского государ­ства;

2) становлению Всероссийского рынка.

Первая из задач была решена в середине XVI в. под патронажем Ивана IV, решение второй задачи произошло в XVII в. при царе Алексее Михайловиче Романове. В ито­ге в конце XVI в. в Русском государстве окончательно фор­мируется новое сословие — купечество, которое офици­ально объединяется в две "сотни": гостиную — для тор­говли с другими странами и суконную — для внутренней тор-говли.

Теперь на внутреннем рынке России торговали хле­бом, солью, скотом, мясом, рыбой, медом, тканями, одеж­дой, кожевенными товарами.

Прокатившаяся в мире с началом Великих географи­ческих открытий "революция цен" в XVI в. достигла и Рос­сии. Страна всегда ввозила много серебра, а в Европе оно обесценилось. Поэтому и в Русском государстве цены на продукцию сельского хозяйства выросли в четыре раза, а на ремесленные изделия — вдвое. Это свидетельствует о развитии торгово-хозяйственных связей с другими страна­ми и проявлении взаимозависимости Русского государства и этих стран.

Даже к концу XVI в. ремесло и торговля на Руси пол­ностью не разделились. Ремесленники часто еще сами про­давали свои изделия, имели лавки в помещениях мастерс­ких, выходили в ярмарочные и базарные дни со своими товарами на продажу. И в XVII в. можно было еще встре­тить подобную картину. Лишь с развитием мануфактурного производства в XVIII в. окончательно подразделяются фун­кции производителей и продавцов, т. е. формируется пред­ложение, близкое по форме к мировым цивилизационным стандартам. Но по содержанию, т. е. наполнению рынка то­варами, оно таковым станет в России только в XIX в.

В XVII в. росла роль скупщиков деревенских товаров, особенно в местах появления рассеянных мануфактур тек­стильного производства.

Итак, в XV—XVI вв. торговля внутри Русского госу­дарства не была еще крупнооптовой, носила больше мел­кий характер, даже в ярмарочные дни. В ней участвовали представители разных сословий: крестьяне, ремесленники, ратные люди, духовенство и бояре через своих людей — управляющих, приказчиков.

На профессиональном уровне торговля внутри государ­ства проводится с конца XVI—XVII вв., с официальным по­явлением купеческого сословия в рамках единого центра­лизованного государства.

Во второй половине XVI в., как отмечал известный спе­циалист по экономической истории П. А. Хромов, купцов "гостиной сотни" в стране насчитывалось уже 400 человек. В таких семьях, как Строгановы, Евреиновы, капиталы со­ставляли от 20 до 100 тыс. рублей. Но главную роль в тор­говле вплоть до начала XVIII в. играли посадские люди (мелкие торговцы и ремесленники). В Москве в 1701 г. из 16 354 посадских дворов торговали в 6894 дворах. Данный факт свидетельствует, что несмотря на оформление гости­ной и суконной сотен, большую роль еще имела мелкая торговля.

Соборное Уложение 1649 г. стремилось защитить инте­ресы купечества и ограничить крестьянскую торговлю. Пра­вительство царя Алексея Михайловича посчитало, види­мо, что прибыль в казну больше поступает от организо­ванной купеческой торговли, чем от мелкой крестьянско - ремесленной. Но история страны показывает, что мелкая торговля "пережила" века, роль ее постоянно возрастала в периоды социально-экономических кризисов.

Внешняя торговля тоже активизировалась в XVI— XVII вв. Через Новгород и Псков, имевших тесные эконо­мические связи с северогерманскими городами Любеком, Гданьском и др., а также с Прибалтикой, Польшей и Че­хией, шли туда и обратно потоки различных товаров. Вы­возились следующие товары: меха, леи, воск, рыбий жир, ворвань (китовый жир), а также впервые широко вывози­лись металлоизделия. В Русское государство ввозили: тон­кие сукна, медь, свинец, олово, бумагу, драгоценности.

