Думай и богатей

Блажен дающий

В активном бизнесе не обойтись без веры, уверенности и доверия. Поэтому мы соединили бы приятное с полезным, занявшись анализом тех событий, которые помогут нам лучше всего понять один из принципов, используемых промышленниками и бизнесменами. А именно: чтобы получить, надо прежде отдать.

Случай, выбранный для иллюстрации этого принципа, относится к 1900 году, когда была создана корпорация «·найтед Стейтс Стил». Читая о нем, держите в голове основные факты, дабы понять, какие же идеи были обращены на пользу дела и принесли несметные богатства.

История образования корпорации весьма поучительна для тех, кто не устает удивляться огромным состояниям. Если у Вас все еще есть сомнения в том, что, думая, человек рано или поздно преуспеет, эта история развеет их. Ибо Вы сами увидите, как воплотилась в жизнь большая часть принципов этой книги.

Прекрасное описание силы идеи дал Джон Лоуэм в «Нью‑Йорк Уорлд Телегрэм», на страницах которой было напечатано следующее: «Великолепная послеобеденная речь о миллиардах долларов».

…Вечером 12 декабря 1900 года, когда около восьмидесяти финансовых воротил Америки собрались в Университетском клубе на Пятой авеню на банкет, устроенный в честь молодого человека с американского Запада, едва ли многие из них догадывались, что Являются свидетелями одного из значительных эпизодов в истории промышленности США.

Дж. Эдвард Симмонс и Чарльз Стюарт Смит, безмерно польщенные гостеприимством Чарльза М. Шваба во время их недавнего визита в Питтсбург, дали обед с целью ввести тридцативосьмилетнего «специалиста по стали» в общество банкиров «восточной группы». Но они никак не ожидали, что он обратит в бегство все собрание. Правда, кое‑кто предупреждал, что души этих напыщенных ничтожеств из Нью‑Йорка не выносят блистательного красноречия и что, если мистер Шваб не хочет наскучить всем этим Стиллмэнам, Вандербильдам и прочим, пусть ограничится двадцатью, а лучше пятнадцатью минутами вежливого трепа и не будет придавать ему никакого значения.

Даже Джон Пьерпонт Морган, «особа, приближенная к императору», намеревался удостоить общество своим присутствием лишь на короткое время. Что касается прессы и общественности, то это событие прошло для них незамеченным и на следующий день никакого упоминания о нем в печати не было.

Итак, двое хозяев и их выдающиеся гости поедали, как обычно, обед из семи – восьми блюд. Между ними завязалась какая‑то беседа, но о чем они говорили, так и не стало известно. Мало кто из банкиров и брокеров встречались раньше с мистером Швабом, чья карьера расцвела на берегах Мононгахилы, и никто не знал его достаточно хорошо. Но не успел вечер закончиться, как все пришло в движение и корпорация «·найтед Стейтс Стил» (дитя на миллиарды долларов) была зачата.

История, конечно, много потеряла от того, что никому не пришло в голову записать речь Чарльза Шваба на том обеде. Пусть она была совершенно невыразительна, даже неграмотна (ибо Языковые изыски никогда не волновали нашего оратора), но зато полна острот и пронизана умом. Однако оставим это. Главное, она имела неожиданный эффект, притянув к себе капитал в пять миллиардов, который олицетворяли присутствующие. После того как Ч. Шваб закончил речь и все еще находились под ее впечатлением – хотя говорил он всего‑то девятнадцать минут, – Дж. П. Морган увлек оратора в уединенную нишу возле окна, где, сидя в неудобных позах, свесив ноги с высоких сидений, они беседовали еще целый час.

Магия личности мистера Шваба заработала на полную мощность, но несравнимо важнее было то, что он развернул законченную, Ясно очерченную программу по увеличению выпуска стали. Многие дельцы пытались заинтересовать Моргана идеей создания стального треста по образцу объединений, выпускающих бисквиты, проволоку и обручи, сахар, каучук, виски, масло и жевательную резинку. Джон У. Гэйтс, известный своими аферами, особенно надоел мистеру Моргану, но тот не доверился и ему. Братья Мур, биржевые маклеры из Чикаго, сумевшие «склеить» спичечный трест и корпорацию по производству печенья, тоже приставали к Моргану, но потерпели неудачу. Элберт Х. Гэри, провинциальный юрист‑ханжа, пытался обделать дельце, но не был достаточно убедителен, чтобы произвести какое‑нибудь впечатление на финансиста. И пока красноречие мистера Шваба не подняло Дж. П. Моргана на такую высоту, с которой он смог увидеть свою выгоду от требующегося финансового обеспечения проекта, он рассматривал его как бред сумасшедшего, стоивший не дороже спичечного коробка.

«Финансовый магнетизм», который в прошлом поколении начал привлекать тысячи малых и неэффективных фирм к созданию длинных конкурентоспособных цепочек и комбинаций из разных компаний, получил распространение и в сфере стального производства благодаря плану Джона У. Гэйтса, этого веселого пирата в бизнесе. Он уже организовал компанию «Америкэн Стил энд Уайер» из цепочки небольших фирм и создал вместе с Морганом компанию «Федерал Стил».

Но по сравнению с гигантским трестом, организованным Эндрю Карнеги по вертикали, с участием 53 партнеров, все остальные комбинации считались пустяковыми. Вы можете комбинировать сколько угодно в свое удовольствие, но на предприятии Карнеги это никак не отразится, что Морган и понимал.

Чудаковатый старик шотландец (Карнеги) с высоты великолепия своего замка Скибо смотрел сначала с восхищением, а затем и с возмущением на попытки маленьких компаний Моргана влезть в его дело. Когда эти попытки стали совсем уж бесцеремонными, старик начал склоняться к мести и воздаянию. Он задумал воспроизвести промышленную сеть, аналогичную сети своего конкурента. До сего времени его не интересовали ни проволока, ни трубы, ни обручи, ни листовое железо. Наоборот. Он хотел продавать таким компаниям необработанную сталь и дать им возможность делать то, что они сочтут нужным. Теперь, когда Ч. Шваб становится его первым заместителем, он рассчитывал прижать соперника к стенке.

…Так случилось, что в речи Чарльза М. Шваба и мистер Морган увидел решение своей комбинации. Трест без Карнеги – самый большой из всех подобных – стал бы вовсе не трестом, а, как выразился один писатель, сливовым пудингом без слив.

В своей речи ночью 12 декабря 1900 года Шваб исходил из предположения – но не из гарантий, – что широчайшая предприимчивость Карнеги может быть подведена под крышу Моргана. Он говорил о мировом будущем стального производства, о реорганизации и рентабельности, сломе неэффективно работающих фабрик и концентрации усилий на процветающих хозяйствах, об экономии на транспортировке металла, управляющем и административном персонале, а также о захвате иностранных рынков сбыта.

Но больше всего Чарльз Шваб говорил пиратам бизнеса о том, в чем, по его мнению, заключалась ошибка их пиратской деятельности. Он пришел к выводу, что главные их цели – создание монополий, взвинчивание цен и извлечение сверхприбылей – недальновидны. Ибо такая политика ограничивает рынок и рассчитана лишь на период промышленной экспансии. Он утверждал, что дешевая сталь создаст долгожданный рынок, что будут изысканы новые области применения стали и это позволит захватить значительную часть мирового рынка. Фактически, хотя он и не подозревал об этом, Ч. М. Шваб был «апостолом» производства продукции массового спроса.

Так закончился обед в Университетском клубе. Дж. П. Морган вернулся домой, обдумывая радужные прогнозы Ч. М. Шваба. Шваб отправился в Питтсбург спасать стальной бизнес от «крошки Карнеги», тогда как Гэри и другие вновь оказались у биржевых аппаратов, передающих котировки ценных бумаг, в ожидании дальнейших шагов.

И они не замедлили последовать. Мистеру Моргану понадобилось около недели на то, чтобы переварить лакомые предложения мистера Шваба. Поистине это было пиршество! Когда он убедился, что финансового несварения не произойдет, то сразу же послал за молодым человеком – и нашел, что тот довольно застенчив. Как предупреждал Ч. М. Шваб, мистеру Карнеги может сильно не понравиться, что президент его треста, которым мистер Шваб, кстати, Являлся, флиртует с королем Уолл‑стрит, на которую мистер Карнеги решил никогда не ступать ногой. Тогда Джон У. Гэйтс, привлеченный к этому делу в качестве посредника, предложил Ч. М. Швабу в определенное время «оказаться» в отеле «Бельвью» в Филадельфии, с тем, чтобы и мистер Морган мог случайно «очутиться» там же. Но когда мистер Шваб приехал в Филадельфию, Дж. П. Морган неожиданно заболел и вынужден был остаться в своем доме в Нью‑Йорке. Поэтому Ч. М. Шваб, которого так настойчиво приглашали, вернулся в Нью‑Йорк и вскоре появился в дверях знаменитой библиотеки финансиста.

Историки экономики нынче с профессорской деловитостью утверждают, что вся эта пьеса от начала до конца была задумана самим мистером Карнеги: и обед в честь Ч. М. Шваба, и великолепная речь, и ночная беседа с Дж. П. Морганом – все Якобы инсценировал хитрый шотландец. Однако все было с точностью до наоборот. Когда Ч. М. Шваб был приглашен к Дж. П. Моргану для обсуждения дела, он еще не мог предугадать, как отнесется его «маленький босс» (так прозвали Эндрю Карнеги) к предложению о продаже компании. Особенно если учесть, что речь шла о продаже компании той группе бизнесменов, к которым мистер Карнеги относился так, как священник относится к нечестивцам. Но мистер Шваб, когда подошло время решающего разговора, прихватил с собой красиво выписанные на шести страницах столбики цифр, которые в конце концов убедили Карнеги в реальности получения огромных доходов от продажи каждой из компаний по производству стали.