Традиционно, кроме торговых путей в Северную и За­падную Европу, русские люди поддерживали хозяйствен­ные связи со странами Востока и в отношениях с Крымом поступали по принципу "Лучше торговать, чем воевать".

Именно с XVI в. все большее значение приобретала государственная торговля. Государство имело монопо­лию на торговлю хлебом, шелком-сырцом, икрой, пенькой и другими товарами. Монополия на икру, к примеру, по­явилась с присоединением Поволжья, впервые в руках Руси оказался весь Волжский путь. Пенька заготавливалась в исконно русских районах Севера европейской части Рос­сии.

Англия — первая из крупных европейских стран уста­новила регулярные торговые отношения с Москвой через Белое море. В 1555 г. была создана Московская торговая компания, по инициативе капитана Ченслера. Это обстоя­тельство повлияло на строительство в 1584 г. в районе Северной Двины Архангельска, который стал главным мор­ским портом на севере России. Находясь примерно в 80 верстах от моря, на полноводной Северной Двине, Ар­хангельский порт принимал иностранные морские торго­вые корабли. Позднее здесь появилась судостроительная верфь, что тоже содействовало торговле. И лишь со стро­ительством в начале XVIII вв. Санкт-Петербургского порта Архангельск утратил статус главного морского порта Рос­сии.

С появлением Архангельского порта началось хозяй­ственное освоение Северного морского пути. Чрезвычайно активизировалась торговля со Швецией и Голландией. Че­рез Архангельск в XVII в. на северо-запад Европы поступа­ла пушнина, смола, деготь, лен, конопля, т. е. те товары, которые преимущественно заготавливались в северо-запад­ных районах европейской части России.

Объемы внешней и внутренней торговли России значи­тельно выросли в XVIII в. Объяснялось это рядом причин:

1) Петровские реформы позволили России победоносно провести Северную войну и получить выход к Балтийско­му морю;

2) со строительством в 1703 г. Санкт-Петербурга и присоединением Риги к России многократно выросли воз­можности для развития морской торговли с Западной Евро­пой;

3) впервые в экономической истории России был создан торговый флот;

4) строительство ряда каналов, в том числе Вышне­волоцкой водной системы, способствовало активизации тор­говли;

5) расширилось экономическое поле России с присое­динением в XVII в. Левобережной Украины и началом хо­зяйственного освоения Урала и Сибири, а во второй поло­вине XVIII в. — Крыма и Таврии;

6) в стране сформировалась система мануфактурного производства, т. е. совершен был переход от первой ко вто­рой стадии развития промышленности;

7) наблюдался и подъем сельскохозяйственного произ­водства;

8) правительством проводилась в жизнь экономическая политика протекционизма.

Накануне Петровских реформ, в XVII в., Москва ста­новится экономическим центром страны, превращается в торговую столицу. Из 34 уездов туда направлялись обозы с хлебом, из Украины пригоняли большие гурты скота, при­возили хлеб и сало. В конце XVII — в XVIII в. в Москву регулярно прибывал транспорт с металлом и металлоизде­лиями уральских мануфактур. Из Сибири поступала пуш­нина. Товары эти продвигались дальше, для продажи за гра­ницу или для перераспределения по другим регионам стра­ны. Кроме общероссийского значения Макарьевской ярмар­ки, в XVIII в. действовали Свенская (около Брянска), Ир - битская в нынешней Свердловской области, а также Киев­ская.

Изменилась в XVIII в. и структура не только вывоза, но и ввоза товара. Это объяснялось реалиями времени, хо­зяйственным освоением ряда регионов. Начали именно в XVIII в. вывозить для продажи за границу: лес, железо, сало, холст, юфть, парусину.

Прекратили ввозить: железо, оружие, но появились но­вые товары в ассортименте поступающих в страну: чай, кофе, сахар, краски, стекло, галантерея, расширяется ввоз пря­ностей.

Государственная политика в XVIII в. явилась катали­затором первоначального накопления капитала для осу­ществления промышленной революции и победы в буду­щем фабричной системы, для становления рыночной эко­номики.