И неудивительно! Ибо над этими цифрами всю ночь ломали головы четыре человека. Главным участником совещания был, естественно, мистер Морган, со своей стоической верой в божественную силу денег. С ним пришел Роберт Бэкон, его аристократический партнер и ученый муж. Третьим был Дж. У. Гэйтс, которого Дж. П. Морган презирал как афериста, но использовал как орудие для достижения своих целей. И наконец, Ч. М. Шваб, знавший о процессах создания и продажи стальных компаний больше, чем кто бы то ни был из смертных. Собственно, цифры, привезенные из Питтсбурга, ни разу не подвергались сомнению. Если мистер Шваб говорил, что такая‑то компания стоит столько‑то, значит, так оно и было, не больше и не меньше. Он также настаивал на том, чтобы в объединение включались только те концерны, которые он назовет. Он задумал корпорацию, в которой не было бы дублирующих друг друга производств, однако совсем не для того, чтобы потрафить аппетитам своих новых друзей, желавших переложить все финансовое бремя на широкие плечи Дж. П. Моргана.

Когда занялась заря, мистер Морган встал и расправил спину. Оставался только один необсужденный вопрос. «Как Вы думаете, сумеете ли Вы убедить Эндрю Карнеги продать компании?» – спросил он. «Я попытаюсь», – ответил Ч. М. Шваб. «Если Вы убедите его, Я гарантирую все остальное», – сказал Дж. П. Морган.

Сказано – сделано. Но решится ли Эндрю Карнеги на сделку? И сколько может запросить? (Мистер Шваб полагал, что около 320 миллионов долларов). И что он потребует в качестве платы? Обычные или привилегированные акции? Закладные? Наличные? Никто бы не смог собрать наличными треть миллиарда долларов.

В один прекрасный морозный Январский день на лужайке для гольфа в Уэст‑Честере встретились для игры Эндрю, закутанный в свитер, и Чарли, болтающий, по обыкновению, без умолку для поднятия духа. Но до тех пор, пока они не вернулись в уютный теплый коттедж мистера Карнеги, о деле никто и не заикнулся. Однако в тепле, когда Э. Карнеги расслабился, отдыхая, Ч. Шваб с той же убедительностью, которая буквально загипнотизировала 80 нью‑йоркских миллионеров, заговорил об обещающих перспективах комфортного ухода из большого бизнеса «на пенсию», о неслыханных богатствах, способных удовлетворить самые непредсказуемые прихоти старого человека. И Э. Карнеги капитулировал! Он написал цифру на листочке бумаги, протянул его Швабу и сказал: «Идет! Вот за какие деньги мы продадим их!»

Цифра эта составляла около 400 миллионов долларов, то есть была сопоставима с той, которую мистер Шваб называл мистеру Моргану. Недостающие 80 миллионов долларов на самом деле учитывали повышение цен на недвижимость за прошедшие два года.

Позднее, на палубе трансатлантического судна, шотландец с сожалением признался Дж. П. Моргану, что мог бы запросить у него на 100 миллионов долларов больше. И тот весело ответил: «Если бы Вы попросили, Вы получили бы их наверняка».

Разумеется, по поводу этого события был великий шум. Британский корреспондент телеграфировал, что весь деловой мир, связанный с производством и продажей стали, «устрашен» гигантской корпорацией. Президент Йельского университета мистер Хадли заявил, что, несмотря на антитрестовскую политику, в стране в ближайшие двадцать пять лет появится новый король. И знаменитый биржевой маклер мистер Кин создал свое дело благодаря тому, что, играючи, толкнул новые акции на бирже – приблизительно за 600 миллионов долларов, да и все эти «парни», от мистера Гэйтса до мистера Гэри, не остались без солидного куша.

Тридцативосьмилетний Чарльз Шваб сорвал свой банк. Он стал президентом новой корпорации и сохранял над ней контроль до 1930 года.

Думай и богатей

Учиться никогда не поздно

В Америке лучшая в мире система бесплатных школ. Но вот Вам одно из самых странных свойств человеческой психологии – ценным считается лишь то, за что нужно платить. Свободные школы Америки …

Двадцать восемь вопросов тет‑а‑тет

1. Добился ли Я тех целей, которые ставил перед собой в этом году (Вы можете ежегодно ставить себе какую‑нибудь задачу как часть Вашей самой главной цели в жизни)? 2. Смог …

Стимулы сознания – не по Заратустре

Человеческое сознание откликается на стимулы, которые «возбуждают» его, доводят до состояния высокого напряжения мысли, знакомого нам по словам «энтузиазм», «творческое воображение», «страстное желание». Лучше, охотнее всего сознание откликается на следующие …

Как с нами связаться:

Украина:
г.Александрия
тел./факс +38 05235  77193 Бухгалтерия
+38 050 512 11 94 — гл. инженер-менеджер (продажи всего оборудования)

+38 050 457 13 30 — Рашид - продажи новинок
e-mail: msd@msd.com.ua
Схема проезда к производственному офису:
Схема проезда к МСД

Оперативная связь

Укажите свой телефон или адрес эл. почты — наш менеджер перезвонит Вам в удобное для Вас время.