Проявилось это не только в проведении государствен­ными структурами экономической политики меркантилиз­ма, но и в осуществлении протекционизма по отношению к отечественным предпринимателям, защите их интересов.

Протекционизм повсюду в мире явился составной ча­стью экономической политики меркантилизма, представи­тели этого направления проповедовали идею обогащения государства за счет внешней торговли. И оживление внеш­неторговой деятельности России в период петровских пре­образований соответствовало этим идеям, осуществлению их на практике. Еще в 60-х годах XVII в. по инициативе боярина A. JI. Ордин-Нащекина, первого экономиста Рос­сии, известного дипломата, был наложен запрет на бес­пошлинную торговлю иностранных купцов в России. Сде­лано это было по многочисленным' просьбам, поступав­шим от отечественных торговых людей. Если в 1646 г. от­менили беспошлинную торговлю с Англией, то в 1653 г. была введена в действие "торговая уставная грамота", на основании которой на иностранные товары при ввозе их в страну накладывались более высокие торговые пошлины. Венцом деятельности Ордин-Нащекина в этом направле­нии явился в 1667 г. "Новоторговый устав". По нему за­рубежным купцам разрешалось осуществление оптовой торговли в основном в приграничных городах. Этим самым государство установило монопольное право на внутрен­ние торговые операции лишь для отечественных купцов. Одновременно, в соответствии с политикой меркантилиз­ма, сокращался импорт и возрастал экспорт товаров.

Экономической основой для реализации подобных идей явилось бурное развитие мануфактурного производства в

России в XVIII в. и обретенный наконец выход к морям Выдающийся российский политэконом XVIII в. И. Т. По­сошков, выступая за дальнейшее развитие промышлен­ности и торговли, тоже проповедовал ограничение ввоза е страну иностранных товаров. В России была недостаточно развита национальная экономика, продукция ее отраслей часто не выдерживала конкуренцию с заморскими това­рами. Англия первой в мире осуществила промышленную революцию, поэтому ограничивали ввоз английских това­ров.

Таковы были особенности мирохозяйственных связей в XVIII в. Немного позже меркантилисты установили взаи­мозависимость торгового и промышленного капитала и не стали сосредотачивать внимание лишь на денежной форме капитала. Идеи эти развивали уже представители класси­ческой политэкономии — У. Петти, Адам Смит, Рикардо, физиократы.

Таким образом, в России в XVIII в. активно разви­вался не только частный торговый и промышленный ка­питал. Очень ярко проявило себя и государственное пред­принимательство в строительстве казенных мануфак­тур, кораблестроительных верфей, сооружении водока­налов и т. д. Доходы от подобной деятельности приносили значительные прибыли казне, их можно было использо­вать в целях технического прогресса и т. п. Накапливал­ся первоначальный капитал при расширении государ­ственного участия в торговых операциях, осуществле­ния государственной монополии на продажу тех или иных товаров.

Важным источником первоначального накопления ка­питала являлась налоговая политика. И. Т. Посошков в своей "Книге о скудности и богатстве" тоже рассматривал налоги как важнейший источник доходов государства.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ

Новая экономическая политика. Экономические дискуссии 1920-х гг

Весной 1921 г. партийно-правительственное руководство РСФСР наметило долговременную программу действий с целью выхода из жестокого социально-экономического кри­зиса. С созданием СССР в конце 1922 г. программа эта авто­матически продолжала действовать в …

Экономические реформы Нэпа

Реформирование экономики в стране началось с введе­нием уже весной 1921 г. вместо продразверстки продоволь­ственного налога. Отличительными его чертами были: прод­налог взимался в размере на 30—50% меньше, чем про­дразверстка, при этом …

Социалистическая индустриализация и коллективизация крестьянских хозяйств в 1930-е гг

Советская экономика в 1921—1928 гг. развивалась про­тиворечиво, но основная задача нэпа была выполнена: про­мышленное и сельскохозяйственное производство было в основном восстановлено до уровня 1913 г. Кризис хлебопоставок 1925/26 и 1927/28 …

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@inbox.ru
msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.